Однако провести его через Конгресс будет сложно…

Временами создается впечатление, что Джо Байден обладает, судя по всему, мировоззрением человека, который, путешествуя во времени, попал в отдаленное будущее и там оказался в сложном положении. Он прекрасно осознает угрозы, которые возможны в будущем, однако настроение у него продолжает оставаться непоколебимо ностальгическим. 31 марта он объявил о первой половине своего масштабного инфраструктурного пакета, в котором есть как старомодные строительные проекты для «синих воротничков», так и новомодные инициативы, призванные помочь Америке оказаться в более зеленом будущем. Этот план, изложенный в центре обучения столярному делу под Питтсбургом, напоминает о прошлом в стиле президента Рузвельта: времени, когда производственные мускулы не объединенных в профсоюзы американцев двигали вперед экономику, когда напористое правительство управляло промышленностью и непосредственно занималось созданием рабочих мест, когда строительство значительной и дорогостоящей инфраструктуры силами самих американцев оживляло проседающую экономику. «Такие инвестиции в инфраструктуру происходят один раз в жизни целого поколения, и ничего подобного мы не видели и не делали с того момента, когда построили систему автодорог между штатами и участвовали в космической гонке много десятилетий тому назад», — сказал президент, давая почувствовать таким образом всю суть его монументальных амбиций. Столь же монументальны будут и те вызовы, которые связаны с их одобрением.

Значительная часть средств из этого пакета, около 621 миллиарда долларов, будет потрачена на транспортную инфраструктуру. Большая часть этих средств будет вложена в старомодные проекты по типу «Нового курса» — в дороги, мосты, общественный транспорт, железные дороги и аэропорты. Однако 174 миллиарда долларов из этой суммы пойдут на электромобили: будут предоставляться налоговые кредиты для того, чтобы потребители могли себе их позволить, чтобы штаты смогли построить 500 тысяч государственных станций для зарядки, а также для того, чтобы оказать поддержку внутренним цепочкам поставок (Белый дом не устраивает величина американского рынка электромобилей, который составляет всего одну треть от китайского).

Не менее 100 миллиардов долларов будет потрачено на развитие электрических сетей, которые в прошлом году явно не справились со своими задачами в Техасе и в Калифорнии. Примерно такое же количество средств будет направлено на инфраструктуру в области обеспечения питьевой водой, включая замену свинцовых труб, которые все еще имеются в 9 миллионах домов. Кроме того, 213 миллиардов долларов будут потрачены на менее масштабные проекты, а также на энергоэффективное переоснащение домохозяйств, школ, государственных колледжей, детских центров, больниц для ветеранов и федеральных зданий. Сумма, предназначенная для центров для престарелых (400 миллиардов), довольно значительна, но столь же значительными остаются и вопросы по этому поводу.

Администрация утверждает, что каким-то образом 40% из общей суммы, предусмотренной законопроектом, получат проблемные населенные пункты, однако точный механизм того, как это будет реализовано, пока не определен. Самую большую долю средств получат населенные пункты с наибольшим количеством нерешенных проблем, однако пока еще нет ясности по поводу механизма, с помощью которого это будет происходить. Самая большая доля средств будет направлена на решение острых вопросов (woke calculus), связанных с социальным неравенством и расовыми притеснениями. Половину из 40 миллиардов долларов, предназначенных на переоснащение лабораторий, получат традиционные черные колледжи и университеты (в них нет и половины из числа существующих в стране лабораторий). Кроме того, национальная лаборатория по климату тоже будет аффилирована с одним из традиционных черных колледжей. Нет никакой неопределенности в том, кто, как на это надеется г-н Байден, будет выполнять эту задачу — объединенные в профсоюзы работники. «Настало время для того, чтобы они приняли участие в реальном деле», — сказал он в своем выступлении в Питтсбурге.

В отличие от Американского плана спасения (American Rescue Plan) в объеме 1,9 триллиона на период пандемии, который демократы смогли провести через Конгресс, новый законопроект натолкнется на значительное противодействие. Консервативно настроенным демократам не нравится идея о том, чтобы исключить республиканцев из процесса переговоров и увеличить государственный долг, который в настоящее время составляет 130% ВВП. Поэтому появилось решение об увеличении корпоративных налогов для финансирования строительного бума. Судя по всему, план по созданию рабочих мест направлен на то, чтобы повлиять, в основном, на колеблющихся умеренных — преимущественно на демократов, которые без особого труда могут торпедировать президентские амбиции, и, возможно, даже на некоторых республиканцев, которые готовы присоединиться. Этот план предусматривает щедрое финансирование таких имеющих двухпартийную поддержку проектов как увеличение широкополосной сети и переподготовка сотрудников (Джо Байден представит позднее в апреле вторую часть этого пакета, посвященную вопросам «социальной инфраструктуры»).

