Повергнутый «чистильщик», DPA

Правительственный кризис в Италии разразился не вовремя. Экс-премьер Ренци ищет выход, но это может оказаться политическим самоубийcтвом.

Левоцентристская коалиция в Италии во главе с премьер-министром Джузеппе Конте распалась. Это произошло после того, как в среду вечером во время пресс-конференции Маттео Ренци, бывший глава правительства, а ныне – лидер небольшой центристской партии Italia Viva («Живая Италия»), анонсировал отзыв двух своих министров из состава правительственного кабинета. В разгар второй волны пандемии, в то время как Италия скорбит по 80 тыс. жертв и лидирует по числу погибших от коронавируса в ЕС, Ренци заявил о развале правительства и положил начало правительственному кризису, исход которого трудно предвидеть.

Тем самым на время удалось покончить с напряженной войной, развязанной Ренци еще в начале декабря против Конте и других партнеров по «коалиции четырех» – Демократической партии, придерживающейся умеренной левой ориентации, популистской партии «Движение пяти звезд» и небольшой леворадикальной партии Liberi e Uguali  («Свободные и равные»).

Главное обвинение, выдвинутое Ренци против правительства, заключается в ненадлежащем использовании 209 млрд евро, выделенных стране в рамках общеевропейской программы «ЕС следующего поколения». Для начала он потребовал увеличения выделения средств на систему здравоохранения и финансирование школ, а также размера инвестиций в развитие инфраструктуры. Кроме того, его не устраивает решение о наделении функцией надзора над использованием средств из гигантского фонда экономического восстановления органа из шести экспертов, созданного непосредственно при Конте.

Но с тех пор росло и недоумение от того, что список, ставший предметом нареканий со стороны Ренци и его небольшой партии «Живая Италия», день ото дня становился все длиннее. Внезапно речь зашла о судебной реформе, о том, кому в правительстве следует доверить надзор над спецслужбами, или о желании Ренци, чтобы в программу правительства вошло строительство моста в Мессину, который соединил бы Сицилию с континентальной Италией. Вдобавок ко всему Ренци потребовал от правительства обратиться за предоставлением доступа к 37 млрд евро из Европейского стабилизационного механизма (ЕСМ), предназначенным специально для инвестиций в систему здравоохранения.

Во время переговоров Конте пошел на попятную по многим вопросам. Было аннулировано решение о создании «комитета шести экспертов», усовершенствованы многие положения плана по восстановлению экономики, однако для Ренци всего этого оказалось недостаточно. На последнем перед развалом коалиции заседании кабинета его министры воздержались от голосования по плану восстановления экономики не из-за своего несогласия с ним, а из-за отказа обратиться за предоставлением доступа к средствам ЕСМ. Бывший премьер-министр и президент Европейской комиссии Романо Проди прокомментировал это как очевидное желание Ренци любой ценой разрушить коалицию, даже если для этого придется «потребовать еще и строительства моста на Сардинию».

Ренци подтвердил это своим поведением во время пресс-конференции, на которой объявил о разрыве. Она стала для него лишь удобным поводом для сведения счетов с популярным среди населения Джузеппе Конте, которого он представил как популиста, нанесшего «урон демократии», в частности тем, что правил исключительно посредством декретов-законов. Конте должен уйти: таковым оказался окончательный посыл. Как не без сарказма отметил бывший премьер-министр страны Массимо Д’Алема, самый непопулярный политик Ренци пытается подсидеть одного из самых популярных политиков Италии.

Правительственный кризис можно объяснить лишь отчаянной попыткой Ренци снова оказаться в центре политического внимания

Но какую цель преследует Ренци созданием кризиса в разгар пандемии, именно в тот момент, когда Италия обязана представить Комиссии ЕС свои планы по использованию средств из Европейской программы восстановления экономики? Ведь сам Ренци был одним из наиболее важных создателей нынешней коалиции. В августе 2019 года, когда из-за надежд, возлагаемых лидером «Лиги Севера» Маттео Сальвини на триумф в случае новых выборов, прекратил свое существование первый кабинет Конте, сформированный в свое время из «Движения пяти звезд» и правопопулистской «Лиги Севера», именно Ренци, по сути, заклятый враг первой, неожиданно выдвинул идею создания новой коалиции из Демократической партии, «Движения пяти звезд» и партии «Свободные и равные», опять таки под предводительством Конте.

