Российская общественность ни сном ни духом не ведает о ГУЛАГе 2.0, а работа в этом направлении кипит.

«Идея о замещении труда мигрантов, мне кажется, она правильная, потому что можно создавать исправительные центры на крупных стройках, на крупных объектах, и лица, которые отбывают наказание, они обладают квалификацией, чтобы выполнять эту работу», — в понедельник, 24 мая, заявил министр юстиции России Константин Чуйченко, отвечая на вопросы журналистов в Хабаровске.

По его словам, он считает интересными крупные инвестиционные проекты, где численность лиц, отбывающих наказание в виде исправительных работ, будет составлять тысячу и более человек.

Министр юстиции полагает, что создание исправительных центров на крупных объектах в интересах самих заключённых.

«Это очень серьёзная проблема, потому что у нас на сегодняшний день порядка 180 тысяч лиц, отбывающих наказание в виде лишения свободы, имеют право перейти на отбытие наказание в виде исправительных работ, то есть перейти в исправительный центр. Но на сегодняшний день у нас создано всего лишь восемь тысяч с небольшим этих самых мест. Соответственно, мы в полной мере не можем реализовать право людей на замену лишения свободы на исправительные работы. Это очень социально значимая и интересная вещь, потому что люди тем самым не отрываются от общества, получают зарплату, могут выполнять свои обязательства, которые вытекают из решения судов», — заявил Чуйченко.

Высокопоставленный чиновник рассказал, что власти проводят «переговоры с бизнесом» и в ближайших планах ведомства «поднять количество исправительных центров и мест».

Ранее с предложением использовать труд заключённых вместо трудовых мигрантов выступил директор Федеральной службы исполнения наказаний России (ФСИН) Александр Калашников. В частности, в четверг, 20 мая, на координационном совете уполномоченных по правам человека в Красноярске он предложил создавать исправительные центры для осуждённых на базе крупных строек, где сейчас трудятся мигранты из Средней Азии.

«Это будет не ГУЛАГ, это будут абсолютно новые достойные условия, потому что этот человек уже будет трудиться в рамках общежития или снимать квартиру, при желании с семьёй, получать достойную зарплату», — считает Александр Калашников.

Примечательно, что инициатива создания «не ГУЛАГа», которая противоречит Конституции РФ и ратифицированным Россией международным конвенциям, была раскритикована правозащитниками. Однако нашла твёрдую поддержку в лице Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека (СПЧ).

«Это огромная проблема: здоровые мужики сидят в колониях, им нечего делать, и, если будет разумно организован труд осуждённых — почему нет», — заявил глава СПЧ Валерий Фадеев.

«Если заключённым предложена работа, на которую они согласятся, — пусть работают. Это не замена мигрантов. Если нужна рабочая сила — надо её где-то брать, можно зарплату хорошую предлагать местным жителям, можно подумать о труде для осуждённых, потому что далеко не во всех колониях есть цеха, возможность заработать. Во ФСИН сказали, что это не будет ГУЛАГ — имеется в виду, когда жёстко, тяжёлые условия работы — конечно, ничего подобного не будет, никаких нарушений действующего законодательства это предложение не предполагает», — добавил он.

И пока российские власти уверяют, что это «не ГУЛАГ» и рассказывают про «новые достойные условия» и «достойную зарплату», в кулуарах обсуждают, что заключённые будут работать, в том числе на объектах «Роснефти» и «Норникеля».

Речь идёт о печально известных объектах «любимого котика Путина» Игоря Сечина («Роснефть») и «кошелька Путина» Владимира Потанина («Норникель»), условия труда на которых во многом напоминают тот самый пресловутый ГУЛАГ.

Новости об экологических катастрофах на объектах «Роснефти», «Норникеля», Лукойла» и прочих успели набить оскомину. Из самых «ярких» — утечка более 20 тыс. тонн дизельного топлива в Норильске на объекте «Норникеля» в мае 2020 года. Это была одна из крупнейших утечек нефтепродуктов в арктической зоне в истории, которая создала угрозу для экосистемы Северного Ледовитого океана, но далеко не последняя.

В частности, в мае 2021 года стало известно об утечке дизельного топлива из резервуара объёмом 20 тыс. тонн на территории одной из структур «Норникеля» в Дудинке Красноярского края. В Коми был введён режим ЧС в связи с разливом нефтепродуктов одной из структур «Лукойла», которые попали в реки…

Ждём реакцию россиян на новости о «не ГУЛАГе».

Когда нацисты хватали коммунистов, я молчал: я не был коммунистом.

Когда они сажали социал-демократов, я молчал: я не был социал-демократом.

Когда они хватали членов профсоюза, я молчал: я не был членом профсоюза.

Когда они пришли за мной — заступиться за меня было уже некому.

(Цитата из выступлений немецкого пастора Мартина Нимёллера, которой пытался объяснить бездействие немецких интеллектуалов и их непротивление нацистам).

Тамара Петренко