Фото Георгия Ломсадзе
Посетив крупнейший торговый центр на Кавказе, автор этих строк заметил в огромном главном зале только две фигуры: охранника и маленького мальчика. В то время как первый бесцельно разгуливал, второй развлекался, перескакивая по ступенькам эскалатора против движения. Сотрудники магазинов вместе коротали время, потягивая турецкий кофе и измеряя друг у друга артериальное давление. По длинным, полуосвещенным коридорам прогуливались в основном случайные посетители, но покупателей было меньше, чем магазинов.

Торговый центр Hualing Tbilisi Sea Plaza является центральным элементом города, построенного китайцами на окраине Тбилиси. Собственно, как и грузино-китайские отношения, строительство города, что называется, в процессе.

«Многие люди еще не бывали здесь, но это самый большой торговый центр в Грузии, – сказал сотрудник магазина мобильных аксессуаров, будто бы немного защищаясь, в ответ на шутку об отсутствии клиентов. – Когда район будет построен, здесь будет больше людей».

2

Этот пока еще недостроенный город – крупнейшая китайская инвестиция в Грузию на сегодняшний день – раскинулся на 420 гектарах на северо-восточной окраине Тбилиси. После тоскливого лабиринта из серых жилых зданий советской эпохи этот город появляется как приятный сюрприз с его с колонной ярких, красочных высоток, возвышающихся по одну сторону нового широкого проспекта. Дорога обрывается у коричнево-желтых холмов, за которыми находится так называемое Тбилисское море. Новый район, соответственно, называется Hualing Tbilisi Sea New City («Новый город Тбилисского моря»).

Его строительство началось в 2013 году. Китайская компания Hualing Group вложила около 170 млн долларов (и это не предел) в город, который на сегодняшний день может похвастать пятизвездочным отелем, торговым центром и несколькими огороженными заборами и охраняемыми жилыми комплексами. Предполагается, что это будет самодостаточный город, где есть собственные школы, больница, рестораны, фитнес-центры и полицейский участок. За жилыми многоэтажками прячутся таможенный терминал, склад и амбиции построить крупнейший логистический центр в регионе.

3

Мэрия и правительство засыпали Hualing Group всевозможными привилегиями в рамках местного закона, позволяющего предоставлять налоговые послабления для проектов развития, связанных с олимпийскими видами спорта. Спортсмены на Европейском юношеском Олимпийском фестивале в 2015 году были размещены в Hualing Tbilisi Sea New City.

Правительство Грузии также приобрело более 200 квартир у Hualing, чтобы предоставить постоянное жилье грузинам, перемещенным из сепаратистских регионов – Абхазии и Южной Осетии. Но большинство апартаментов все еще ждет покупателей.

Возможно, должно пройти какое-то время, прежде чем Hualing Tbilisi Sea New City начнет приносить прибыль, но грузины рассчитывают на то, что китайские инвесторы планируют на долгосрочную перспективу.

Грузинское правительство, которое находится в постоянном поиске иностранных инвестиций, надеялось, что город привлечет поток китайских денег. В течение многих лет чиновники курсировали из Тбилиси в Китай, пытаясь заинтересовать деловые круги, но на сегодняшний день Hualing Tbilisi Sea New City остается крупнейшей инвестицией Китая в Грузию. Hualing, которая управляет оптовыми рынками в провинции Синьцзян на северо-западе КНР, также приобрела грузинский банк и развивает свободную экономическую зону.

Китайские инвестиции в Грузию достигли пикового значения в 2014 году, составив около 218 млн долларов. Затем этот показатель резко снизился, но снова начал расти после заключения в 2017 году соглашения о свободной торговле, однако даже в 2018 году китайцы вложили всего 75 млн долларов. Некоторые в Грузии связывают эту слабую динамику с задержками и спорами вокруг планируемого глубоководного порта Анаклия, призванного стать промежуточным пунктом для китайского экспорта на Запад.

Китайские инвестиции в Грузию непосредственно связаны с масштабной инициативой Пекина «Пояс и путь», глобальной транзитной сетью, направленной на упрощение торговли Китая со всем миром.