Смысл такого неожиданного поворота прояснился спустя несколько недель после того, как группа Ренци откололась от Демократической партии (ДП), лидером которой он оставался до 2018 года. В период своего правления страной с февраля 2014 по декабрь 2016 года его партия, набравшая на выборах в Европейский парламент 41 процент голосов, добилась вначале наивысшего взлета своей популярности. Затем последовало не менее стремительное падение: на выборах в национальный парламент в 2018 году рейтинг Демократической партии, получившей всего 18,75 процента голосов, рухнул вниз. Самопровозглашенный «чистильщик», стремившийся к модернизации Италии посредством бесчисленных, частично поспешных, частично не продуманных до конца реформ, перегнул палку. Ему пришлось уйти с должности председателя партии, и с тех пор он неизменно оставался лидером внутрипартийной оппозиции. Основав осенью 2019 года партию «Живая Италия», он стремился осуществить свою мечту: стать итальянским Макроном и перетянуть на свою сторону большинство избирателей ДП.

Однако этот расчет не оправдался: согласно опросам общественного мнения, «Живая Италия» постоянно набирает жалкие 3 процента, в то время как показатель ДП составляет около 20 процентов. А правительство воспринимается общественностью главным образом как союз ДП и «Движения пяти звезд», в то время как «Живая Италия» превратилась в карликовую политическую силу для удовлетворения личных амбиций самого Ренци.

Правительственный кризис можно объяснить лишь отчаянной попыткой Ренци снова выдвинуться в центр политического внимания и показать всем, что он держит в своих руках все политические нити.

Конте либо найдет сторонников среди бывших до сих пор в оппозиции к нему политиков, либо ему придется пойти на новые выборы

Кроме окружения Ренци никто, собственно, не может понять ни по содержанию, ни по сути мотивы такого поведения. А потому и у населения Италии сложилось стойкое мнение о нем: лишь чуть более 10 процентов верят, что он действует в интересах страны, как это преподносится им самим в пространных речах о политической ответственности. А вот 73 процента жителей страны придерживаются мнения, что Ренци преследует лишь свои собственные интересы.

Пока решения, на которые нынче держит курс Ренци, и возможность их реального осуществления, окутаны густым туманом. Особенно после того, как сам он откровенно преднамеренно сжег многие мосты, терпеливо созданные для него партнерами по коалиции. Это вызвало резкую отрицательную реакцию и ДП, и «Движения пяти звезд», которые обвиняют Ренци в том, что «своим чрезвычайно глубоким по последствиям поступком» безо всякой на то нужды и в «разгар пандемии» он спровоцировал кризис, нанесший вред всей Италии. Конте и его стиль правления в прошлом также не раз становились объектом критики со стороны ДП и «Движения пяти звезд». Но теперь, благодаря Ренци, союзники по коалиции сплотились вокруг фигуры нынешнего премьер-министра. Отныне Демократическая партия и «Движение пяти звезд» не представляют себе будущего правительства без Конте.

Впрочем, оба больших партнера по коалиции не исключают и возможности создания чрезвычайного правительства национального единства или правительства технократов. Поэтому, если вопреки ожиданиям примирение между рассорившимися партнерами по правящей коалиции так и не состоится, останется лишь два варианта: либо Конте найдет новых сторонников среди оппозиционных ему до сих пор политиков-центристов в парламенте – в парламентской группе нефракционных депутатов, либо будут назначены новые выборы. При этом первый вариант стал бы слишком зыбкой основой для создания стабильного правительства.  Второй означал бы смертный политический приговор для трехпроцентной карликовой партии Ренци, но в то же время, судя по всему, мог бы завершиться триумфальным вхождением правопопулистских и праворадикальных партий Сальвини и Джорджа Мелони в главное здание правительства Италии.

Авторы: Д-р Михаэль Браун (Michael Braun)корреспондент немецкой газеты taz и сотрудник различных немецких радиокомпаний в Риме. Он также представляет Фонд им. Фридриха Эберта в Италии; Тобиас Мёршель (Tobias Mörschel) – руководитель Представительства Фонда им. Фридриха Эберта в Италии.

Источник: IPGJournal, Германия