(Фото: Dmitry Vetrov, CC BY-NC-ND 2.0, bit.ly/2SiZxxZ)

Кремль вливает в аннексированный полуостров огромные суммы, но деньги идут не туда, и крымская экономика демонстрирует лишь слабый рост заметно ниже среднемирового. На этом фоне Москва ищет способы привлечь в Крым частных инвесторов.

После аннексии экономика Крыма, по утверждению российских властей, выросла в 2,5 раза. Однако негосударственные рейтинги и оценки экономического состояния свидетельствуют о том, что в действительности ситуация на полуострове довольно тяжелая.

Инвестиционная активность ограничивается государственными вливаниями и проектами госкорпораций, причем большая часть денег идет не на реальное развитие, а на компенсацию потерянного из-за аннексии.

Крупные федеральные компании, которые развивают бизнес во многих регионах РФ, – банки, ритейлеры, строительные компании – отказываются осваивать крымский рынок. Санкционные риски для них перекрывают возможные доходы от развития бизнеса на аннексированном полуострове.

Власти России предлагают инвесторам, готовым реализовывать в Крыму крупные проекты, статус анонимности. Такой законопроект разработали в Минэкономразвития. Однако эксперты уверены, что эта мера не поможет: слишком высоки риски в случае утечки или раскрытия информации.

Слабый рост ВВП, падение уровня жизни

Внутренний региональный продукт (ВРП) Крыма в 2019 году составил 469,28 млрд рублей, или 7,45 млрд долларов по курсу на декабрь 2019 года, утверждает Росстат (данные ВРП за 2020 год появятся только в начале 2022 года). В 2014 году ВРП региона составил 189,44 млрд рублей, это порядка 3,45 млрд долларов по курсу на конец 2014 года. Таким образом, формально экономика Крыма выросла в 2,5 раза, если считать в рублях, и 2,2 раза при подсчете в долларах.

Но в 2013 году, когда Крым находился под контролем Украины, ВРП полуострова составлял 46,39 млрд гривен, или порядка 5,8 млрд долларов по курсу гривны на декабрь 2013 года. Из этих данных следует, что после аннексии полуострова его экономика резко упала – почти в 2 раза. И потребовалось несколько лет на то, чтобы восстановить потерянное и вырасти примерно на 17% по отношению к 2013 году (с учетом инфляции). То есть рост составил приблизительно 2,9% в год, что является крайне скромным показателем, учитывая огромный приток денег из федерального бюджета РФ, которые искусственным образом питали этот рост: по некоторым данным, в 2014-2019 гг. Кремль вложил в Крым около 1,5 трлн рублей, т.е. сумму, близкую к ВРП полуострова за весь этот период.

Кстати, ВВП России в 2013-2019 гг. тоже колебался в диапазоне от рецессии (-0,2%) до вялого подъема (+2,8%). Для сравнения, рост мировой экономики в этот период находился в диапазоне 3-4% в год, а развивающиеся страны, к которым относится РФ, и вовсе прибавляли в среднем по 4-5% (все цифры с учетом инфляции). Иными словам, после аннексии экономика Крыма двигалась по примерно той же траектории, что и российская, и демонстрировала схожий вялый рост заметно ниже показателей по миру, и тем более по развивающимся странам.

Институт «Центр развития» Высшей школы экономики (ВШЭ) мониторит ситуацию в регионах с помощью индекса РЭА (региональная экономическая активность). Он отражает развитие пяти основных секторов экономики – промышленности, строительства, сферы услуг, розничной и оптовой торговли. Если отрасль показала рост, то к индексу добавляется 20 баллов, если падение – 0 баллов. Таким образом, если растут все пять секторов, то РЭА составит 100%.

На начало наблюдений в мае 2016 года средний индекс по российским регионам составил 42%. Эксперты «Центра развития» характеризовали ситуацию как «широкое распространение депрессивного состояния по территории России». При этом в Крыму значение индекса зафиксировано на уровне 100% (в РФ только три региона показали такой результат).