В настоящее время Китай ведет торговлю с Европой в основном через Россию, но даже если небольшая часть этого транзита будет перенаправлена через Кавказ по новому южному коридору, такие страны, как Грузия, могут получить значительную выгоду.

«Объем торговли Китая с Западом настолько астрономический, что если удастся заполучить даже небольшую его часть, это обернется огромными выгодами для Грузии, – сказал работающий в Тбилиси экономический аналитик Джордж Уэлтон. – Однако просто транзит не принесет существенной экономической выгоды. Что действительно нужно, так это чтобы люди добавляли стоимость к транзитной торговле через страну».

Грузия создала привлекательные условия для иностранных инвестиций, урезав налоги, уменьшив бюрократию и искоренив коррупцию, но одного этого недостаточно для привлечения китайского бизнеса. «Китайцы прекрасно умеют работать в сложных бизнес-условиях. Для них главное – масштаб, а не благоприятная среда для бизнеса. Они сделают все необходимое, чтобы выйти на сложный рынок, если ставки высоки», – сказал участвовавший в переговорах с Китаем грузинский чиновник, который попросил не называть его имени.

Одним из конкурентных преимуществ Грузии является ее соглашение о свободной торговле с Европейским союзом.

«Теперь у нас есть соглашения о свободной торговле как с ЕС, так и с Китаем, что делает Грузию потенциально привлекательным местом для китайцев, где они могут производить или частично производить товары и продавать их Европе, – сказал Давид Апциаури, являвшийся послом Грузии в Китае с 2014 по 2018 годы. – Китайские компании могут импортировать в Грузию часть того, что необходимо для производства, а затем экспортировать готовую продукцию в Европу, без таможенных пошлин. Но для этого нам нужен масштаб производства».

Один из планов предполагает переоборудование старого советского автомобильного завода в Кутаиси, втором по величине городе Грузии, в завод электромобилей. Чанцинская корпорация Changan обязалась начать производство автомобилей в следующем году для продажи в Грузии и в ЕС.

В то же время Грузия пытается выйти на китайский рынок, который в определенном смысле более доступен, чем две основные альтернативы для Грузии – ЕС и Россия. Евросоюз сегодня является крупнейшим рынком для грузинского экспорта объемом более 730 млн долларов, но темпы роста незначительные, ввиду того что многих грузинских производителей смущает строгое регулирование на европейском рынке. Грузинские поставки в Россию оцениваются почти в 437 млн долларов, но политические разногласия между двумя странами часто перерастают в торговые войны.

Между тем Китаю, похоже, все больше нравится один из ключевых грузинских продуктов – вино. Закупив в прошлом году почти 7 миллионов бутылок, Китай стал крупнейшим в мире потребителем грузинского вина после России (более 53 миллионов бутылок) и Украины (11 миллионов). «Даже если какая-то маленькая часть Китая решит, что им нравится грузинское вино, они могут запросто купить все бутылки, производимые в Грузии», – сказал экономический аналитик Уэлтон.

В целом, тем не менее, экспорт в Китай не растет и составляет около 200 млн долларов в год, но этот показатель существенно отстает от импорта – 834 млн долларов в 2018 году. «Мы не видим особого роста. Пожалуй, это не та прекрасная возможность, о которой мы думали, а может быть, мы просто пока еще не нащупали ее», – сказал Уэлтон.

«[Китай] является новым и сложным рынком для освоения грузинами, – сказал Георгий Пертая, бывший глава агентства инвестиций Грузии, ныне президент Торгово-промышленной палаты Грузии. – Наши бизнесмены должны изучить правила, бизнес-культуру и рыночные возможности, которые сильно отличаются [от местных], а также различаются в различных регионах Китая».

Палата назначила специального представителя в Гуанчжоу, столице южной китайской провинции Гуандун, чтобы помогать грузинскому бизнесу ориентироваться на китайском рынке. Правительство также организует грузино-китайские бизнес-конференции. «Мы уже создали благоприятные условия для торговли и инвестиций, – сказал Пертая. – Теперь нам нужно, чтобы предприниматели с обеих сторон встречались, говорили и выдвигали идеи».

Георгий Ломсадзе
Источник: Eurasianet