Фото: Reuters

«Мы знаем о вашем предложении начать работу по Конституции, считаю, это логично, своевременно и целесообразно», — заявил на первой после президентских выборов в Беларуси встрече с Александром Лукашенко Владимир Путин. О конституционной реформе Лукашенко говорит уже несколько лет, во время предвыборной и уже послевыборной кампании он тоже не раз упоминал будущий референдум. Но при чем тут Путин? О том, почему президент России напоминает Лукашенко о внутренних политических преобразованиях в Беларуси, в чем интерес Кремля и значит ли это, что Москва хочет ослабить влияние Лукашенко внутри страны, TUT.BY спросил у экспертов.

Встреча Путина и Лукашенко в Сочи была анонсирована как закрытая, без присутствия делегаций и СМИ. Но в итоге 20-минутное видео с начала четырехчасовых переговоров появилось на YouTube-канале телеканала RT.

— Вы знаете, мы за то, чтобы белорусы сами, без всяких подсказок и давлений извне, в спокойном режиме и диалоге друг с другом разобрались в этой ситуации и пришли к общему решению, как выстраивать свою работу дальше. Мы знаем о вашем предложении начать работу по Конституции, считаю, это логично, своевременно и целесообразно. Нам известна позиция, которую ваши представители изложили в ОБСЕ в этой связи. Уже создана, по-моему, соответствующая структура во главе с заместителем председателя Конституционного суда. Уверен, что, имея в виду ваш опыт политической работы, эта работа и работа по этому направлению будет организована на самом высоком уровне, и это позволит выйти на новые рубежи в развитии политической системы страны, а значит, создать условия для дальнейшего развития, — заявил Путин Лукашенко.

Политолог, директор Института политических исследований «Палітычныя сфера» Андрей Казакевич отмечает: Путин дал понять Лукашенко, что вопрос преобразований внутри Беларуси Кремль с контроля не снимает.

— Путин на этой встрече фактически напомнил Лукашенко о том, что необходимо провести политическую реформу, не надо про это забывать. При этом на этой видеозаписи сам Лукашенко ни разу не упомянул про конституционную реформу и не сказал, как он видит внутриполитический диалог, про который Москва постоянно напоминает Беларуси. Поэтому, думаю, это было напоминание от Путина о том, что Москва с контроля этот вопрос и необходимость такого рода преобразований в Беларуси не снимает, — считает Казакевич.

Заместитель главного редактора Carnegie.ru, эксперт по российской внешней политике, Восточной Европе и ее отношениям с Россией Максим Саморуков уверен, что вопрос конституционной реформы Владимир Путин поднял не зря — именно это станет платой за поддержку со стороны Кремля.

— Конституционная реформа — цена всех остальных вещей, о которых договариваются Путин и Лукашенко: кредита в $ 1,5 миллиарда, обещания всесторонней поддержки со стороны России. И этот размен подсказывает, кому больше всего нужна конституционная реформа в Беларуси, кто рассчитывает больше всего от нее выиграть — Кремль.

Главное в конституционной реформе то, что Лукашенко перестанет быть единовластным правителем Беларуси. Кремлю больше не придется решать все вопросы по белорусскому направлению непосредственно с ним. Вместо него появится рыхлая, не доверяющая друг другу и неуверенная в собственном положении даже внутри страны коллективная правящая элита. Ведь Лукашенко был таким хлопотным партнером для Москвы не только потому, что он один контролировал в Беларуси все, но еще и потому, что считалось, что он пользуется в стране большой популярностью и может опереться на широчайшую поддержку белорусского народа. А вот эти коллективные люди, которые придут руководить вместо Лукашенко, будут сидеть в парламенте, Совбезе или правительстве — они уже такой популярности иметь не будут и не смогут сказать, что весь белорусский народ 80 процентами голосов за каждого из них встанет, — считает Саморуков.

