Руководство России всё чаще использует спецслужбы для сокрытия своей террористической деятельности на мировой арене. Их задачей является срыв международных расследований, по итогам которых Владимир Путин и его окружение могут быть привлечены к ответственности за многочисленные преступления.

Не является исключением и судебный процесс по катастрофе Boeing 777. Напомним, 17 июля 2014 года российскими военными и наёмниками в небе над Донецкой областью ракетой, выпущенной из ЗРК «Бук», был сбит пассажирский самолёт. По вине России погибли все находившиеся на борту 298 человек, включая 80 детей.

В частности, государственная прокуратура Нидерландов заявила, что Россия пытается помешать законному расследованию катастрофы рейса МН-17. Более того, российские спецслужбы пытаются запугать свидетелей для сокрытия следов своих злодеяний. Прокурор по делу Тейс Бергер сообщил о минимум двух свидетелях, которые были подвергнуты нападениям со стороны Федеральной службы безопасности России (ФСБ) или Главного управления Генерального штаба Вооружённых сил России (ГРУ).

В заявлении одного из свидетелей шла речь о вооружённых людях, которые ворвались в его дом после распространённого им видео с запуском ракеты из ЗРК «Бук» российскими военными и наёмниками. Впоследствии он был вынужден скрываться. У другого свидетеля попросту отобрали персональную технику, которую он использовал для исследования обстоятельств трагедии.

Тревожно, что указанные инциденты произошли несмотря на то, что данные всех (!) свидетелей в деле МН-17 засекречены.

Кибератаки также являются важной составляющей работы российских спецслужб. Ведь там, где не срабатывает человеческий фактор, сработает вмешательство «онлайн».

К примеру, в 2017 году Служба общей разведки и безопасности Нидерландов (AIVD) обнаружила атаку на систему и базы данных полиции. Тогда нидерландская разведка подтвердила причастность к кибератаке хакерской группировки Cozy Bear, связанной со Службой внешней разведки России (СВР). Также есть версия, что это могла быть группировка Fancy Bear, связанная с ГРУ.

Хакерская атака произошла именно тогда, когда полиция приступила к расследованию уголовного дела по МН-17. Точный масштаб кибератаки неизвестен: в частности, пострадала система безопасности полиции, в результате чего злоумышленники могли получить доступ к её внутренним данным.

Российские спецслужбы используют широкий арсенал методов, чтобы достигнуть поставленные перед ними Владимиром Путиным цели. Шантаж, подкуп, запугивание, похищения и убийства — это лишь малая часть «работы» силовых структур России.

По мнению главы Федерального ведомства по охране конституции Германии Томаса Хальденванга, в ФРГ шпионская активность России достигла уровня холодной войны. «Методы становятся все грубее, а средства — все более жестокими», — сказал он 6 июня в интервью немецкой газете Welt am Sonntag. В частности, он отметил демонстративное убийство чеченского полевого командира, гражданина Грузии Зелимхана Хангошвили 23 августа 2019 года в центре Берлина на глазах очевидцев.

По словам Томаса Хальденванга, свой интерес российские шпионы направили практически на все отрасли политики и экономики Германии: внешняя политика, политика вооружений, оборонная политика, санкционная политика особенно. Используя большое количество агентов, спецслужбы России пытаются «установить контакты в среде лиц, принимающих политические решения». Не стоит забывать и о проекте «Северный поток-2», который лоббируется через лояльных немецких политиков.

Всё это является частью одной большой геополитической игры, в которой Россия взяла на себя роль «захватчика и освободителя». Пытаясь показать себя миру как «сверхдержава», в действительности РФ превратилась в страну четвёртого мира — с огромным потенциалом, но никчёмной властью, горсткой олигархов- миллиардеров и миллионами нищих россиян.

Но у цивилизованного мира имеются рычаги давления на Россию, ведь мало кто готов мириться со шпионскими играми Владимира Путина, и санкции это подтверждают. Следующий логический шаг — отключение РФ от международной межбанковской системы передачи информации и совершения платежей SWIFT, а также принятие законов США (DASKA, CAATSA), которые дадут определение России как государству-террористу.

А тем временем начался судебный процесс по делу МН-17. Обвиняемые — трое граждан России и гражданин Украины, и у стороны обвинения достаточно доказательств. Однако с учётом методов «работы» российских спецслужб, ни следователи, ни прокуроры не спешат обнародовать материалы раньше времени, и демонстрируют их в суде по мере процесса.

К примеру, 9 июня «Русская служба Би-би-си» сообщила, что в суде обнародованы новые записи перехватов высокопоставленных военных «ДНР», где они обсуждают транспортировку ЗРК «Бук» по подконтрольной им территории в день катастрофы.

«За семь часов до катастрофы Дубинский и его подчинённый, отставной офицер военной разведки армии России Олег Пулатов, могли обсуждать отправку „Бука“ из Донецка в сторону села Первомайское Донецкой области. Именно оттуда, по версии следователей JIT, была позже пущена ракета, которой сбили „Боинг“», летевший рейсом МН17 из Амстердама в Куала-Лумпур», — пишет издание, цитируя записи перехвата.

«…

Дубинский: „Значит у меня такая просьба и информация. В Григоровке это все стадо поросят уползло на восток. Посмотрите, где там на восток.

Пулатов: А там некуда.

Дубинский: Есть там куда, есть, смотрите. Там есть под горочкой, они прямо около восточного соседа присели. Вся ихняя …[команда] сидит там. Пусть восточный сосед посмотрит и …[ударит]. потому что в Григоровке осталось только 5-6 БМП.

Пулатов: Понял.

Дубинский: Слушай меня. Сейчас тебе „Крот“ притянет „Бук-М“ [в 2014 году позывной „Крот“ носил ещё один подозреваемый по делу — Леонид Харченко, глава разведывательного подразделения ГРУ самопровозглашённой ДНР]

Дубинский: Надо поставить где-то в районе Первомайска его. „Бук-М“… И придут три танка „Востока“ с охраной“.

…»

В суде по делу MH-17 одно за другим озвучивают ранее неизвестные общественности доказательства. Это правильная тактика, ведь если рассказать о них раньше, роспропаганда завалит всё информационным мусором, чтобы посеять сомнения, а российские спецслужбы примутся «обрабатывать» следствие.

Тамара Петренко