Нежелание Дональда Трампа ввязываться в полноценную военную кампанию с Ираном может быть, кроме всего прочего, проявлением “вьетнамского синдрома” – когда американское военное вмешательство считается не только неэффективным, но и проблемным для самой внутренней политики США.

Вьетнам. Прошлое.

Начавшаяся во Вьетнаме в 1957 году как война гражданская она переросла в идеологическую и длилась долгих 18 лет: северяне Вьетнама (с центром в Ханое) – коммунисты, воюют с южанами (центр в г.Хошимин, он же Сайгон), которые много лет находились под западным влиянием (бывшая колония Франции).

Северянам помогают оружием и кадрами “старшие” коммунистические режимы СССР и Китая. Южанам – Франция и США. Последние так боятся распространения коммунистического влияния в Азии, что решаются даже на открытое введение военного контингента (1965 год).

Но после 8 летнего участия в жесточайшей войне США бесславно уходят (1973 г). Потеряв 60 тысяч человек убитыми и свыше 300 тысяч ранеными, около 9 тысяч самолетов и вертолетов, большое количество другой военной техники. Понеся колоссальные расходы в 352 млрд долларов.

А еще гигантские силы и средства на бессмысленную войну привели к расколу американского общества. И появлению “вьетнамского синдрома” – когда доверие к властям США из-за его внешнеполитической авантюры упало ниже плинтуса. По всему миру, в т.ч и внутри США, проходили массовые антивоенные демонстрации; американские СМИ нещадно критиковали власть, демонстрируя бессмысленность войны.

Таким образом, США потерпели во Вьетнаме военное и идеологическое поражение – коммунистическая идея, ее сторонники и покровители победили, а вьетнамская война надолго стала “темным пятном” в американской истории.

Вьетнам же объединяется в 1975 году и становится “Социалистической Республикой Вьетнам”.

Вьетнам. Настоящее

В наши дни Вьетнам остается соцстраной: сохранены визуальные признаки (красные флаги, звезды и серп/молот), сохраняется диктатура партии.

Но в реальности во Вьетнаме строится настоящий капитализм – то, против чего велась одна из самых кровопролитных войн столетия.

Вьетнам находится в 5-ке наиболее быстрорастущих (7% в год) стран Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР), сюда текут огромные инвестиции (самые крупные инвесторы – Южная Корея, Сингапур и Гонконг), постепенно смягчается визовый режим для иностранцев.

– “А чему вы учите детей в школах: что Америка это зло?” – спрашиваю я у гида-вьетнамца, после его рассказа об ужасах в огромной Кокосовой тюрьме на о-ве Фукуок, где США организовали содержание 40 тыс военнопленных коммунистов-северян. Тут вьетнамцы-южане жестоко издевались над вьетнамцами-северянами, пытаясь их “перевоспитать”.

– “Нет, что вы: у Америки и Европы есть чему поучится. И мы любим американских и европейских гостей”, – отвечает гид.

ак что спустя многие годы бумеранг вернулся обратно: несмотря на все произошедшее (1 млн 350 тыс убитых северных и южных вьетнамских военных, а также более 3 млн гражданских) нынешнее поколение Вьетнама смотрит, в итоге, на Америку и Запад с восхищением, массово учит английский язык, строит рыночную экономику и ждет западных туристов.

Оказывается, победить в войне идеологий можно и мирными способами: “soft power” и экономикой.

***

Подтверждением тому служит еще один факт тех суровых времен. Американцы потерпели поражение во Вьетнаме, однако методы психологической войны, которую они вели, показали свою эффективность.

По подсчетам специалистов, расходы американской армии на то, чтобы убить одного вьетнамца, составили в среднем 100 тысяч долларов! В то время как для переубеждения его перейти на сторону США — 125 (!) долларов.

К сведению: за период боевых действий военная пропаганда убедила около 250 тыс северных вьетнамцев добровольно перейти на сторону противника.