Сотрудники нефтяной компании Aramco на нефтеперерабатывающем заводе в Саудовской Аравии Абкаик. Фото: Файез Нурелдин / AFP через Getty Images

Саудовская Аравия и Россия ведут борьбу за долю рынка по принципу «разори соседа».

Нефть имеет отвратительную привычку давать о себе знать в периоды глобальной рецессии. В начале 1973 года мировая экономика радовалась, отмечая четверть века устойчивого роста. К концу года золотая эпоха резко закончилась, когда картель нефтедобывающих государств под названием ОПЕК взвинтил цены на нефть, отреагировав таким образом на поддержку, оказанную Западом Израилю в войне Судного дня.

Рост нефтяных цен стал характерной чертой всех последующих глобальных спадов, исключая нынешний. На сей раз цены на нефть быстро снизились и на прошлой неделе опустились до такого уровня, какой был после вторжения в Ирак в 2003 году.

На этот раз нефтяные цены являются симптомом, но не причиной проблемы. Первое правило экономики гласит, что цена на товар определяется соотношением спроса и предложения. А сегодня две крупнейшие нефтедобывающие страны Саудовская Аравия и Россия стараются добыть как можно больше нефти несмотря на то, что спрос на нее резко упал.

Это дорого обходится обеим странам, особенно Саудовской Аравии, которой из-за потерь нефтяных доходов придется заметно урезать бюджетные ассигнования. Москва и Эр-Рияд думают, что ради захвата большей доли рынка стоит какое-то время потерпеть. Они избрали в качестве мишени американский рынок сланцевой добычи, который быстро растет, но очень сильно закредитован. Значит, чтобы быть рентабельным, сланцевому сектору США нужно, чтобы цены на нефть были намного выше сегодняшнего уровня.

За ценовой войной стоит не только экономика, но и геополитика. Россия не только встревожена конкуренцией со стороны американского нефтяного экспорта, но и недовольна санкциями, введенными Вашингтоном против ее государственной нефтяной компании «Роснефть» за торговые отношения с Венесуэлой.

Теоретически снижение нефтяных цен полезно для экономического роста. Когда топливо дешевеет, затраты бизнеса снижаются, а зарплаты у потребителей растут. Но сейчас другое время. Снижение нефтяных цен в начале американского водительского сезона по идее должно привести к тому, что американцы будут чаще садиться за руль. Однако пандемия Covid-19 нарушила обычное течение жизни, и в этом году водительский сезон вряд ли состоится как таковой.

Точно так же и в Британии потребители могут гораздо дешевле покупать бензин, чем еще месяц тому назад, но они не пойдут в пабы и кафе на сэкономленные деньги, потому что все закрыто.

В конце прошлой недели нефтяные цены немного подросли, когда Дональд Трамп объявил, что поддержит американских производителей, увеличив стратегический резерв. Но поскольку глобальной экономике грозит спад производства, какого не было даже во времена Великой депрессии, тенденция к понижению цен на нефть будет сохраняться.

ОПЕК уже не так сильна, как раньше, а попытки включить в ее состав Россию в качестве ассоциированного члена закончились неудачей. Тот факт, что Саудовская Аравия в настоящее время председательствует в Группе 20 развитых и развивающихся стран, лишь подчеркивает слабость международного сотрудничества в момент, когда оно остро необходимо.

С точки зрения Эр-Рияда, открыть вентиль сейчас вполне логично. Саудовцы полагают, что смогут победить в этой гонке по нисходящей. В любом случае, без сотрудничества с Россией ограничения добычи не дадут результата, а нефти у Саудовской Аравии много, и добыча там дешева.

Подход Владимира Путина чем-то напоминает эпоху холодной войны. Россия устроила демонстрацию своей экономической силы США и косвенным образом предупреждает саудовцев, что им следует увеличить закупки российской военной техники.

Но все это также тревожно напоминает 1930-е годы, когда США приняли закон Смута-Хоули о тарифе, и это вызвало ответные протекционистские меры. Политика разорения соседа вернулась.

