Нефть-матушка / Автор: Вася Ложкин

Давно известно: одну из главных российских компаний, которая должна обеспечивать как доходы в бюджет страны, так и валютные поступления лихорадит, причем сильно.  Но, кроме падения стоимости основного своего товара – нефти на мировом рынке и сокращения объёмов ее продаж в принципе, существует еще одна беда: крайне неэффективный менеджмент компании, который, по сути довел ее «до ручки», а сами проблемы настолько сильные, что российское правительство в пожарном порядке пытается даже несли не навести порядок, то хотя бы что-то исправить.

На этой неделе совет директоров «Роснефти» изменил состав правления. Из «старичков» остались главный исполнительный директор «Роснефти» Игорь Сечин, первый вице-президент по развитию нефтегазового и шельфового бизнеса «Роснефти» Желько Рунье, первый вице-президент Дидье Касимиро, вице-президент — главный геолог Андрей Поляков. В то же время компанию покинули вице-президент по внутреннему сервису Эрик Морис Лирон, вице-президент — руководитель службы внутреннего аудита Геннадий Букаев, финансовый директор Петр Лазарев и ряд других, менее ответственных «товарищей».

Смену состава правления объяснили, если не вдаваться в подробности, «виноват коронавирус и карантин» и в это еще можно было бы поверить если бы не замены именно финансового блока компании и последующая «озабоченность» российского премьера Мишустина, который запретил чиновникам говорить о ней что-либо негативное. На заседании Кабмина он сказал: «на каждом из нас серьезная ответственность, и каждое наше слово тщательно анализируется бизнесом и финансистами. Двусмысленность в словах о российских публичных компаниях может быть негативно интерпретирована и повлиять на котировки или инвестиционные решения, нанести прямой ущерб экономике…Так как «Роснефть» является одним из крупнейших работодателей и налогоплательщиков, такого рода высказывания могут нанести прямой ущерб государственным интересам».

Но, за красивыми словами скрывается главное: дела компании в последнее время идут весьма плохо причем настолько, что не так давно нефтегазовый гигант был вынужден «искать» $65 млн. для погашения процентов по кредиту, которых, кстати, накопилось немало. Точные данные «закрыты» и до конца не известны, но, по некоторым оценкам он составляет 5 трлн рублей или $67 млрд., а вот что известно, так это ей убыток за первое полугодие 2020 года, который составил 113 млрд. рублей.

Сама ситуация, судя по всему, продолжает ухудшаться и данные о финансовой деятельности «Роснефти» решили просто «засекретить». В пользу такого развития событий говорит информация от международного рейтингового агентства Moody’s Investors Service, которое  сообщило об отзыве рейтинга эмитента Rosneft International Holdings Limited (RIHL), дочернего предприятия «Роснефти», а само решение было принято из-за недостатка или «неточности» информации.

Moody’s также отозвало рейтинг программы приоритетного необеспеченного долга Rosneft Finance S.A. под гарантии RIHL, радует хотя бы то, что рейтинги самой «Роснефти» не были затронуты, но уверенности в том, что это не «только пока» никакой нет.

Найдутся те, кто скажет: и что, на Западе какие-то циферки не поставили, но это – колоссальная проблема, ведь компании без рейтинга денег в долг никто не даст, хотя и сейчас это происходит без «особого энтузиазма».

К чему такая политика приведет? Сложно сказать удержится ли компания на плаву в долгосрочной перспективе в прежнем виде, однако четко понятно – с финансами у нее лучше не будет и для выплат по внешним долгам ей придется обращаться за субсидиями в российский бюджет. Это, косвенно, уже происходило: в мае Сечин просил снижения тарифов государственной «Транснефти» на прокачку нефти по ее нефтепроводам и увеличения кредитных лимиты для компании, читай – накачки «Роснефти» деньгами и без того плохо себя чувствующих российских банков. В августе компания попросила изменить механизм «демпфирования» розничных цен на бензин, то есть беспроблемно увеличить их.

Пока такие предложения рассматриваются без особого энтузиазма, предпочтение отдается «прямым денежным вливанием» из резервов, но это только пока, разрешение вопроса рано или поздно переложат на «плечи граждан». Когда? Думается россияне по ценам на АЗС сами все увидят и ждать этого осталось недолго…

Владислав Аниськин