Канцлер Германии Меркель и президент России Путин в субботу в Кремле перед пресс-конференцией. Sergei Guneev / Sputnik

Визит канцлера ФРГ Ангелы Меркель в Москву для встречи с российским президентом продемонстрировал центральную роль России в решении конфликта в Ливии и Сирии. По другим вопросам канцлер тоже искала точки соприкосновения.

В настоящее время при поиске решения, позволяющего остановить военные действия в Ливии и Сирии, а также конфликт вокруг Ирана, без России не обойтись. К этому российский президент Владимир Путин пришел в последние три года — не благодаря выдающимся стратегическим достижениям, а за счет того, что воспользовался нужным моментом и не испугался прибегнуть к военному вмешательству. Насколько европейцы с этим смирились, показал состоявшийся в субботу визит канцлера ФРГ Ангелы Меркель в Кремль к Путину, о котором хотя и было объявлено лишь недавно, но который, вероятно, планировался уже давно. Меркель не выступила напрямую в роли просительницы. Но то, что ей необходимы расположение и помощь Путина, было неоспоримо.

Усилия по Ливии

Канцлер ФРГ приехала в первую очередь из-за вопросов глобальной политики. Эскалация вокруг Ирана сделала встречу, которая обычно анонсируется за более длительный срок, более срочной. В фокусе внимания стояли такие темы как Ливия и Сирия. Немецкая дипломатия уже давно планирует провести в Берлине совместно с ООН конференцию по урегулированию в Ливии. Сама Германия, собственно, не является влиятельным игроком. Преимущество за теми, кто сам или при активной поддержке действует военными методами.

Жалоба Меркель о том, что в ливийскую гражданскую войну вмешивается слишком много внешних сил, в применении к Путину выглядела беспомощным упреком: вместе с Турцией Россия только что взяла на себя ведущую роль в формировании будущего Ливии. В Стамбуле Путин и турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган в среду заявили о прекращении огня, которое должно вступить в силу в ночь на воскресенье.

Оба государства, сложным образом тесно сотрудничающие друг с другом, все же действуют по разные стороны в ливийской гражданской войне. Россия с давних пор поддерживает генерала Халифу Хафтара, а Турция — признанное Западом переходное правительство Фаиза Сарраджа, которое обладает лишь небольшой властью в стране. В Ливии, говорят, активно участвуют и российские наемники известной по другим регионам — Украине, Судану, Сирии — частной военной компании Вагнера. Эрдоган назвал цифру 2000 человек. Касаясь этого вопроса, Путин в субботу опроверг любую официальную связь с этими военными силами.

Визит Путина к Асаду

Влиятельными игроками также являются ОАЭ и Египет, с которыми Путин общался в пятницу. Германии необходима их поддержка, если конференция в Берлине состоится. Меркель в Кремле перед СМИ высказалась оптимистично, сказав о том, что через некоторое время сможет пригласить стороны в Берлин. Путин, определенно, с удовольствием слушал, как она фактически похвалила результаты его встречи с Эрдоганом. Сам он подчеркнул значение Ливии в вопросах безопасности всего региона — в том числе из-за беженцев и террористической деятельности. Это также свидетельствует о том, насколько велико стало влияние Москвы в отношении южных и ближневосточных стран, расположенных вблизи от ЕС.

Это касается, по крайней мере, Сирии. Путин рассказал Меркель о своем недавнем визите в Сирию к диктатору Башару Асаду и о соглашениях по региону вокруг Идлиба у турецкой границы. И это стало результатом встречи в Стамбуле, которую похвалила Меркель в контексте шагов по улучшению гуманитарной ситуации. Путин и Меркель заявили о поддержке работы конституционного комитета. Российский президент не в первый раз подчеркнул, насколько важно, чтобы Сирия при этом самостоятельно могла определять свое будущее. Также он вновь призвал к тому, чтобы восстановление и возвращение беженцев проходило в согласовании с сирийским правительством и без политизации и предварительных условий.

Путин также нуждается в европейцах

Предостережение Меркель о том, что для всех этих конфликтов есть только политическое, а не военное решение, вероятно, поддерживает и Путин. Но он, в отличие от европейцев, военными действиями создает положение дел, которое — по его представлениям — делает это политическое решение в принципе возможным. Поэтому нити сходятся в Кремле, а Меркель и остальные европейцы оказываются в непривычной для них роли и вынуждены позволять Путину обрисовывать им незыблемые факты.

Тем не менее, Путин тоже нуждается в европейцах. Российские усилия на Ближнем востоке привели также и к хаосу. Если в конфликте вокруг Ирана из-за дальнейших американских шагов произойдет эскалация, успехи этой политики окажутся под угрозой. Путин предостерег от большой войны вокруг Ирана, последствия которой станут ощутимыми для всего мира. Он хочет заручиться поддержкой Германии и ЕС для задаваемого им — и согласованного с Эрдоганом — политического курса. В том, что касается ядерного соглашения с Ираном, из которого вышли США и которое находится на грани краха, общие интересы у России и ЕС определенно существуют.

Равноудаленность от Америки и России?

Встречу в Кремле оба политика расценили как продуктивную и полезную. Она продлилась на полтора часа больше, чем было запланировано. Тональность, как обычно между ними, казалась деловой и дружеской. Меркель была в последний раз в Москве почти пять лет назад. Последствия разлада между Россией и Западом после Майдана в Киеве, присвоения украинского Крыма Москвой и военного вмешательства на востоке Украины особенно негативно отразились на германо-российских отношениях. Вместе с тем, вопреки упрекам тех германских идеалистов, который с симпатией относятся к Путину, и некоторых представителей экономики, диалог никогда не прерывался. Меркель в субботу в начале переговоров повторила свою стандартную фразу: всегда лучше говорить друг с другом, чем друг о друге.

Украина, как и прежде, осложняет отношения, это неоспоримо, но Меркель снова вернулась к повседневным вопросам. Робкий прогресс в Донбассе после саммита в Париже служит тому оправданием. К этому относится и успешно заключенный договор о транзите газа через Украину. Минские соглашения остаются основой решения конфликта — Путин вновь дал понять, что несмотря на все внутриполитические трудности на Украине при их реализации он не готов к отступлению, как того желает Киев.

Россияне также высоко ценят то, что немцы, как и они сами, считают неправильными и неоправданными американские санкции против проекта «Северный поток — 2». Меркель однозначно дала это понять. Германия хочет достроить газопровод. Она даже вернулась к своей старой позиции о том, что этот спорный (из-за обхода Украины и Польши, а также зависимости от России) трубопровод является, в первую очередь, экономическим, а не политическим проектом. В эту субботу в Кремле почти казалось, что в настоящий момент Германия равноудалена от России и Америки.

Автор: Маркус Акерет (Markus Ackeret)

Источник:Neue Zürcher Zeitung, Швейцария