Супермаркеты оправдывают свое кредо

В эпоху до коронавируса, то есть, всего несколько недель тому назад, у корпораций существовала такая мода — провозглашать свою «цель». Около 90% таких скучных заявлений было делом рук отделов пиара и рекламы, и им не особо верили. И вот во время кризиса небольшим утешением для нас стало то, что мы обнаружили, как компании на самом деле проявляют решимость, старание и предприимчивость. Прежде всего это относится к супермаркетам.

Они на ходу приспосабливают свои логистические сети к новым условиям, что производит глубокое впечатление. Они наняли маленькую армию временных работников заполнять полки и развозить товары. Один директор магазина «Теско» сказал, что новых работников могут взять на работу, обучить и «запустить в дело» в течение четырех часов. Между тем, сеть супермаркетов «АСДА» связывается с туристическими агентствами и гостиничным бизнесом, и берет оттуда персонал к себе на работу. Другие действуют через родственников и друзей своих сотрудников.

Эти организации работают безупречно. В обычное время руководитель торговой компании «Моррисонс» Дэвид Поттс (David Potts) вызвал бы усмешки своим заявлением о том, что его супермаркеты «служат стране». Но сейчас такое заявление звучит убедительно, особенно в сочетании с такой мерой как немедленная оплата мелким поставщикам, которая имеет целью облегчить им бремя, дав дополнительную наличность.

Конечно, не все отлажено идеально. Вебсайты перенапрягаются от дополнительного онлайнового спроса. В часы работы магазинов далеко не все покупатели могут приобрести то, что им нужно. А ограничения для тех, кто пытается запастись впрок, надо было ввести раньше.

Но в этом раунде мы должны аплодировать. Задайте себе вопрос: хотели бы вы, чтобы во время максимальной нагрузки на систему распределением продуктов питания занимались министры правительства? Будем надеяться, что, когда минует кризис, начальство не забудет отблагодарить своих сотрудников щедрыми премиями.

Эксперт из паба

«Я что, не очень компетентен в этих делах?» — спрашивает Тим Мартин (Tim Martin) возглавляющий сеть пабов «Уэзерспун» (JD Wetherspoon). Единственный возможный ответ на это: да, старина, не очень.

Мартин занимает уникальное место среди руководителей фирм, входящих в индекс FTSE 350. У него сложилось впечатление, что он обязан излагать свои взгляды на то, как правительство должно справиться с «этой угрозой здоровью». Вы, конечно, удивитесь, но он предпочитает такой подход, когда населению дадут полное право посещать пивные и бары, такие как у него.

«Я, конечно, не эксперт, но у меня есть своя точка зрения, и это все, что я могу сказать, — заявил он в пятницу, предлагая очередной любительский анализ. — Больше людей заразилось вирусом в одном здании — в парламенте, чем во всех наших пабах вместе взятых».

К сожалению, Мартин не сообщил, откуда он взял такую статистику. Но он хотел, чтобы все 867 пабов «Уэзерспун» в Британии продолжали работать. Конечно, никто ему этого не позволил, и в тот же день они были закрыты.

Естественно, мы надеемся, что компания Мартина выживет, и снова будет процветать, когда эпидемиологи решат, что «угроза здоровью» уже не такая грозная. Бизнес у него успешный, лояльных клиентов огромное множество, и пиво в его пабах подают приличное по умеренной цене. «Уэзерспун» — отличное заведение.

Сам Мартин оживляет корпоративную сцену в тех вопросах, в которых он пользуется авторитетом. Его недавнее замечание об опасностях шаблонного подхода без учета конкретных особенностей в корпоративном управлении многие поддержали, даже руководство одного важного фонда.

Но в том случае Мартин говорил с высоты богатого профессионального опыта и привел кучу доказательств в подтверждение своих доводов.

Но есть темы, о которых ему лучше помолчать. Чрезвычайная ситуация в сфере национального здравоохранения — одна из них.

Редакционная статья

Источник: The Guardian, Великобритания