Brooks Kraft/Getty Images

БОСТОН. В последние месяцы, Федеральная резервная система США сделала ряд заявлений связанных с климатом, присоединившись в декабре к Сети Экологизации Финансовой Системы, а затем, в феврале учредив новый Комитет по надзору за климатом. Несмотря на эти важные первые шаги, ФРС следовало бы сделать больше для борьбы с изменением климата, что в свою очередь, может помочь ей выполнить свой мандат.

Хотя Президент Джо Байден четко дал понять, что климатические соображения будут влиять на процессы принятия его администрацией всех финансовых решений, это не снимает ответственности с центрального банка. Но по причинам собственной независимости, ФРС с осторожностью относится к использованию нетрадиционных инструментов, необходимых для того, чтобы привести разработку денежно-кредитной политики к единому знаменателю.

ФРС уже вышла далеко за рамки манипулирования ставкой банковского кредитования овернайт (критерий для заемщиков и вкладчиков в экономике) и углубилась в нетрадиционные воды, например, когда она начала скупать активы в ответ на пандемию COVID-19. Она говорит, что не хочет выбирать победителей и проигравших, но уже это делает: любой держатель активов, которые покупает центральный банк, в конечном итоге становится победителем.

Конечно, даже если ФРС будет готова в полной мере включить изменение климата в свою денежно-кредитную политику, ее действия все равно попадут под юридические ограничения. Центральный банк может покупать государственные облигации США напрямую только в рамках операций на открытом рынке или в рамках программ количественного смягчения (QE). Для прямой поддержки определенного класса активов – например, зеленых инвестиций – ему необходимо получить разрешение от Министерства финансов на применение Раздела 13.3 Закона о Федеральной резервной системе.

Но ФРС может обойти эти ограничения, путем поощрения частных банков направлять свои кредиты в определенном направлении. ФРС взимает с банков комиссию за прямые ссуды через свое дисконтное окно, и эта дисконтная ставка в настоящее время установлена ​​выше ставки по федеральным фондам. В результате, любой банк, который берет заем через это окно, должен за это платить, что подразумевает, что он обратится за кредитом лишь в случае крайней необходимости. Но это не тот случай. В 1970-е и 1980-е годы, когда учетная ставка была ниже ставки по федеральным фондам, ФРС могла эффективно субсидировать банки, которые брали займы через дисконтное окно, значительно снижая учетную ставку на отрицательной территории.

Таким образом, для того чтобы стимулировать “зеленые” инвестиции, ФРС могла бы установить, что средства, заимствованные через дисконтное окно по льготной ставке, должны использоваться для целей, связанных с изменением климата. Удерживая положительную процентную ставку по банковским кредитам, можно было бы гарантировать, что введение отрицательных ставок не накажет вкладчиков или банки.

Уже существует прецедент такого целевого кредитования. После мирового финансового кризиса Банк Англии запустил свою Схему финансирования для кредитования, чтобы стимулировать инвестиции в недвижимость, а затем перераспределил этот механизм для целевого кредитования малых и средних предприятий во время пандемии. Аналогичным образом, в апреле 2020 года, Европейский центральный банк начал целевые операции по долгосрочному рефинансированию, позволяя банкам, генерирующим новые кредиты для реального сектора экономики, брать займы по цене ниже основной процентной ставки по депозитам. В октябре того же года, Банк Израиля ввел собственную отдельную процентную ставку для целевого кредитования.

Но каким образом ФРС может определить “зеленые инвестиции”, когда это понятие остается еще столь расплывчатым? Во-первых, она должна предоставлять целевое кредитование для двух классов активов, которые она изначально поддерживала: недвижимость (путем покупки ценных бумаг через QE) и автомобили (путем кредитования целевой компании, которая покупает автокредиты посредством Программы стимулирования банковского кредитования под залог ценных бумаг).

По данным Агентства по охране окружающей среды США, на жилую и коммерческую недвижимость приходится примерно одна треть выбросов парниковых газов (ПГ) в США, а на транспортную отрасль приходится около 28%. Путем поощрения экологизации этих активов, ФРС могла бы существенно повлиять на вклад Соединенных Штатов в смягчение последствий изменения климата.

Более того, для того чтобы определить, какая собственность или автомобили считаются экологически чистыми, ФРС не нужно изобретать велосипед. Такие компании как Fannie Mae и Freddie Mac предоставляют зеленые кредиты и экологические сертификаты для одно- и многоквартирных домов. Таким образом, ФРС и Федеральное агентство жилищного финансирования (FHFA) – регулятор Fannie and Freddie – могли бы совместно определить наилучшие стандарты для применения, а затем FHFA могло бы стать контролером по определению соответствия зеленой собственности.

Что касается автомобилей, ФРС могла бы следовать стандартам установленным добровольным соглашением о выбросах между Советом по воздушным ресурсам Калифорнии и пятью крупными автопроизводителями (Ford, Honda, BMW, Volkswagen и Volvo), которое требует от новых легковых автомобилей ежегодного сокращения выбросов парниковых газов на 3,7%.

Помимо принятия четких стандартов, ФРС также должна следить за тем, чтобы банки не присваивали себе все субсидии. Для новых займов необходимо, чтобы определенный минимальный процент субсидий передавался конечному пользователю. А для существующих займов, отвечающих экологическим требованиям, она должна предоставлять банкам возможность пересмотра цены, для того чтобы претендовать на отрицательную ставку.

Целевое кредитование с использованием учетной ставки – это не только мощная мера по борьбе с изменением климата, но и усиление инструментария ФРС в целом. Предоставляя отрицательные процентные ставки конкретным заемщикам при сохранении положительной ставки по федеральным фондам, центральный банк принесет пользу как заемщикам, так и вкладчикам.

Это дало бы однозначный стимул для экономики после беспрецедентного спада активности — и после еще более длительного периода, в течение которого ФРС изо всех сил пытается выполнить свой мандат по инфляции. Целевое “зеленое” кредитование позволило бы ФРС выполнить свою работу и разрешить один из крупнейших кризисов нашего времени.

Автор: Меган Гринстарший научный сотрудник Школы государственного управления им. Джона Ф. Кеннеди Гарвардского университета, является членом Комитета по восстановлению кризисных ситуаций.

Источник: Project Syndicate, США