Протесты в Беларуси и боевые действия в Карабахе перевернули отношения российской власти с лидерами Минска и Еревана. В прошлом президент Беларуси Александр Лукашенко и премьер-министр Армении Никола Пашинян обычно действовали в русле Москвы. В тоже время периодически они пытались дистанцироваться от России, становясь на сторону Запада и осуждая определенные действия Кремля. Однако в последние месяцы каждый из них, имея свои на то причины, был вынужден обратиться к России за помощью. А. Лукашенко, которого отвергнул собственный народ и не признал Запад в качестве законного президента, начал искать поддержки у В. Путина, пытаясь подтвердить свою абсолютную лояльность Кремлю и доказать незаменимую роль Беларуси в защите России «от западной агрессии». Н. Пашинян, в свою очередь, в попытке заручиться поддержкой Москвы в войне Армении против поддерживаемого Турцией Азербайджана, также пообещал свою лояльность.

Все это побудило российские власти запустить новую волну проимперской пропаганды, наблюдаемую в последние недели. Используя заявления лидеров Беларуси и Армении, СМИ стали продвигать идею незаменимости России в вопросе оказания помощи своим соседям для демонстрации статуса Российской Федерации, как великой державы. Единственный способ выжить постсоветским государствам, говорят пропагандисты, — это отказаться от своих «многовекторных» подходов и выполнить ряд условий, поставленных Кремлем, а именно: официально признать Крым частью России, провести глубокую интеграцию с Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС), лоббировать отмену антироссийских санкций, снизить влияние США и запретить деятельность ряда прозападных неправительственных организаций и т. д. Главный редактор RT Маргарита Симонян, в частности, заявила: «…Армения или обречена вернуться к России, или обречена». Разнообразные российские обозреватели утверждают, что Армения не выживет, если не войдет в состав России.

Тем не менее независимые экономисты и социологи склонны полагать, что, в отличие от 2014 года, властям России не удастся спровоцировать новый «патриотический всплеск» в обществе, основанный на неоимперских идеях. Экономист и директор Центра исследований постиндустриального общества Владислав Иноземцев считает, что военный конфликт в Карабахе беспокоит представителей армянской и азербайджанской диаспор в России, но не простых россиян. «Кроме того, люди хорошо понимают, что лидерам соседних стран от России нужна лишь финансовая поддержка и не более того», — сказал он.

С этим утверждением согласна и Елена Галкина, политолог, доктор исторических наук. «Имперская пропаганда сопровождается очередной девальвацией рубля и, соответственно, ростом цен, что гораздо больше тревожит россиян, нежели внешнеполитическое влияние. Что касается Беларуси, рядовые россияне скорее будут переживать за отсутствие в магазинах белорусских колбас и молока, что неизбежно в случае поглощения Россией Беларуси», — предполагает эксперт.

Эти выводы аналитиков подтверждаются социологическими данными. Заместитель директора Левада-центра Денис Волков по результатам августовского опроса отметил, что, хотя большинство россиян поддерживают дальнейшее развитие экономического сотрудничества между Москвой и Минском, однако желание «присоединить Беларусь» и «включить ее в состав России» маргинально — лишь небольшая часть пожилых респондентов высказываются за такое объединение.

Продолжающееся снижение экономического благосостояния также не способствует готовности россиян идти на новые жертвы во имя «величия империи». По данным Росстата, каждый четвертый ребенок в России живет за чертой бедности. По мнению экспертов, государство не в состоянии решить проблему снижения доходов; по прогнозам, к концу 2020 года, 16 % трудоспособного населения могут оказаться за чертой бедности. Такая ситуация ведет к чувству неудовлетворенности жизнью и недоверия к власти, а не к росту патриотизма.

По крайней мере, на данный момент уличные демонстрации в Беларуси против А. Лукашенко неспособны вдохновить россиян на усиление протестной деятельности. «Российские СМИ посылают внутренней аудитории противоречивые сигналы, намекая, что ситуация [в Минске] находится под контролем. Однако на настроения россиян способна повлиять только действительно успешная политическая революция в Беларуси», — считает Е. Галкина. «Многие [простые россияне] солидарны с белорусской оппозицией, но вряд ли думают о тиражировании ее опыта», — пояснил В. Иноземцев.

В то же время российские социологи отмечают, что либеральная оппозиция в стране крайне разобщена и не имеет четкой программы экономических реформ и понимания вопросов государственного устройства. По мнению Сергея Белановского и Анастасии Никольской, в оппозиционных кругах господствует «атмосфера ожидания социального чуда, которое якобы свершится при смене существующего режима на демократический». По мнению экспертов, «между реальными программами государственных и экономических реформ и представлениями об этих реформах в среде демократической оппозиции лежит пропасть». И все же сторонники либеральных реформ, несмотря на отсутствие профессиональных знаний, не готовы сотрудничать со «скрытыми диссидентами» из числа профессиональных чиновников среднего и низшего звена.

С. Белановский и А. Никольская опасаются, что в случае внезапных демократических преобразований в стране фрагментация российской оппозиции может привести к потоку неразрешимых политических конфликтов, которые снова возродят желание «вернуться к идее «сильной руки», которая восстановит порядок». Однако даже в такой ситуации российский народ, похоже, склонен поддерживать авторитаризм как «меньшее зло» по сравнению с анархией — но, никак не из-за имперской ностальгии и желания «прийти на помощь» соседним странам.

Автор: Ксения Кириллова

Источник: The Jamestown Foundation