Как содержать социальное государство без повышения налогов

37
0
Photo JIM WATSON/AFP/Getty Images)

Текущая стоимость необеспеченных обязательств правительства США перед будущими пенсионерами и системой медицинского страхования (Medicare) составляет $46,7 трлн, что примерно в два с половиной раза больше американского ВВП. Есть и другие оценки, согласно которым эта цифра намного выше.

В Великобритании схожие расчёты, проведённые Институтом Адама Смита (ASI), показывают, что размер «часовой бомбы скрытых долгов» составляет 1,85 трлн фунтов стерлингов ($2,34 трлн). В Швейцарии, Франции, Бельгии, Германии, Австрии и Испании ситуация мало чем отличается. Похоже, что все развитые страны ожидают впереди серьёзные проблемы с государственными финансами.

А может быть и нет.

Что если действительно существует такая вещь, как бесплатный сыр? Что если бы был способ найти деньги на оплату социальных программ, например, на пенсии и здравоохранение, не вводя дополнительные налоги? На самом деле он есть: национальные казначейства должны создать Фонд социальной помощи, который будет занимать деньги под низкие процентные ставки и инвестировать их в фондовый рынок.

Согласно исследованию данных о 16 развитых странах за прошедшее столетие, доходность от инвестиций в акции в среднем оказалась на 6,96% выше, чем доходность государственных облигаций. И такая ситуация поразительно схожа в разных странах. Наименьшая фондовая премия зафиксирована в Дании (3,8%), а самая большая в Японии – целых 9,89%.

Есть определённые данные, свидетельствующие, что фондовая премия немного уменьшилась в последние годы, поэтому давайте консервативно предположим, что в течение следующих 50 лет она будет равна примерно 4%. Это означает, что правительства смогут занимать на рынке деньги по ставке, которая будет на 4% ниже доходности фондовых рынков. Как такое может быть, и почему какие-нибудь богатые инвесторы не воспользовались уже этой премиальной разницей и не забрали её себе?

Для ответа на этот вопрос стоит представить себе рынки финансовых активов как место, где можно совершать сделки между разными категориями людей, что, в частности, позволяет молодёжи сберегать деньги на старость. При таком подходе выясняется, что рыночная волатильность не имеет ничего общего с фундаментальными экономическим показателями. Напротив, она отражает животный дух инвесторов, которые принимают участие в оргиях распродажи и скупки акций, вызванных приступами самосбывающегося оптимизма или пессимизма. Согласно этой точке зрения, волатильность существует потому, что почти все люди, с которыми вы и я будем торговать на финансовых рынках, пока ещё не родились.

В книге «Процветание для всех» я называю это отсутствием пренатального контракта. Давайте пойдём от обратного и предположим, что такие контракты существуют. В таком выдуманном мире ещё не родившиеся покупали бы активы, которые окупаются в периоды плохих ситуаций и приносят премию в периоды хороших ситуаций. Возможно, это удивительно, но само существование таких сделок в принципе ликвидировало бы рыночную волатильность. Однако в реальности рынки активов волатильны, и это происходит потому, что ещё нерождённые не могут воспользоваться возможностями арбитражных сделок. Эти возможности и находят отражение в премиальной доходности инвестиций в акции (фондовая премия).

Но хотя будущие поколения пока ещё не торгуют на рынках финансовых активов, национальные казначейства могут торговать от их имени. Это огромный бесплатный сыр, который лежит у нас прямо перед глазами. Вы и я не можем им воспользоваться, не может Билл Гейтс или Джордж Сорос. Лишь казначейство суверенной страны достаточно богато, чтобы с помощью арбитражных сделок получить эту фондовую премию, потому что только оно может торговать от имени нерождённых.

Для того чтобы увидеть, как это может работать на практике, взгляните на Великобританию. Её ВВП равен примерно 2 трлн фунтам стерлингов, и примерно такова же стоимость всех торгуемых акций в фондовом индексе FTSE100. Британское казначейство сначала должно решить, какие именно финансовые активы оно готово покупать. Я уже предлагал ранее, что ему следует приобрести широкий индексный фонд (рассчитанный по взвешенной стоимости), который будет состоять из всех публично торгуемых акций. Затем казначейство займёт деньги и вложит их в этот индексный фонд.

Я бы также предложил, чтобы британское казначейство начинало с малого, например, создав Фонд социальной помощи в размере 100 млрд фунтов стерлингов. Исходя из фондовой премии в размере 4%, вложение такой суммы в акции приносило бы в среднем 4 млрд фунтов ежегодно, что примерно соответствует сумме, которую Великобритания собирает каждый год за счёт налогов с наследства. Это не мелочь, но этого недостаточно, чтобы закрыть пенсионную дыру.

Но если результаты тестирования в малых размерах окажутся успешными, тогда эта программа может быть расширена. Если казначейство займёт 1 триллион фунтов, что примерно эквивалентно 50% британского ВВП, и вложит эти деньги в индексный фонд, ожидаемый доход составит примерно 40 млрд фунтов в год – почти столько же Британия сейчас собирает за счёт налога на прибыль. Это серьёзные деньги, их текущая приведённая стоимость (при ставке дисконтирования 4%) составляет 1 триллион фунтов стерлингов.

Но что если правительство потеряет последнюю рубашку? Не приведёт ли крах рынка на 10% или 20% к разорению системы государственных финансов Великобритании?

Нет. В большинстве развитых стран правительства собирают налоговые доходы в размере, эквивалентном как минимум 40% ВВП. Чистая текущая приведённая стоимость этих доходов (со ставкой дисконтирования 4%) в десять раз больше ВВП. Это означает, что у правительств имеются очень глубокие карманы, с помощью которых можно при необходимости двигать рынками. Есть альтернативный вариант: национальное казначейство может решить принять на себя убытки, успешно выйдя из большой рецессии. Ведь рынки не могут оставаться иррациональными дольше, чем казначейство крупной развитой страны может сохранять платёжеспособность.

Я не большой фанат государственного вмешательства в рынки. Любой, кто говорит о существовании бесплатного сыра, должен сначала объяснить, что такого могут сделать правительства, чего не могут сделать частные лица. Но в данном случае объяснение простое: правительства могут вести торговлю от имени ещё нерождённых, благодаря чему нам всем станет лучше. Разумеется, такой способ оплаты социальных программ казначействами намного лучше, чем попытки выжать ещё 40 млрд фунтов из населения, которое и так уже избыточно обложено налогами.

Roger E.A. Farmer
Источник:  Project Syndicate