13 мая российские силовики начали оперативно-розыскные мероприятия на территории за рекой Асса в Сунженском районе Ингушетии, на границе с Чечней. Власти предупредили местных жителей о запрете посещения района проведения мероприятий. По информации источников, силовики прочесывают лес в поисках группы боевиков во главе с Асланом Бютукаевым («амир Хамзат»). А. Бютукаев (45 лет) является командиром бригады мучеников «Риядус-Салихин» («Сады праведников») и соратником погибшего лидера организации «Имарат Кавказ» Доку Умарова. По мнению российских следователей, А. Бютукаев был одним из организаторов взрыва, осуществлённого террористом-смертником в январе 2011 года в московском аэропорту «Домодедово», в результате которого погибли 37 человек. Позже, в том же году, по информации официальных лиц Российской Федерации, Д. Умаров и А. Бютукаев были убиты в ходе спецоперации в районе села Верхний Алкун в Ингушетии. Сами боевики также подтвердили, что помощник Д. Умарова и его преемник Супьян Абдуллаев был убит в результате авиаудара. Но, видимо, ни Д. Умаров, ни А. Бютукаев тогда все-же не пострадали. В июне 2015 года, после того как российские силовики убили тогдашнего лидера «Имарата Кавказ» Алиасхаба Кебекова, А. Бютукаев принес присягу ближневосточному «Исламскому государству» от имени всех чеченских боевиков.

Сегодня на Северном Кавказе сопротивление практически отсутствует. Однако, по мнению некоторых экспертов, местные жители по-прежнему позитивно относятся к боевикам. Ветеран российского спецназа Сергей Гончаров заявил, что нынешняя ситуация в Ингушетии позволяет боевикам заручиться поддержкой местных жителей республики, в отличие от Дагестана или Чечни. С. Гончаров, очевидно, имел в виду политические протесты в Ингушетии в 2019 году и последующие аресты лидеров движения. Репрессии против активистов разозлили многих жителей Ингушетии, настроив их против власти.

По мнению руководителя ингушской правозащитной организации Магомеда Муцольгова, «Имарат Кавказ» давно прекратил свое существование, а его представителей или членов не может быть в Ингушетии. Распространение информации об активности боевиков и проводимых спецоперациях в Ингушетии несет репутационные и инвестиционные потери региону, считает правозащитник. В Ингушетии нет межконфессионального противостояния между различными исламскими учениями, до тех пор пока в отношения между религиозными группами не вмешивается власть и не начинает противопоставлять их друг другу, утверждает М. Муцольгов. Тимур Акиев, еще один ингушский эксперт, выразил сомнение по поводу информации о том, что А. Бютукаев мог проскользнуть в Ингушетию из Чечни в обход кордонов силовиков.

Организация «Имарат Кавказ» практически прекратила свое существование на Северном Кавказе после того, как к концу 2015 года была вытеснена местным представительством «Исламского государства». Переход от доморощенного повстанческого исламистского движения к международной джихадистской организации не всегда был гладким и мирным. И действительно, по последним данным, борьба между сторонниками «Имарата Кавказ» и «Исламского государства» могла переместиться за пределы региона, на Ближний Восток. Недавно в сирийской провинции Идлиб был убит лидер «Имарата Кавказ» Абдулла Цумада. В его гибели обвинили боевиков «Исламского государства». Предположительно, А. Цумада знал своих убийц, сообщает российское информагентство Lenta.ru со ссылкой на Веру Миронову, научного сотрудника Гарвардского университета, которая специализируется на негосударственных вооруженных организациях.

Примечательно, что командующий российскими силами в Сирии обратился к Турции за помощью в доставке тела убитого боевика в Россию. Запрос довольно необычный: в сирийской гражданской войне погибло много российских граждан, однако Москва, как правило, не утруждает себя сбором тел убитых боевиков. По словам друга убитого лидера «Имарата Кавказ», Абдулла Цумаду получил семь пулевых ранений после того, как вышел из своего дома на улицу по просьбе нападавших. Сообщается, что А. Цумада был убит людьми, которых он знал лично. Спустя несколько дней выяснилось, что нападавшие были боевиками «Исламского государства»; при этом их лидер якобы связан с российскими спецслужбами.

Несмотря на очевидный спад активности повстанческих движений на Северном Кавказе, очевидно, что российские власти по-прежнему уделяют пристальное внимание оставшимся группам боевиков, даже за пределами региона. В 2019 году общее число погибших в результате действий боевиков на Северном Кавказе достигло трех десятков. К концу прошлого года и в первые месяцы 2020 года уровень насилия резко снизился — в течение нескольких месяцев подряд не было зафиксировано ни одного инцидента, связанного с боевиками. Тем не менее, Москва допускает, при стечении неблагоприятных обстоятельствах, возможность возобновления сопротивления. Одним из таких сценариев может стать взрыв социального недовольства на Северном Кавказе из-за отсутствия юридических механизмов для деятельности гражданской оппозиции, при этом участников таких протестов ждут государственные репрессии. Чтобы предотвратить возрождение повстанческого движения, российские силовые структуры, похоже, пытаются ликвидировать даже неактивных лидеров боевиков или тех, кто живет далеко за пределами российских границ, но потенциально могут возглавить сопротивление в будущем.

Валерий Дзуцати

Источник: The Jamestown Foundation