Выборы в Азербайджане: масштабный проект обновления элит страны в самом разгаре

Парламентские выборы в Азербайджане завершились прогнозировано – президентская партия получила большинство. Какой смысл их было проводить, если у президента Алиева и так все хорошо?

Недавние выборы 9 февраля были не совсем обычными – впервые в истории они состоялись досрочно, на 9 месяцев раньше запланированного срока.

А еще они прошли в стесненных для кандидатов в депутаты условиях. Согласно выводов наблюдателей ОБСЕ, БДИПЧ и ПАСЕ, «ограничительное законодательство и политическая среда препятствовали подлинной конкуренции на досрочных парламентских выборах». Также «отсутствовала реальная политическая дискуссия».

Находясь лично в Азербайджане действительно было видно, что наглядная агитация (листовки/банеры) разрешалась только в специально отведенных местах. Да и сами кандидаты рассказывали, что сосредоточились на прямых встречах с избирателями, а также кампаниях в социальных сетях. Естественно, это не компенсировало освещения кампании в традиционных СМИ.

Зачем такая срочность?

В чем же состоял смысл этих досрочных выборов? Официальное основание – депутаты сами (!) попросили в декабре 2019 президента Ильхама Алиева распустить парламент.

Оппозиционные же политики и эксперты утверждают – решение о досрочных выборах появилось после несанкционированного митинга 19 октября 2019 года в центре города (в последнее время власти разрешают оппозиции собираться только в поселке Локбатан в 20 километрах от Баку). Тогда митинг разогнали очень быстро и, по мнению многих, слишком жестко. Вот после этого инцидента власти, мол, испугались и приняли решение немедленно обновить парламент – чтобы хоть как-то успокоить недовольное общество.

В неофициальных беседах азербайджанские чиновники подтверждают, что в Баку внимательно наблюдают за ситуацией как внутри своей страны, так и вне ее. В частности, видели, как произошла смена власти в Армении, кто и как пришел к власти в Украине. Или как Кремль решает сейчас свою проблему устойчивости политической системы в России.

«Лучше менять политический систему эволюционным, а не революционным путем», – объяснил в частной беседе высокопоставленный госчиновник Азербайджана.

Поэтому настоящая правда, видимо, где-то посредине: частичное обновление парламента является элементом более масштабной кампании президента Ильхама Алиева по сохранению существующей политической системы Азербайджана. Кампания включает обновление всего политического класса Азербайджана за счет привлечения новых лиц: ранее президент сменил правительство, разбавив его молодыми технократами с западным образованием и опытом, сместил главу Администрации президента (81-летний Рамиз Мехтиев занимал эту должность с 1995 года), а теперь вот наступила очередь парламента.

Внешняя политика 

Внутриполитические изменения в стране, как уже было сказано выше, связаны с международной ситуацией.

Внешняя политика Азербайджана сейчас – это балансирование, которое направлено в том числе на создание имиджа успешного государства. И на нее направлено, по оценке собеседников в азербайджанских госорганах, около 70% деятельности всей власти.

Главной внешнеполитической угрозой для Баку остается Россия, которая и политически, и военной силой поддерживает Армению, оккупировавшей 20% территории Азербайджана.

А также Иран, который раскачивает ситуацию в Азербайджане (преимущественно через религиозные организации). Знаковой была ситуация во время Евровидения-2012 в Баку – Иран тут раскритиковал такое решение Баку «устроить рассадник разврата» у ее границ. Мало того, циркулирует история о том, как спецслужбы Азербайджана задержали нескольких иранских диверсантов, которые загодя пытались установить взрывчатку в концертном зале, где планировались концерты Евровидения.

Собственно, Гейдара Алиева – отца нынешнего президента Ильхама Алиева, и почитают как национального героя-президента (хотя и до него с момента провозглашения независимости Азербайджана было несколько президентов) потому, что он смог сохранить страну в нынешних границах.

Чтобы противостоять таким внешним угрозам Баку не может опираться ни на НАТО, ни ЕС – Азербайджан не является членом этих организаций и, судя по опыту Украины, Молдовы и Грузии, перспектив вступления у нее тоже нет. Гарантией же безопасности Азербайджана в случае внешнего нападения выступает традиционный союзник Турция. Но и эта опция – с учетом сложных событий на Ближнем Востоке, может быть в нужное время проблематичной.

Поэтому Баку в своей внешней политике отказался от проявления конфликтопораждающих шагов и остановился на тактике лавирования – чтобы просто не раздражать ни Россию, ни Иран, ни других международных игроков. Например, азербайджанская власть не собирается отвоевывать Нагорный Карабах военной силой – несмотря на то, что периодически ситуация там обостряется. Или не участвует в различных антироссийских военно-политических союзах – так Азербайджан понизил уровень своего представительства в ГУАМ (на саммит в Киев приехал представлять Азербайджан не премьер-министр, а его заместитель). Не говоря уже о том, что Азербайджан закупает у России оружие на 5 млрд долларов ежегодно – такая себе форма подкупа дебошира.

Одновременно Азербайджан активно работает в своем регионе, развивая двух и трех сторонние союзы: форматы Россия-Азербайджан-Иран, Азербайджан-Турция-Грузия, Турция-Азербайджан-Россия, Азербайджан-Туркменистан-Турция.

Такая политика соответствует принципам теории нового регионализма – когда проекты регионального сотрудничества гармонизируются с глобальными проектами. Как пример в Баку любят приводить Евросоюз, который тоже пользуется этими принципами в своей внешней политике («Восточное партнерство» или особая политика к странам Балкан).

«Сингапурское чудо» в азербайджанском исполнении?

Изменения в Азербайджане власти называют «привнесением нового духа». «Мы смотрим по сторонам и пытаемся взять лучшее отовсюду», – сказал в частной беседе высокопоставленный собеседник Азербайджана.

Да, президент Алиев идет на определенный риск: прочность ранее налаженной системы достаточно высока и ее, в первичном виде, могло бы хватить еще на много лет вперед. Сейчас же могут возникнуть некоторые сложности в управлении государством – особенно с учетом двух главных вызовов перед Азербайджаном: региональным сепаратизмом и внутриклановой борьбой.

К слову, досрочные выборы можно рассматривать еще и как желание Алиева почистить депутатский корпус от влияния различных групп и кланов, иногда конкурирующих с президентской силой.

Чтобы остаться в истории Азербайджана не только сыном Гейдара Алиева, у Ильхама Алиева нет другого выхода обеспечить стабильность своего государства еще на многие десятилетия вперед чем поборов коррупцию и разросшуюся до гигантских масштабов бюрократию. Поэтому он использует начатые реформы как для сохранения стабильности государства, так и для укрепления своей власти в этом государстве – через создание новой социальной базы среди социально консервативной, но ориентированной на реформы модернистской патриотической молодежи.

Такая себе южнокавказская версия просвещенной управляемой демократии по сингапурскому примеру.

Насколько она будет успешной – покажет время.