Автор: Aly Song |Источник: REUTERS

САНШАЙН-КОСТ. В начале года, когда Covid-19 свирепствовал в китайском городе Ухань и начал охватывать Запад, я предупреждал, что этот кризис, скорее всего, будет воспроизведён в значительной части развивающегося мира, причём с серьёзными долгосрочными последствиями для всех нас. К сожалению, этот прогноз оказался верен.

По состоянию на середину октября Индия вот-вот обгонит США и станет страной с наибольшим общим количеством случаев Covid-19, а в Латинской Америке было зафиксировано больше смертей от этой болезни, чем в любом другом регионе мира. Всемирный банк предупреждает, что только в этом году пандемия может столкнуть в крайнюю нищету около 50 миллионов человек в Азии и около 30 миллионов в Африке. Если данный прогноз сбудется, это будет первый случай за два с лишним десятилетия, когда глобальный уровень крайней нищеты возрастёт.

Кризис Covid-19 ускорил и другие тревожные сдвиги, начавшиеся ранее, в том числе эскалацию напряжённости между США и Китаем, усиление протекционизма, экономическое восстановление с опорой на углерод, что грозит отбросить мир назад в борьбе с изменением климата. Все эти тенденции ещё больше затруднят реализацию допандемической повестки развития.

На глобальном уровне задача заключается в том, чтобы всюду гарантировать защиту уязвимых групп населения. Если этого не сделать, мы окажемся в намного более опасном мире, а перспективы уверенного восстановления мировой экономики серьёзно уменьшатся.

Я знаю по опыту, насколько важным является нынешний момент. Даже в самый разгар мирового финансового кризиса десятилетней давности моё правительство оставалось непоколебимо привержено нашему обязательству увеличить бюджет внешней помощи Австралии до 0,5% валового национального дохода (ВНД). К сожалению, это изменение было отложено, а в дальнейшем объёмы внешней помощи Австралии сократились до менее чем половины указанного уровня – это самый низкий показатель за всю историю.

Следует отметить, что правительство британского премьер-министра Дэвида Кэмерона следовало аналогичным курсом действий в 2013 году, законодательно утвердив (несмотря на последующую политику сокращения бюджетных расходов) целевой уровень внешней помощи в размере 0,7% ВНД. Именно к такому уровню в то время призывала программа ООН «Цели развития тысячелетия» (ЦРТ). А ещё ранее – на пике кризиса в апреле 2009 года – моё правительство работало вместе с правительством премьер-министра Великобритании Гордона Брауна, стараясь гарантировать, чтобы страны с крупнейшей в мире экономикой подтвердили своё обязательство стремиться к достижению ЦРТ, несмотря на кризис.

Законодатели контролируют казну, и поэтому они должны сыграть особенно важную роль, добиваясь, чтобы правительства не упускали из вида повестку развития, когда они спешат защитить население своих стран от кошмарных последствий этой пандемии для здоровья и экономики.

Хорошая новость в том, что некоторые правительства, особенно в Европе, уже осознали важность увеличения внешней помощи в данное время. Плохая новость в том, что призыв генерального секретаря ООН создать фонд восстановления размером $2 млрд для беднейших стран мира пока что не нашёл отклика, а организации, выполняющие критически важные миссии, например, Глобальный альянс по вакцинам Gavi (он помогает обеспечивать вакцинами развивающиеся страны), не получают необходимой им поддержки в сколько-нибудь достаточных объёмах. Отчаянно требуют внимания и другие нужды развития, которые будут крайне важны для выхода из нынешнего кризиса, в частности, водоснабжение и санитарно-гигиенические услуги.

Увеличивать размеры выделяемой помощи на развитие во время пандемии – это не просто правильно. Это ещё и умная стратегия поддержки нашего собственного экономического восстановления. Однако наращивание объёмов внешней помощи одними странами явно компенсируется действиями других стран (прежде всего США), которые в ходе этого кризиса сократили выделяемую помощь, в том числе критически важным институтам, таким как Всемирная организация здравоохранения.

Проблема в том, что мы слишком часто рассматриваем внешнюю помощь как подачку, а не как ступеньку на пути к процветанию. Я доказывал это в Австралии, где экономическое восстановление будет зависеть от восстановления в Азии в целом. Австралия очень сильно зависит от региональной торговли, а международное образование является третьей главной статьёй австралийского экспорта: каждый шестой студент в университетах страны приехал из государств региона.

Под руководством директора-распорядителя Кристалины Георгиевой Международный валютный фонд оказался на переднем крае борьбы, смягчая удар пандемии по глобальной экономике, а особенно по наиболее уязвимым группам мирового населения. Выучившись на опыте мирового финансового кризиса десятилетней давности, МВФ уже направил более $100 млрд на финансовую помощь нуждающимся странам.

Тем не менее, можно было бы провести дополнительные реформы в международной финансовой системе, чтобы направить нас на путь к полному глобальному восстановлению. Например, нам нужно добиться, чтобы сегодняшняя возросшая поддержка МВФ воспринималась не как одноразовая инъекция, а как начало работы по предоставлению большего количества ресурсов в долгосрочной перспективе. Не менее важно, чтобы распределение долей членов фонда в какой-то момент было обязательно изменено для повышения веса динамичных стран развивающегося мира в принятии решений в МВФ.

Одновременно критически важны действия, предпринимаемые «Большой двадцаткой» и такими группами, как Парижский клуб. Они уже позволили более чем 40 странам мира приостановить выплаты долга, что избавило их от трудного выбора между обслуживанием долга и спасением жизней. Однако теперь задача кредиторов заключается в том, чтобы определить, как именно можно обеспечить более систематическое облегчение долгового бремени, а не просто открыть снова этот кран, когда им покажется, что кризис миновал, или когда этого потребует экономическое восстановление или внутренние интересы в их собственных странах.

Выйдем ли мы из этого кризиса усилившимися или ослабевшими, будет зависеть от решений правительств, которые повлияют на людей в других странах, в такой же степени, как и от их решений, касающихся населения их собственных стран. Сейчас больше, чем когда-либо, нам нужно, чтобы правительства действовали как глобальные граждане.

Развёрнутая версия этого текста была недавно опубликована Парламентской сетью Всемирного банка и Международного валютного фонда.

Автор: Кевин Радд (Kevin Rudd) — бывший премьер-министр Австралии (2007-10 и 2013 годы). Является членом внешней консультативной группы МВФ, председателем глобального партнерства ООН по санитарии и водоснабжению для всех и президентом Института политики Азиатского общества.

Источник: Project Syndicate, США