Эксперт объясняет: правящая элита, между которой будут распределены полномочия, будет чувствовать себя гораздо менее уверенно, прежде всего, внутри страны, и будет понимать, что если белорусскому народу дать свободно проголосовать, то он неизвестно за кого проголосует. Поэтому лучше рассчитывать не на белорусский народ, а на Кремль, который поможет не дать белорусскому народу свободно голосовать.

— Ведь эта конституционная реформа не планируется как шаг к резкой демократизации белорусской политической жизни. Да, она уменьшит полномочия Лукашенко, но в то же время сохранит за властями возможность отсекать тех, кто никуда попадать не должен. Усиление других институтов власти не предполагает реальную демократизацию способа их формирования. Да, парламент будет иметь больше полномочий, но уверенности в том, что он будет избираться на честных выборах, нет. Тем более что реформу будут согласовывать с Россией.

«Остается Лукашенко или нет — не главный вопрос сейчас»

По мнению экспертов, проведение конституционной реформы под присмотром Кремля вовсе не значит, что Александр Лукашенко полностью отойдет от власти.

— В принципе раз Конституция новая, то все предыдущие президентские сроки Лукашенко обнуляются. Но тут важнее то, что сейчас он уйти никуда не может, потому что это человек, который по-прежнему управляет белорусской государственной и силовой машиной. Если он сейчас уйдет, то кому доверить процесс по конституционной реформе? Все равно все эти омоновцы, кагэбэшники слушают Лукашенко, никого более влиятельного в стране нет. Заменить его сегодня Кремлю некем, а главное незачем.

Из всего белорусского режима самый загнанный в угол — это Лукашенко. У него самая ужасная репутация, самая глубокая степень дискредитации на Западе, и прежде всего с ним там никто не будет разговаривать — для Кремля это очень удобно. А дальше, если руководство Беларуси станет коллективным, то какая разница, остался Лукашенко или нет? Думаю, Путину лично будет комфортнее, если Лукашенко останется у власти. Для Запада это будет символом того, что режим не приобрел какого-то принципиально нового качества: будет понятно, что никакой реальной демократизации в стране не произошло, а значит, Западу будет неудобно опять начинать диалог с Беларусью, — считает Максим Саморуков.

По большому счету, по мнению эксперта, остается Лукашенко или нет — не главный вопрос сейчас. У Путина нет планирования на десятилетия, сейчас он занят переформатированием белорусской власти, и для этого ему нужен Лукашенко. А когда через несколько лет дело дойдет до проблемы переизбирать Лукашенко или нет, то решение примут по обстоятельствам.

— Если к тому времени появятся кандидаты, с которыми Кремлю будет комфортнее, Лукашенко могут и убрать. А могут и не убрать. Для пожилых людей инерционные сценарии обычно самые предпочтительные. Поэтому пока можно сказать, что в среднесрочной перспективе Лукашенко остается, а про долгосрочную — никто пока не думает, — отмечает Саморуков.

Стратегически Москве важно преобразовать правила политической игры в Беларуси так, чтобы по большому счету было неважно, кто будет руководителем, главное, чтобы Беларусь оставалась в орбите российского влияния.

— Думаю, более вероятный вариант без Лукашенко. Вряд ли он согласится играть меньшую политическую роль, чем он играл все 25 лет. Видно, что это не соответствует его психотипу — он сейчас очень резко реагирует на внутренние кризисы, и ему очень важна вся эта иллюзия контроля. Поэтому, скорее всего, Кремлем будет ставиться вопрос о транзите власти, чтобы какие-то новые люди занимали руководящие посты в Беларуси. Это наиболее логичный вариант, но как будет — никто не знает, все зависит от того, как будет развиваться ситуация внутри Беларуси. Учитывая, что Лукашенко остается сейчас у власти, внутриполитическая ситуация будет непростая, — считает Андрей Казакевич.

Елена Толкачева

Источник: TUT.BY