A Jordanian man reads a local newspaper with a headline on its front page about the latest events in his country, in the capital Amman, on April 4, 2021. - Jordan's official media warned today that security and stability are a "red line", a day after several senior figures were detained and a half-brother of King Abdullah II said he was put under house arrest. (Photo by Khalil MAZRAAWI / AFP) (Photo by KHALIL MAZRAAWI/AFP via Getty Images)

ВИНЧЕСТЕР. «Не я несу ответственность за развал государственного управления, за коррупцию и за некомпетентность, которая доминирует в наших правящих структурах последние 15-20 лет и даже усиливается». Так сказал иорданский принц Хамза ибн Хусейн в видеообращении, которое было, судя по всему, записано под домашним (или, скорее, дворцовым) арестом и опубликовано затем ВВС 4 апреля.

Действительно ли 41-летний сын покойного короля Хусейна планировал переворот с целью свергнуть своего 59-летнего сводного брата, короля Абдаллу? Если это правда, это серьёзный звонок для внешних наблюдателей, которые в 1994 году приветствовали мирный договор Иордании с Израилем, а в дальнейшем считали Хашимитское королевство оазисом стабильности в турбулентном регионе.

Такая оценка выглядела вполне здравой. Иорданию почти не коснулись потрясения Арабской весны десятилетней давности. Но если эта стабильность станет иллюзорной, тогда придётся забеспокоится о том, что Иордания может пойти по пути Сирии и Ирака к хаосу, который затронет и Израиль с Саудовской Аравией; страна может также стать новым плацдармом для экстремистских группировок, подобных Исламскому государству и «Аль-Каиде». С такими перспективами США и другие западные союзники Иордании могут оказаться втянуты в ещё один ближневосточный конфликт.

Конечно, подобный сценарий не является неизбежным. Хамза отрицает какую-либо роль в интригах против государственного порядка, а в опубликованном 5 апреля его письменном заявлении говорится, что «в свете событий последних двух дней я отдаю себя в полное распоряжение Его Величества Короля». Поскольку в 2004 году король Абдалла лишил Хамзу титула наследного принца, сделав им собственного сына, подобная декларация верности (и не важно, насколько она вынужденная) является весьма ценной.

Но, конечно, дворцовыми интригами эта история далеко не ограничивается. Как рассказал вице-премьер и министр иностранных дел Иордании Айман Сафади, службы безопасности Иордании «следили за действиями и передвижениями Его Королевского Высочества принца Хамзы ибн Хусейна, а также Шарифа Хасана ибн Заида, Бассама Авадаллы и других, обеспечивая безопасность и стабильность страны». Авадалла, бывший министр финансов, и ибн Заид, член королевской семьи, ранее служивший послом короля Абдаллы в Саудовской Аравии, также были арестованы. Сафади пояснил, что расследование «обнаружило факты вмешательства и коммуникаций, в том числе с иностранными структурами, с целью совершения скоординированных действий по дестабилизации безопасности Иордании».

Официально эти «иностранные структуры» не были названы, но традиционным (и всегда удобным) подозреваемым является Израиль. Впрочем, хотя отношения между королём Абдаллой и премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху действительно напряжены, более интригующим подозреваемым можно назвать саудовского кронпринца Мухаммеда бин Салмана (сокращённо МБС).

На первый взгляд МБС может показаться маловероятным виновником, потому что практически весь арабский мир, и в том числе Саудовская Аравия, сразу выразили поддержку королю Абдалле. Тем не менее, Хашимитская династия, будучи хранителем мечети Аль-Акса в Иерусалиме, третьей святыни ислама, встала на пути больших амбициозных планов МБС для дома Саудов. Кстати, именно дедушка МБС лишил Хашимитов контроля над Меккой и Мединой в 1924-1925 годах.