Через год средний РЭА по России вырос и составил 58,3%, а в Крыму упал до 80%. В мае 2018 года индекс полуострова снизился уже до 60%, хотя в РФ ситуация улучшилась (60,5% средний РЭА). В течение 2019 года показатель Крыма стабилизировался на уровне в 60%, но в декабре рухнул до 20%. С началом пандемии и введением ограничений в 2020 году экономика упала повсеместно: индекс РЭА Крыма в течение года находился в диапазоне 20-40%, в январе 2021 года – 40% при среднероссийском значении 39,5%. Таким образом, ухудшение ситуации на полуострове началось задолго до пандемии.

В рейтинге регионов по уровню доходов населения, составленном агентством «РИА Рейтинг» по данным с 1 апреля 2019 года по 1 апреля 2020 года, аннексированный Крым занимает 76 место из 85. Эксперты не просто сопоставили доходы или зарплаты в разрезе регионов, а рассчитали отношение доходов к фиксированному набору услуг и продуктов. Рейтинг показал, что 17,6% населения Крыма живет за чертой бедности. Это один из самых худших показателей по сравнению с российскими регионами.

О нереализованном потенциале полуострова может косвенно свидетельствовать сравнение Крыма с Краснодарским краем: это похожие регионы с точки зрения природно-климатических условий и структуры экономики (возможности для развития туризма, агробизнеса и др.). При разнице в количестве населения в 2 раза (в Краснодарском крае население больше 5 млн, в Крыму – 2,5 млн), ВРП в Крыму в 5 раз меньше.

Вливания из федерального бюджета РФ

Ключевой инвестор в Крыму все последние годы – это бюджет РФ. Полноценная инвестиционная деятельность ограничена санкционными рисками со стороны США, Евросоюза и ряда других стран, которые вводят санкции за ведение бизнеса в Крыму.

При этом властям России приходится тратить большие деньги не на то, чтобы создать какие-то новые преимущества экономике полуострова, а компенсировать потерянные из-за аннексии жизненно важные потребности, что, вероятно, и объясняет вялый экономический рост на полуострове – деньги попросту идут не туда.

Основной программой развития полуострова является федеральная целевая программа «Социально-экономическое развитие Республики Крым и Севастополя до 2025 года». Общий объем финансирования составит 1,373 трлн рублей. За последние пять лет в рамках программы потрачено 770 млрд рублей, в 2020 году освоено 63,6 млрд рублей.

Самым масштабным госпроектом в Крыму стало возведение транспортного перехода (моста) через Керченский пролив, соединяющего Россию и полуостров. Он понадобился из-за перекрытия транспортного коридора через континентальную Украину. Строительство Крымского моста обошлось бюджету РФ в 227,4 млрд рублей.

Строительство четырехполосной автомобильной трассы «Таврида» – от Керчи до Симферополя – обошлось почти в 150 млрд рублей. Основная ее часть введена в эксплуатацию в 2020 году, но продолжается строительство дополнительных дорог. Ведется строительство и реконструкция автомобильной дороги от Керчи через Феодосию в Симферополь, затем Бахчисарай и Севастополь стоимостью 183,9 млрд рублей. Закончить проект должны к 2023 году.

Примерно через два года после аннексии прекратилась подача электроэнергии из основной части Украины в Крым. Пришлось строить новые электростанции. В 2019 году запущены две ТЭС – в Севастополе и Симферополе. По данным «Коммерсанта», они обошлись федеральному бюджету в 70 млрд рублей.

Российским властям придется инвестировать в обеспечение полуострова питьевой водой из-за прекращения поступления воды из Днепра. Правительство РФ в конце 2020 года утвердило комплексный план по обеспечению водоснабжения «Республики Крым и г. Севастополя». В течение 2020-23 гг. он предусматривает финансирование в размере 4,36 млрд рублей, из которых только 202 млн – из регионального бюджета.

