На фото: На саммите ШОС 2013 года в Бишкеке (слева направо) президент Узбекистана Ислам Каримов, президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, президент Китая Си Цзиньпин, президент Кыргызстана Алмазбек Атамбаев, президент России Владимир Путин, президент Таджикистана Эмомали Рахмон (Источник: Rfa.org)

Москва все больше обеспокоена тем, что до сих пор не создала оптимальную стратегию противодействия использованию Пекином мягкой силы для «китаизации» культур в странах Центральной Азии и Южного Кавказа. В случае успеха, этот процесс приведет к тому, что вышеупомянутые страны станут частью китайской сферы влияния. По сравнению с планами Пекина по созданию торговых маршрутов Восток-Запад через эти регионы или взаимодействия в сфере безопасности, данная цель может быть достигнута более фундаментально и необратимо. Усилия по китаизации центральной Евразии вызывают [в Москве] еще большую озабоченность, так как Пекин может использовать подобную тактику для расширения своего влияния как на Российскую Федерацию к востоку от Урала, так и на страны Африки, Европы и Америки, расположенные далеко от китайских границ.

В течении последнего десятилетия экономическое и военное продвижение Китая в Центральной Азии вызывало неоднозначную реакцию у российского правительства. С одной стороны, оно приветствует шаги Китая по противодействию Западу, учитывая слабость России в этом вопросе. Также Москва по-прежнему убеждена, что репрессивная политика Пекина в Синьцзяне против мусульманских меньшинств не позволит этим странам резко отвернутся от Москвы в сторону Пекина. Но, с другой стороны, в последнее время Москва стала сомневаться в правильности своих расчетов, опасаясь, что Китай в конечном итоге использует мягкую силу для изменения культурной карты Центральной Азии и Кавказа, и благодаря такой стратегии сможет распространить свое влияние на Сибирь и Дальний Восток России.

В результате в Москве стали говорить об угрозе для России от продвижения Китая в постсоветской Евразии и необходимости остановить развитие пекинской инициативы «Пояс и путь» (The Belt and Road Initiative, BRI), используя как культурные и экономические рычаги, так и механизмы в сфере безопасности. Утверждается, что российская сторона должна поднимать политику Китая в Синьцзяне в своих посланиях не только для Центральной Азии, но и для Кавказа. По мнению наблюдателей, в противном случае Пекин, благодаря мягкой силе, сможет вырвать эти страны из того, что Москва считает своей сферой влияния.

О том, насколько серьезно Кремль сегодня относится к этой проблеме, свидетельствует работа Виты Спивак, эксперта по Китаю Информационно-аналитического центра МГУ. При поддержке президентского гранта Спивак провела исследовательскую работу на тему: «Рычаги китайского влияния: «китаизация» в Центральной Азии и России». Похоже, что большая часть ее анализа предназначена непосредственно для принимающих решения российских политиков; между тем, в двух недавних интервью она рассказала о некоторых своих выводах.

«Китаизация — это [англоязычный] термин, который стал использоваться для описания китайского влияния на политику других стран», — отметила Спивак. Это не только расширение торговли, торговых маршрутов или сотрудничество в вопросах безопасности, но и стремление продвигать среди местных национальных культур центральность, если не превосходство, китайской культуры. Более того, жители этих стран начинают воспринимать Китай, а не Россию или Запад (как это было раньше), в качестве мирового лидера. Пекин ясно дал понять, что намерен использовать инициативы мягкой силы, такие как культурный и образовательный обмен, информационные программы, везде, где у него есть интересы. Естественно, «для соседей КНР, например, для России и стран Центральной Азии, усиление китайских позиций чувствуется острее».

С 2013 года, поясняет московский аналитик, Китай осуществляет эти проекты китаизации в рамках своей инициативы «Пояс и путь». Масштаб таких культурных изменений подтверждается тем, что сейчас в инициативу включены «более 60 государств», из них лишь небольшое количество граничит с Китаем или находится вблизи трансевразийских маршрутов Восток-Запад, на которых, как утверждают пекинские лидеры, они сфокусированы. По мнению Спивак, это свидетельствует о том, что используемые китайцами в Центральной Азии и на Кавказе механизмы, они уже начали использовать или планируют использовать в будущем в других местах. Это означает, что «Пояс и путь» — гораздо больше, чем многие предполагали. Это действительно всемирный проект, утверждает она. Он разработан специально для реализации амбиций Китая по замене глобальных игроков как на региональном уровне, например, в Центральной Азии и на Кавказе, так и в мировом масштабе. В первом случае — Китай заменит Россию, во втором — США и Европейский Союз.

Европейцы постепенно начинают понимать природу этой опасности; на континенте стали закрывать китайские Институты Конфуция, так как они являются главным пропагандистским рупором Коммунистической партии Китая. Европа и США уже развязали экономические и торговые войны против Китая, отмечает Спивак. И, что наиболее важно, поднимают вопросы Тайваня, Синьцзяна и Тибета в противовес усилиям Пекина представить себя в качестве образца для подражания. Спивак прямо не сказала, но ее посыл очевиден: Москва должна настаивать на закрытии таких китайских учреждений в бывших советских республиках и на ограничении программ их культурно-образовательного обмена с Китаем, а также поступить аналогичным способом в самой Российской Федерации. Если этого не сделать, полагает московский аналитик, несмотря на успехи России в противодействии Китаю в экономическом или военном отношении в краткосрочной перспективе, может оказаться, что ее бывшие союзники и даже большая часть собственного государства уже «китаизированы», что сведет на нет все ранее достигнутое.

То, что в настоящее время Кремль поддерживает подобные исследования в России, свидетельствует о том, что в высшем руководстве страны есть политики, которые негативно относятся к евразийским инициативам Китая и хотят ограничить расширение его культурного влияния в регионе. Время покажет, не ошиблись ли те, кто придерживается таких взглядов. Очевидно, что теперь Москва понимает огромное значение культуры, а не торговли или военных действий, на развитие ситуации в будущем.

Автор: Пол Гобл

Источник: The Jamestown Foundation