Такая теория может показаться несколько натянутой, но не выглядит полностью немыслимой. В ноябре прошлого года, когда в Саудовской Аравии прошла секретная встреча между МБС и Нетаньяху, Иордания приложила массу усилий, чтобы подтвердить свою роль хранителя мечети: «Королевство продолжит защищать и поддерживать мечеть, сохраняя права всех мусульман на неё, поскольку Хашимиты являются хранителями мусульманских и христианских святых мест в Иерусалиме».

Наверное, эта версия никогда не будет окончательно доказана или опровергнута. Но нет сомнений в амбициозности МБС, и здесь также стоит отметить, что Авадалла, бывший ранее специальным посланником короля Абдаллы при саудовском дворе, в дальнейшем стал советником МБС и получил саудовский паспорт.

Несмотря на предполагаемую солидарность между арабскими монархиями, МБС может рассматривать нормализацию саудовских отношений с Израилем как способ получения неоспоримого контроля над Аль-Аксой. Это можно было бы представить в качестве естественного следующего шага после «Соглашений Авраама» между Израилем, ОАЭ, Бахрейном, Суданом и Марокко.

В подобном сценарии оттеснение хашимитов на второй план не выглядит высокой ценой. Взвешивая риски, МБС учитывает, что иорданская монархия крайне зависима от чужих щедрот, большинство из которых поступает от арабских нефтяных государств, США и различных агентств, например, Международного валютного фонда.

В конечном итоге политическое выживание иорданского монарха зависит от его политического мастерства, эффективности служб безопасности и удачи. С тех пор как король Абдалла взошёл на трон после смерти отца в 1999 году, у него имелись все три компонента. Ему повезло, что его дядя, принц Хасан ибн Талал, лишённый титула наследного принца ровно накануне смерти короля Хусейна, смирился с этим решением. Хамза мог отреагировать иначе. Известно, что королева Нур, его мать и последняя жена короля Хусейна, была недовольна, когда сына лишили статуса наследника.

Кроме того, удача может закончится, причём даже у династии, которая ведёт своё происхождение от самого пророка Мухаммеда. Примерно половина десятимиллионного населения Иордании – это палестинцы. И многие из них помнят кровавый «чёрный сентябрь» 1970 года, когда повстанческие силы Ясера Арафата были изгнаны из королевства. И хотя лояльность иорданских племён традиционно не ставится под сомнение, популярность Хамзы у этих племён могла спровоцировать подозрения в подготовке переворота.

Впрочем, самое тревожное для короля Абдаллы – это обвинения в усилении коррупции и некомпетентности, о которых говорит Хамза. Covid-19 стал катастрофой для очень важного туристического сектора страны и повысил нагрузку на государственные службы, которым и так уже надо справляться (как минимум) с 660 тысячами беженцев из охваченной гражданской войной Сирии и ещё примерно 70 тысячами тех, кто бежал от войны в Ираке.

Не приведёт ли это давление к концу хашимитского правления? В эпоху Первой мировой войны Британия поставила хашимитских королей в Иордании и Ираке в качестве вознаграждения за их роль в арабском восстании против османского правления (этот эпизод стал знаменит на Западе благодаря книге и фильму «Лоуренс Аравийский»). В Ираке хашимитское правление было самым стабильным периодом в истории страны, пока в 1958 году король Файсал II не был казнён в ходе военного переворота.

Напротив, хашимитское правление в Иордании пережило войны с Израилем, волны арабского национализма, конфликт с Организацией освобождения Палестины, а также соблазны исламского экстремизма. Впереди будет множество других проблем, и, как хорошо понимает король Абдалла, выживание ему не гарантировано. «Крамола пришла изнутри и извне нашего дома, – заявил король 7 апреля, – и ничто не сравнится с моим шоком, болью и гневом как брата, как главы семьи Хашимитов, как лидера нашего гордого народа».

Автор: Джон Эндрюс бывший редактор и иностранный корреспондент журнала The Economist, является автором книги «Мир в конфликте: понимание мировых проблем».

Источник: Project Syndicate, США