Инвестиционная непривлекательность

В рейтинге инвестиционного риска регионов России, составленном RAEX в 2020 году, аннексированный Крым занимает 69 место с обозначением «пониженный потенциал – умеренный риск». Севастополь, превращенный после аннексии в «город федерального значения», поднялся на 48 место (+7 позиций). Аналитики, составлявшие рейтинг, называют это примером «влиянием казенных денег на социально-экономическое положение региона». «Компактная территория с небольшим населением уже который год выступает получателем огромных по местным меркам сумм из Центра: только за прошлый год (2019 – Прим. ред.) по госпрограмме “Социально-экономическое развитие Республики Крым и г. Севастополя” было выделено свыше 141 млрд рублей. Реализация программы продолжается, и, нетрудно предположить, именно она станет основным демпфером, который поможет причерноморской муниципии сравнительно безболезненно пережить 10-процентный спад промпроизводства», – отмечают они.

«Главная проблема экономики Крыма в том, что бизнес с материка не идет на полуостров, боится. Сейчас здесь почти нет крупных частных компаний», – сказал Eurasianet.org Максим Меженков, директор по развитию компании «Мой Автопрокат» (сеть MyCarRental.ru работает в Крыму, а также в России и некоторых зарубежных странах). По его словам, крупные российские компании не хотят рисковать, а развивают бизнес в основном местные предприниматели, у которых нет интересов на «материке» или в других странах, им нечего боятся. При этом свободная экономическая зона функционирует скорее на бумаге, чем в реальности.

Людмила Шкваря, доктор экономических наук, профессор экономического факультета РУДН, говорит, что в Крыму не работают крупные российские компании, при этом происходят колоссальные вложения средств из бюджета РФ. В проекты по строительству вовлечены в основном местные подрядчики и мелкие фирмы.

«Крым развивается за счёт бюджетных вливаний, именно за счет государственных денег там строятся и поддерживаются объекты инфраструктуры. Крупного российского бизнеса там нет, все боятся оказаться под санкциями. Рассчитывать на привлекательность для частных инвесторов в текущей экономической ситуации – рецессия, падение доходов населения, снижение инвестиций – не стоит», – говорит она.

По данным на март 2021 года, в реестре инвестиционных площадок Крыма всего 17 предложений. В перечне объектов, в отношении которых планируется заключение концессионных соглашений на территории «Республики Крым», в 2021 году указано 182 объекта. Основная их часть инфраструктурные: строительство газопроводов, водопроводов, ремонт котельных и т.д.

Анонимность не выход?

Власти России пытаются придумать способы, как привлечь крупных инвесторов. Минэкономразвития РФ подготовило законопроект о режиме анонимности для компаний, которые готовы реализовать крупные инвестпроекты в Крыму на сумму от 150 млн рублей. То есть планируется ограничивать доступ к данным ЕГРЮЛ о бенефициарах этих компаний, а также к данным по их проектам в Едином госреестре недвижимости. Право на льготы по налогам и страховым взносам в рамках свободной экономической зоны, созданной в Крыму, сохранится.

«Экономические санкции сегодня оказывают заметное негативное влияние на инвестиционные процессы в Крыму. «Однако возможность защиты инвесторов с помощью конфиденциальности несколько сомнительна», —говорит Людмила Шкваря из РУДН. – Во-первых, в современных условиях тотального интернета трудно что-то скрыть, информация рано или поздно станет доступной. Во-вторых, «скрытые деньги» во всем мире понимаются как «грязные деньги», и такой подход закрывает Крым для серьезных инвесторов. В то же время, этот законопроект можно приветствовать как поиск возможностей уменьшить зависимость от глобального фактора. А для поддержания экономического роста России найти такие возможности очень важно».

По словам Максима Меженкова, есть риск, что крымский оффшор позволит прятать коррупционные схемы и маскировать вывод активов.

«Если есть регион, который тебя официально «крышует» на уровне государства, то, разумеется, все, кому есть что спрятать, захотят сюда прийти», – считает он.

Принятие таких мер как минимум усложняет механизм наложения санкций, говорит Меженков, но добавляет: «Любые данные (особенно важные) в России утекают и продаются».

Действительно, только в 2020 году стало известно как минимум о шести крупных утечках в РФ, в том числе данных из таможенной службы, информации об избирателях, заболевших коронавирусом и т.д. На этом фоне способность российских властей обеспечить конфиденциальность инвесторам и обезопасить их данные от утечек вызывает сомнения.

Редакционная статья

Источник: EurasiaNet, США