На фото: Плакат на стене посольства России в Праге, апрель 2021 года. (Источник: AP)

За последние пару месяцев Россия и Запад (Европейский Союз и Соединенные Штаты) взаимно выслали более 150 дипломатов — цифра впечатляет, т. к. по мнению некоторых наблюдателей, «такого не было даже в годы холодной войны». При этом количество высланных продолжает расти, охватывая все больше и больше стран.

От Европейского Союза в этой дипломатической войне с Россией участвовали Чехия, Польша, Словакия, Латвия, Литва, Эстония, Румыния и Болгария, а также кандидат в члены Евросоюза — Северная Македония. В случае с Украиной Россия нанесла двойной удар: 16 апреля задержали украинского консула в Санкт-Петербурге и выслали из России; Украина, в свою очередь, ответила высылкой одного российского дипломата из Киева, но Россия пошла еще дальше, объявив другого сотрудника посольства Украины в Москве персоной нон грата.

Самое серьезное дипломатическое противостояние среди стран-членов ЕС произошло между Россией и Чехией. В начале этого года чешские следователи установили причастность офицеров российской военной разведки (ГРУ) ко взрывам на двух военных складах в Врбетице в 2014 году. В результате Прага объявила 18 российских дипломатов персонами нон грата. В ответ Москва выслала 20 чехов, потребовав покинуть Россию в течение 24 часов. В результате работа посольства Чехии в Москве была практически парализована. В конце концов страны договорились о дипломатическом паритете — до конца мая в посольстве РФ в Праге и в посольстве Чехии в Москве должны остаться по 7 дипломатов и по 25 технических и административных сотрудников.

Чешское требование строгого паритета было запоздалым, но все же важным напоминанием о международном праве в области дипломатических отношений. Персонал российских посольств и территории, которые они занимают во многих странах, часто остались такими же большими, как и в советские времена (а иногда и неоправданно большими). Есть веские основания подозревать, что эти диппредставительства используются не только в дипломатических целях.

Однако этот конфликт не ограничился лишь сотрудниками посольств и консульств. Россия также запретила въезд на свою территорию спикеру Европарламента Давиду Сассоли и нескольким европейским экспертам, участвовавшим в расследовании дела об отравлении в августе 2020 года лидера оппозиции Алексея Навального.

В мае с. г. правительство России утвердило список «недружественных стран», в который пока что вошли только США и Чехия. Скорее всего, он будет расширяться и на другие страны, которые проводят активную политику, противоречащую интересам Кремля. Эта инициатива выглядит новаторской даже по сравнению с советскими временами. Конечно, для Союза Советских Социалистических Республик (СССР) все «капиталистические» страны по умолчанию считались «недружественными», но в этом обвинялись их правительства, а не все население этих государств. Однако теперь целые страны официально объявляются «недружественными», то есть враждебными.

Тут, естественно, возникает другой интересный вопрос — какие тогда страны считаются «дружественными» по отношению к путинской России? Ведь Кремлю за последнее десятилетие удалось в той или иной степени испортить отношения практически со всеми странами постсоветского пространства, поскольку в силу инерции имперских амбиций он продолжает считать их частью своей «зоны особых интересов». Показательный исторический контраст: в начале 2000-х годов десятки мировых лидеров приезжали в Москву на военный парад в День Победы 9 мая, но в этом году парад посетил лишь президент Таджикистана, где расположена крупная российская военная база.

Члены геополитического «блока» БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай, ЮАР), созданного по инициативе России в 2006 году, также по определенным причинам выглядят не особо «дружественными». Основной интерес Китая по отношению к России, как писалось еще пять лет тому назад, состоит в неоколониальном переносе своих экологически вредных производств на Дальний Восток России; сегодня Китай готовится построить гигантский металлургический завод в Республике Саха. А «дружественная» Бразилия отказалась зарегистрировать российскую вакцину «Спутник V» против COVID-19.

Что касается действий Москвы против дипломатических представительств США в Российской Федерации, то введение новых ограничений существенно сузило возможности американских дипломатов служить самим россиянам. Словом, желая наказать иностранцев российское правительство в очередной раз «бомбило Воронеж». Генеральное консульство США в Екатеринбурге — последняя такая миссия за пределами Москвы — закрылось 17 мая с. г. А с 12 мая перестали выдавать визы для въезда в США жителям Москвы и Санкт-Петербурга. Были приостановлены совместные культурные программы, студенческий обмен и пр. «Мы сожалеем о том, что из-за действий Правительства Российской Федерации мы вынуждены сократить оказание консульских услуг на 75 %, что делает невозможным предоставление визовых услуг», — сообщило на своем сайте посольство США в Москве.

Обвинения Кремля в «недружественности» других стран совпали по времени с беспрецедентными репрессиями против представителей внутренней оппозиции, которых называют «экстремистами». В сущности, это выглядит как целостная взаимосвязанная стратегия, но ее сложно объяснить в контексте каких-либо рациональных интересов страны. Скорее всего, объяснение кроется в психологической составляющей: так, канцлер Германии Ангела Меркель однажды заметила, что Путин живет «в своем собственном мире». Президент России, находясь у власти более 20 лет, похоже, отточил мышление, которое ему привили еще в КГБ. Это мышление во многом построено на теориях заговора: нет независимых партнеров, «каждый работает на кого-то другого». Следовательно, не может быть независимой российской оппозиции, или свободных выборов, вокруг лишь одни «иностранные агенты», жаждущие его свергнуть. Путин считает, что сторонники нормального федерализма хотят «разрушить страну». А во внешней политике его навязчивой идеей, по-видимому, является геополитическая месть за распад СССР, который произошел «по вине Запада» — естественно, главного врага.

МИД России назвало условия для снятия дипломатических ограничений. Фактически, все сводится к тому, что Соединенные Штаты должны смягчить свое отношение к агрессивной политике Кремля. Но готов ли президент Джозеф Байден пойти на такие условия во время июньского саммита с Путиным?

Автор: Вадим Штепа

Источник: The Jamestown Foundation

попередня стаття«Северный поток-2» — как камень преткновения США с Евросоюзом. Пути решения.
наступна стаття«Булгаргаз» настаивает на повышении цен на голубое топливо на 20%