О выгоде пропаганды, бесполезности фактчекинга и информационной войне России. Пересказ выступления экс-главного экономиста ЕБРР Сергея Гуриева

Сергей Гуриев – профессор Парижского университета Sciences Po и известный российский экономист. В 2015-2019 был главным экономистом Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР), возглавлял Российскую экономическую школу. В мае 2013 года Гуриев покинул Россию из-за опасений, что он может стать подозреваемым в деле ЮКОСа (он был содокладчиком). Живет во Франции.

26 мая Гуриев прочитал лекцию выпускникам Центра журналистики Киевской школы экономики на тему “СМИ в эпоху постправды и информационных автократов”. Кратко пересказываем это выступление. Посмотреть видеозапись лекции можно здесь.
Почему экономист интересуется медиа

Один из вопросов, который мне показался интересным, — это роль информации в современной автократии, потому что стало понятно, что, например, путинский режим больше не может продолжать пользоваться популярностью вследствие своих экономических достижений.

Экономический рост в России замедлился, в 2013 году он снизился почти до нуля, и у меня был естественный интерес и вопрос, — если доходы больше не растут, почему Путин продолжает оставаться популярным?

Одно из решений, придуманное Путиным, вы знаете, — это аннексия Крыма и развязывание войны в Донбассе, что на некоторое время привело к росту популярности. Но в целом я начал думать над тем, как именно современные автократии используют пропаганду, цензуру, подкуп журналистов и элит, точечные репрессии, и это была целая исследовательская повестка.

Мы с моим соавтором Дэниэлом Тризманом (Daniel Treisman) написали несколько статей на эту тему. Мы говорили о том, что современные автократии теперь работают по-другому, что нужны не столько массовые репрессии, а именно работа с информацией. И здесь экономика крайне важна, потому что даже если вы думаете об информации, каждый гражданин все-таки смотрит и на свой холодильник, на свой карман. Поэтому перед каждым автократом возникает экономический выбор: сколько потратить денег на здравоохранение, образование, на поддержку бедных, а сколько потратить на пропаганду, цензуру и точечные репрессии. И в этом смысле это экономическая тема.

Почему пропаганда работает даже во Франции
Мы взяли настоящие цитаты Марин Ле Пен, которые она использовала в своей президентской кампании в 2017 году, и провели рандомизированный контролируемый эксперимент, когда показывали французам отдельно эти цитаты, а иногда, в некоторой случайно выбранной группе избирателей, показывали эти цитаты плюс фактчекинг этих цитат.

Мы пытались понять, насколько люди, понимая, что Марин Ле Пен врет, по-прежнему продолжают голосовать за нее. И мы получили очень необычные результаты. Люди продолжают голосовать за Марин Ле Пен, даже когда понимают, что она обманывает.

И в этом смысле, если вы спросите, почему Марин Ле Пен врет, если знает, что ее поймают фактчекеры, ответ такой: она знает, что она врет, и все равно сможет увеличить количество избирателей, потому что фактчекинг запаздывает. Когда к вам приходят фактчекеры, вы уже определились с тем, за кого вы хотите голосовать.

Выходит, фактчекинг бесполезен?
Фактчекинг замедляет циркуляцию фальшивых новостей в Facebook.

Если вы получаете цитату Марин Ле Пен, вы с большим удовольствием можете ее распространить своим фейсбучным друзьям. Но если после этого вы получаете фактчекинг этой цитаты, который показывает, что она наврала, то распространение ложных новостей резко падает, и вы еще более вероятно будете распространять не только саму цитату, но и фактчекинг, то есть будете своим друзьям рассказывать, что Марин Ле Пен врет.

Еще один оптимистичный результат, который мы нашли, заключается в следующем: если вы хотите замедлить распространение фальшивых новостей, вы можете всего лишь сделать несколько дополнительных барьеров. Например, мы обнаружили, что если для того, чтобы поделиться фальшивой новостью со своими друзьями в фейсбуке, вам нужно сделать еще один дополнительный клик, — каждый клик уменьшает количество распространяемых фальшивых новостей на 75%.

Если пропаганда работает, зачем нужны силовики?

Все равно нужны силовые органы. Как устроена информационная автократия: широким массам вы объясняете, что вы делаете все правильно, вы популярный, и даже если в холодильнике не так много всего осталось, альтернатива была бы еще хуже. Это пропаганда.

Но кроме этого, конечно, есть люди, которые хорошо понимают, что вы ведете страну не туда. Мы их называем в нашей теории «элитой». Но в целом это просто информированные люди. Часть этих людей хочет с вами бороться. Часть из этих людей вы можете подкупить. Фактически вы предлагаете элитам взятку, вы говорите: «Да, вы правильно понимаете, я коррумпированный и некомпетентный лидер. Но я предлагаю вам разделить те выгоды, которые у меня от этого есть, и жить вместе со мной в этом государстве».

