На фото: Президент России Владимир Путин с президентом Абхазии Асланом Бжания (Источник: presidentofabkhazia.org)

В случае полной интеграции Беларуси Москва столкнется с политическими вызовами и расходами, сравнимыми — хотя и в меньшей степени — с теми проблемами, с которыми последнее десятилетие сталкиваются российские власти в Абхазии и Южной Осетии. В 2008 году, в результате военных действий против Грузии, Москва обеспечила «независимость» этих двух самопровозглашенных республик. Однако, на практике, попытки поглотить эти регионы оказались гораздо более затратными, нежели предполагал Кремль. В период экономического кризиса в Российской Федерации многим в Москве становится очевидным, что реализация планов президента В. Путина в отношении Беларуси обойдется слишком дорого, еще больше ограничив возможности российского правительства по оказанию помощи собственным гражданам.

30 сентября Государственная дума РФ (нижняя палата парламента) разместила на своем сайте проект федерального бюджета на 2021 год и плановый период 2022–2023 годов. В нем отражены результаты поручения вице-премьера Дмитрия Козака от начала сентября с. г. о повышении оплаты труда работников бюджетной сферы и госслужащих в поддерживаемых Москвой Абхазии и Южной Осетии в размере 1,25 млрд руб. (20 млн долларов США) в 2021 году и 1,17 млрд руб. (18 млн долларов США) в 2022–2023 годах. Это незначительные суммы, и даже общий пакет российской помощи двум сепаратистским грузинским регионам относительно небольшой. В 2021 году из российского бюджета планируется выделить этим двум образованиям 13,76 млрд руб. (200 млн долларов США). В настоящее время РФ финансирует 90 % бюджета Южной Осетии и 50 % бюджета Абхазии, при этом общая численность населения этих двух территорий составляет менее 300 тыс. человек (245 тыс. в Абхазии и 53,5 тыс. чел. в Южной Осетии).

Что касается Беларуси, ее население как минимум в 30 раз больше. Возможно, Минску и не потребуется такой огромной финансовой поддержки со стороны Москвы, но запросы населения страны придется удовлетворять, поэтому итоговые цифры окажутся колоссальными. Более того, как показывает практика Абхазии и Южной Осетии, такие запросы долговременные и с годами только увеличиваются. Даже сравнительно небольшие финансовые расходы на две отторгнутые грузинские республики вынуждают Москву задуматься над дальнейшими действиями по обеспечению их стабильности и привязанности к России. В этом контексте Беларусь окажется более серьезной потенциальной проблемой.

По мнению украинской журналистки Наталии Ищенко, такие расходы являются проблемой даже на примере Абхазии и Южной Осетии, и тем не менее многие в Москве настроены продвигать свои планы. В то время, как Южная Осетия беспрекословно подчинялась Москве и ее руководство поддерживало интеграцию с Российской Федерацией, Абхазия демонстрировала противоположное. Похоже, ее сепаратистский режим стремится сохранить формальную независимость.

Пока российское правительство официально не заявляло о намерении интегрировать эти образования. Тем не менее, за последний месяц близкие к режиму политики, в т. ч. лидер Либерально-демократической партии Владимир Жириновский, евразийский идеолог Александр Проханов и националист Захар Прилепин, настойчиво заявляли о необходимости их окончательного объединения с РФ, сообщает Н. Ищенко. По их мнению, это российские территории, поэтому они должны быть частью России. Что примечательно, продолжает журналистка, власти Абхазии восприняли в штыки подобные предложения, заявив, что «политический статус Республики Абхазия не подлежит пересмотру и носит необратимый характер». Получается, что Абхазия стремится сохранить хорошие отношения и финансовую поддержку со стороны Москвы, однако не желает становится частью Российской Федерации.

Чтобы хоть как-то исправить ситуацию, Москве, по-видимому, придется выделять еще больше денег этим небольшим квазигосударствам. При этом она продолжает попытки взять их ключевые отрасли под свой контроль, что позволит России полностью интегрировать эти территории. Со временем такая стратегия может сработать в Южной Осетии, чего не скажешь об Абхазии. Как показывает реакция абхазов на нынешний прессинг со стороны России, если Москва надеется интегрировать этот регион в российское государство, ей придется прибегнуть к «гибридным» методам интеграции, потратив при этом намного больше средств и времени.

В. Путин назвал произошедший в 1991 году распад Советского Союза «крупнейшей геополитической катастрофой» ХХ века, исправить которую можно лишь путем реинтеграции большей части постсоветского пространства под властью Москвы. Его утверждение основано на двух обманчивых предположениях, которые со временем будут все дальше уходить от реальности. Во-первых, он действует так, будто люди в соседних государствах и регионах разделяют его точку зрения, хотя на самом деле они все больше стремятся к независимости. Происходящее в Абхазии и Беларуси в очередной раз подтверждает ошибочное мнение В. Путина на этот счет. Во-вторых, видимо он считает, что находящиеся в тяжелом финансовом положении россияне готовы тратить деньги на других, а не на себя. Однако, согласно недавним опросам, все меньше россиян готовы идти на такие жертвы и оплачивать стоимость империи. Они желают большей финансовой поддержки со стороны своего государства.

Таким образом, состояние отношений Кремля с относительно небольшими Абхазией и Южной Осетией со всей очевидностью показывает россиянам, почему их страна столкнется с серьезными проблемами и огромными затратам, если попытается проделать тоже самое в Беларуси. До сих пор большая часть дискуссий о будущем Беларуси велась в контексте намерений В. Путина; однако гораздо большего внимания заслуживает его способность достичь своих целей. Может быть население России и не желает платить требуемую цену за укрощение белорусской оппозиции. Абхазский опыт, безусловно, подтверждает эту возможность.

Автор: Пол Гобл

Источник: The Jamestown Foundation