На фото: Специальная антитеррористическая операция в Чечне, 13 октября с. г. (Источник: nac.gov.ru)

В последние недели в Чечне и Ингушетии произошел неожиданный рост количества столкновений между правительственными силами и подпольем. Впервые за несколько месяцев правительственные силы понесли потери. Пока рано говорить о том, является ли эта волна насилия устойчивой тенденцией или временной неудачей властей, однако эксперты предупреждают об усилении напряженности в регионе.

13 октября в Чечне правительственные силы окружили и ликвидировали четырех предполагаемых боевиков. В Октябрьском районе Грозного, где находились подозреваемые, был объявлен режим контртеррористической операции. В результате столкновения двое сотрудников Росгвардии погибли, еще один получил тяжелые ранения. Власти пообещали оказать помощь семьям погибших военнослужащих, предположительно чеченского происхождения. Это первое вооруженное столкновение в Грозном почти за два последних года.

Кроме того, 11 октября правительственные силы ликвидировали еще двух подозреваемых боевиков. Инцидент произошел в Серноводском районе Чечни, недалеко от границы с Республикой Ингушетия. Менее чем через неделю (16 октября) полиция Ингушетии сообщила о ликвидации боевика в результате перестрелки между правоохранительными органами и неустановленными лицами в Назрани. С начала года это уже седьмая по счету спецоперация в Ингушетии.

Глава Чечни Рамзан Кадыров преуменьшил значение этих атак, отрицая их местное происхождение. По словам Р. Кадырова, в Чеченской Республике давно покончили с террористическими формированиями. Он предположил, что боевики прибыли в Чечню из Сирии. По словам главы северо-кавказской республики, о прибытии боевиков знали заблаговременно и готовились к их поимке. Однако Р. Кадыров не смог объяснить, почему в ходе вооруженного столкновения погибли двое сотрудников Росгвардии, если власти знали о неминуемом прибытии боевиков и были к этому готовы. Правительственные силы регулярно уничтожают подозреваемых боевиков в Чечне, мало беспокоясь о необходимости суда и следствия.

В своем Telegram-канале чеченский лидер опубликовал имена и другие личные данные четырех убитых боевиков. Старшим из них оказался 32-летний Майрбек Имамурзаев, младшим — 24-летний Магомед Цураев. Также были опознаны Магомед Магомадов (27 лет) и Рамзан Муртазалиев, (28 лет). Все четверо являются выходцами из Чеченской Республики.

По сообщению источников в полиции Ингушетии, трое из четырех убитых находились в розыске. Цураева, Магомадова и Муртазалиева подозревали в терроризме и нападениях на представителей власти в Ингушетии. Считается, что они входили в группу боевиков под руководством 45-летнего Аслана Бютукаева (он же амир Хамзат). Помимо Бютукаева, власти разыскивают еще восемь человек, предположительно входящих в его бандформирование. Власти заявляют, что люди Бютукаева скрываются в лесах Сунженского района, на границе между Чечней и Ингушетией. Самого Бутюкаева подозревают в организации и совершении теракта в аэропорту «Домодедово» в Москве в январе 2011 года, в результате которого погибли 37 человек. Эксперты также связывают с ним громкий рейд на Грозный в декабре 2014 года. Бютукаев выдвинулся в лидеры чеченского сопротивления в 2013 году после гибели главы «Имарата Кавказ» Доку Умарова.

Заявления Р. Кадырова о борьбе с боевиками, вернувшимися на Северный Кавказ из Сирии, вызывают вопросы о результативности операций спецслужб. Предположительно, некоторые из тех, кого убили в ходе недавних операций, действительно какое-то время находились на Ближнем Востоке. Однако, как утверждают эксперты, значительная часть воевавших в Сирии боевиков уже давно вернулась на Северный Кавказ. При этом роста терроризма или насилия из-за их возвращения до сих пор не наблюдалось. Эксперты полагают, что вернувшиеся вряд ли станут совершать нападения или участвовать в каких-либо других вооруженных акциях пока поддерживается общая ситуация с обеспечением безопасности в регионе.

Тем временем, отмечают правозащитники, злоупотребление властью чеченскими руководителями не оставляет многим другого пути, кроме как присоединится к подполью. Как сообщается, один из убитых 11 октября в Серноводском районе Чечни, Казбек Байдулаев (32 года), в течение нескольких лет подвергался преследованиям до того, как он действительно присоединился к боевикам. По данным правозащитного центра «Мемориал», правоохранительные органы Чечни систематически преследовали Байдулаева и его родственников. В декабре 2014 года силовики сожгли дом его родителей в селении Янди, после чего им пришлось покинуть Чечню. Байдулаевых подозревали в связи с тем, что некоторые из них участвовали в первой чеченской войне 1994–1996 годов. При этом, по утверждению самих Байдулаевых, во второй российско-чеченской войне, которая началась в 1999 году, они уже не воевали. Сообщается, что один арестованный боевик под пытками дал показания на Байдулаевых.

СМИ регулярно сообщают о преследованиях противников Р. Кадырова не только на территории Чечни, но и в других регионах Российской Федерации. Убивают даже тех, кто находится в изгнании. Пусть и не всегда такое злоупотребление властью чеченским лидером приводит к появлению новых повстанцев, но наверняка укрепляет социальную базу поддержки вооруженного подполья. Последние кровавые столкновения в Чечне указывают, что локальный конфликт еще не окончен, а в лучшем случае только временно приостановлен — с перспективой обострения противостояния в ближайшие месяцы.

Автор: Валерий Дзуцати

Источник: The Jamestown Foundation

попередня статтяЗеленский написал о российских марионетках
наступна статтяСудебные решения как форма гибридной войны