Jack Taylor/Getty Images

ЛОНДОН. Скептики давно утверждают, что Соединенное Королевство оставило свои лучшие моменты позади и в основном полагается на свои былые достижения. Они указывают на средний рейтинг страны в Программе международной оценки образовательных достижений учащихся ОЭСР, на тот факт, что в число 50 крупнейших государственных корпораций мира входит только одна британская фирма, HSBC, по сравнению с четырьмя немецкими корпорациями, а также на вероятность того, что Брексит вместо того, чтобы повысить глобальное положение Великобритании в конечном итоге его подорвет.

Но я не согласна с этим мнением. В конце концов, Великобритания является одной из немногих стран, которая в рекордно короткие сроки разработала эффективную вакцину против COVID-19. Она остается в авангарде формирования глобального перехода к зеленой энергии и была первой крупной экономикой принявшей закон, требующий от нее к 2050 году завершить свой вклад в глобальное потепление. Более того, Великобритания сохраняет свой традиционный сильный язык, местоположение и временной пояс, сильные университеты и глубокие финансовые рынки, оставаясь знаменосцем верховенства закона.

Когда Великобритания проведет предстоящий саммит G7 в Корнуолле, политические и деловые лидеры захотят увидеть насколько хорошо страна справляется с тремя проблемами, которые в совокупности, в ближайшие десятилетия перевернут мировую торговлю и катализируют экономический рост: взаимодействие с Китаем, технологические инновации и чистая энергия.

Что касается Китая, у Великобритании есть значительные возможности для увеличения двусторонней торговли. Экспорт из Великобритании в Китай в 2019 году составил 30,7 миллиарда фунтов стерлингов (43,5 миллиарда долларов), что немногим более одной трети от общего объема экспорта Германии в 110 миллиардов долларов. Фактически, 2020 год стал пятым годом подряд, когда Китай был крупнейшим торговым партнером Германии.

Таким образом, Великобритании необходимо срочно расширить свои торговые и инвестиционные связи с Китаем, который как ожидается будет доминировать в мировой экономике. Китай уже является крупнейшим торговым партнером и прямым иностранным инвестором для многих развитых и развивающихся стран, а на сегодняшний день он является крупнейшим кредитором для стран с формирующимся рынком – большим, чем Международный валютный фонд, Всемирный банк и Парижский клуб суверенных кредиторов.

Безусловно, когда Великобритания имеет дело с Китаем, проблемы, связанные с правами человека и идеологические разногласия, представляют для нее морально-этический вызов. Но отказ от контактов с китайским политическим классом мог бы ограничить возможность Великобритании влиять на режим в Пекине и рискует подорвать британскую экономику.

Что касается технологий, роль Великобритании в разработке вакцины Oxford-AstraZeneca COVID-19 подчеркивает ее сильные стороны в инновациях в области медицины, о чем свидетельствует процветающий сектор биотехнологий и естественных наук. И все же, Великобритании еще предстоит создать технологическую компанию с мировым статусом и известностью, а ее недавняя активность на фондовом рынке направила инвесторам неоднозначные сигналы. Первоначальное публичное размещение акций компании Deliveroo, занимающейся доставкой еды и компании Alphawave, занимающейся производством полупроводников, было оспорено: цены на акции обеих компаний резко упали в первый день торгов и оставались ниже стартовой цены недели спустя.

Но у Великобритании есть хорошие возможности для получения выгод от инвестиций и достижений в области новых технологии, таких как искусственный интеллект, который, несомненно, изменит образование и здравоохранение в ближайшие годы. Более того, у страны есть реальные возможности помочь союзникам ликвидировать технологические пробелы – не в последнюю очередь в области полупроводников, где доля Америки в мировом производстве упала с 37% в 1990 году до всего 12% на сегодняшний день.

Для реализации своего потенциала в качестве научной сверхдержавы, Великобритании необходим технологический хаб, который по своей динамичности сможет соперничать с Кремниевой долиной. Это потребует агрессивного и целенаправленного создания экосистемы талантов и сотрудничества в области науки о данных, технологий и государственной политики.

Например, Оксфорд-Кембриджская арка уже поддерживает два миллиона рабочих мест и ежегодно добавляет в экономику Великобритании 110 миллиардов фунтов стерлингов. Но чтобы подняться на следующий уровень, этот регион должен стать динамичной средой для инноваций и стать гораздо более заметным для ведущих мировых инвесторов. Это особенно важно, учитывая, что глобальные иностранные прямые инвестиции падали на протяжении трех лет подряд (2016-18 гг.) даже до резкого падения на 42% во время annus pandemicus 2020 года.

В области энергетики, Великобритания является мировым лидером в снижении климатических рисков за счет секвестрации и улавливания углерода, и установления цели по нулевым выбросам парниковых газов. И после проведения этой осенью саммита ООН по климату COP26, у нее появится хорошая возможность укрепить свой авторитет лидера в области охраны окружающей среды и экологически чистой энергии.

Важно отметить, что у Великобритании есть шансы изменить дискурс так, чтобы “зеленый” переход означал не только ограничение экономического спада, но и получение максимального роста. В частности, государственная поддержка крупномасштабных инвестиций в солнечную, ветряную, водородную энергетику, биотопливо, гидроэнергетику, геотермальную энергию, ядерные реакторы поколения IV и новые аккумуляторные технологии принесет огромную прибыль.

Если Великобритания намерена возглавить энергетический переход, новые технологии и взаимодействие с Китаем, ей необходимо преодолеть несколько препятствий. Прежде всего, разобщенная на сегодняшний день повестка дня “Глобальной Британии” должна отражать гораздо более тесное сотрудничество между государственным и частным секторами и более четко определить, как отслеживать исполнение и измерять успех.

У Великобритании рука сильного игрока. Но хорошая игра потребует большего политического видения. Британские лидеры должны привести в действие грандиозный план, который создаст долгосрочное наследие – в духе Манхэттенского проекта во время Второй мировой войны по разработке первого ядерного оружия или Агентства перспективных исследовательских проектов правительства США, которое позволило осуществить последующее развитие Кремниевой долины.

По мере того, как мир выходит из пандемии, Великобритания, которая в этом году примет у себя два крупных международных саммита, окажется в центре всеобщего внимания. Она должна воспользоваться этой уникальной возможностью и попытаться изменить свое положение в двадцать первом веке.

Автор: Дамбиса Мойо – экономист-международник, является автором четырех бестселлеров New York Times, в том числе «Грань хаоса: почему демократия не обеспечивает экономический рост — и как это исправить».

Источник: Project Syndicate, США