И я буквально знаю российских бизнесменов, которые хорошо понимают, что режим идет не туда. Но их жизнь настолько хорошая, они при этом режиме настолько хорошо себя чувствуют, что они не готовы, не хотят с ним бороться. Просто для того, чтобы не потерять то, что у них есть.

Но есть люди, которые говорят: «Я не согласен на ваши взятки, я буду с вами бороться». И вот против этих людей нужна цензура и точечные репрессии. И в этом смысле силовые органы по-прежнему нужны.

Другое дело, что это не масштаб репрессий, который мы видели в сталинском Советском Союзе или в других больших диктатурах ХХ века. Наши исследования показывают, что сегодня большинство автократий похожи на страны, в которых основной упор делается на информацию, а не на массовые репрессии. Конечно, старые автократии тоже есть: Сирия, Северная Корея и т.д., но их очень мало.

Содержание информационных войск обходится дешевле?
Удивительно, насколько дешево обходится пропаганда. И мы сами до конца не понимаем, почему на пропаганду тратят так мало денег. Почему Russia Today одна, а их не 10 штук.

Вмешательство в американские выборы — это супер дешево. Просто потому, что современные онлайн-технологии позволяют легко распространять фейки.

Один из примеров — это бразильские президентские выборы 2018 года. В них Россия не вмешивалась, там Жаир Болсонару победил за счет мастерского использования WhatsApp. Выяснилось, что фейсбук, который владеет WhatsApp, вообще не представляет себе, как бороться с фейками внутри WhatsApp.

Зачем нужна армия, истребители и танки, если дешевле организовать пропаганду?

Истребители тоже важны, потому что вы должны рассказать своим согражданам, что у вас сильные вооруженные силы. Поэтому какое-то количество истребителей вам нужно. Но эти истребители могут быть надувными. И я здесь не шучу. В России действительно есть надувные истребители и танки, и это суть информационной автократии.

Вам не обязательно иметь большую армию. И поэтому Россия занимается не только Украиной, но и Сирией, Ливией, Венесуэлой, Чадом, Суданом, Центральноафриканской Республикой и т.д. И в каждой из этих стран российское вмешательство небольшое, но цель России заключается в том, чтобы рассказать своим избирателям, что Россия сегодня — супердержава, сверхдержава.

Что делать честным журналистам в условиях информационной автократии?
Происходит ренессанс западных СМИ. BBC, Deutsche Welle на русском языке, Радио Свобода нанимают первоклассных российских журналистов, у них нет совершенно никакой другой работы, и они делают замечательную работу. Именно поэтому с этими медиа борются российские власти.

Но в целом сужается пространство для свободной независимой журналистики. Есть глобальные СМИ, в которых работают российские журналисты. Есть некоторое количество в основном онлайн-медиа, которые имеют очень маленький охват, но работают хорошо. И, конечно, есть YouTube.

YouTube – это самая большая проблема современных автократов, потому что заблокировать его целиком очень трудно, это не только политическая площадка — это и развлекательная площадка. Если вы начнете цензуру YouTube, люди, которые смотрят котиков, бьюти-блогеров и рецепты, это заметят, и будут крайне недовольны.

Почему запад не применяет против России те же пропагандистские методы?
Как только вы получаете деньги от западных доноров, российские власти объявляют вас иностранным агентом и начинают блокировать, так или иначе. Многие ресурсы заблокированы.

Иногда цензура в качестве защиты от внешней пропаганды стоит очень дешево. Если вам не нравится то, что пишет Bloomberg, может быть, в конце концов, вы его просто каким-то образом заблокируете.

Почему фейки так популярны даже на Западе?
Когда у вас кризис, люди хотят понять его причину, рационализировать это. И, конечно, теория заговоров всегда находит свою аудиторию, когда происходит что-то необычное.

И свою роль сыграли социальные сети. Есть целый ряд исследований, включая и наши исследования с Екатериной Журавской и Никитой Мельниковым, которые показывают, что распространение мобильного интернета, а значит и социальных сетей, за последние 10 лет привело к резкому росту голосований за популистов.

К счастью, в мире есть авторитеты, и, мне кажется, что как раз этот кризис поможет восстановить доверие к ученым, особенно к медицинским специалистам, к докторам, вирусологам, эпидемиологам.

Тезисы подготовил Андрей Яницкий, директор Центра журналистики Киевской школы экономики, и Денис Мурза