К огорчению левого крыла своей партии, г-н Байден обуздал свои климатические амбиции. Те 400 миллиардов долларов, которые он в ходе своей президентской кампании пообещал направить на поддержку исследований в области чистой энергетики, сократились до скромных 180 миллиардов долларов. Кроме того, запланированное увеличение федеральных расходов на поддержку инноваций в области чистой энергетики было урезано до 46 миллиардов. «Этого совершенно недостаточно», — заявила Александрия Окасио-Кортес (Alexandria Ocasio-Cortez), прогрессивный член Палаты представителей. — Эта сумма должна быть намного больше».

Однако Джо Байден не отказался от своих амбиционных обещаний сделать производство электроэнергии полностью независимым от углеводородов к 2035 году и добиться нулевого баланса углеродных выбросов к 2050 году. Для этого его план предусматривает целый ряд «морковок», включая щедрые инвестиции и предоставление налоговых льгот для компаний, производящих чистую энергию. Кроме того, предусмотрено финансирование пилотных проектов в области самых передовых технологий, в том числе таких, как плавающие морские ветряные турбины, поглощение и хранение углеводородов, а также сохранение энергии для ее последующего использования в коммунальном хозяйстве (по сути, речь идет о гигантских батареях). Однако его выбор дубинки может, в конечном счете, оказаться проблематичным. Вместо обложения налогами использования углеводородов, которое, как он опасается, может быть непопулярным, он предложил ввести национальный стандарт чистой энергии, и в таком случае сокращение выбросов можно будет обеспечить с помощью прямого правительственного регулирования.

Однако существующие в Сенате подковерные порядки могут похоронить этот механизм. Если г-н Байден не сможет получить десять республиканских голосов (этого достаточно для того, чтобы ликвидировать угрозу обструкции со стороны «флибустьеров»), то тогда ему придется прибегнуть к процессу бюджетного примирения, — именно такая процедура была использована для проведения через Конгресс его законопроекта о помощи в связи с пандемией коронавируса. Однако процедура примирения может быть использована только в отношении бюджетных мер. Поэтому г-н Байден, судя по всему, сможет сохранить гипотетический налог на углеводороды всего с 50 голосами, потому что его можно будет определить, в основном, как бюджетную меру, тогда как предлагаемые им стандарты в области чистой энергии — вопрос сугубо для регуляторов, поэтому его, вероятно, придется выбросить за борт.

Добиться достаточного количества привлекательности для всех будет трудной задачей. Поскольку г-н Байден обещал «провести добросовестные переговоры с любыми республиканцами, которые хотят помочь решить этот вопрос», многие могут сомневаться в его искренности, поскольку он предпочел действовать в одиночку в отношении законопроекта о помощи в условиях пандемии. Убедить десять сенаторов будет еще сложнее. Большая часть расходов предназначена для устаревшей инфраструктуры, а иногда это, похоже, нравится республиканцам, и, кроме того, такие расходы уже предусмотрены, и это, судя по всему, они тоже одобрят, однако им не понравится то, как президент собирается получить доходы.

Г-н Байден предлагает увеличить уровень корпоративных доходов и довести их до 28%, тогда как в настоящее время они составляют 21%. Подобный шаг частично ликвидирует введенное Дональдом Трампом в 2017 году сокращение корпоративного налога с 35% (это было его единственным значительным законодательным достижением). Бизнес уже начал громко протестовать против предлагаемых изменений, хотя многочисленные вычеты в Американском налоговом кодексе, вероятно, приведут к тому, что реальные налоги останутся ниже этого уровня (а также намного ниже 24%, то есть ниже среднего уровня в странах-членах Организации экономического сотрудничества и развития — ОЭСР) даже в том случае, если этот план будет принят в том виде, в котором он предлагается.

Есть и другие изменения, которые явно не понравятся бизнесу. В настоящее время налоговый инспектор активно ищет личные доходы американцев за границей, однако у него более селективный подход в отношении американских корпораций. Г-н Байден намерен гармонизировать ту боль, которую испытывают зарубежные рабочие и капитал, и он собирается ввести глобальный минимальный налог в размере 21%. Он также хочет обсудить глобальное соглашение о минимальном налогообложении для того, чтобы остановить всемирную гонку и поиски все более низких налоговых ставок на капитал. 15-процентный минимальный налог на балансовую стоимость активов также станет наказанием для тех компаний, которые показывают налоговому инспектору небольшую прибыль, но при этом щедро одаряют многих своих акционеров.

«Это не Уолл-стрит построил это страну. Это вы, представители великого среднего класса, построили эту страну», — сказал г-н Байден в Питтсбурге, демонстрируя тем самым краткое повторение своей философии действия. Пока президенту удалось осуществить впечатляющий магический трюк: он сохраняет репутацию умеренного политика, настаивая на максималистских законопроектах, и на самом деле добивается принятия тех проектов, о которых леваки, не обученные искусству практического подхода, возможно, только мечтают. Время покажет, не утратил ли этот трюк своего шарма.

Редакционная статья

Источник: The Economist, Великобритания