На фото: Российская вакцина «Спутник V» (Источник: ТАСС)

Как утверждают российские СМИ, вакцина против COVID-19 «Спутник V», разработанная в прошлом году российским исследовательским центром эпидемиологии и микробиологии имени Гамалеи, стала второй по популярности вакциной против коронавируса в мире. Откровенно говоря, официальные данные об эффективности вакцины российского производства неубедительны, за исключением единственной статьи, опубликованной 2 февраля в медицинском журнале The Lancet, в которой говорится, что эффективность вакцины «Спутник V» составляет 91,6 % уже после получения первой дозы препарата. Тем временем, все большее число стран изъявляют желают приобрести эту вакцину. По состоянию на 22 марта «Спутник V» одобрен в 52 странах с общим населением свыше 1,4 млрд человек. С идеологической точки зрения для Москвы победа в «вакцинной гонке» приобрела значение, сопоставимое с другими известными авантюрами советской эпохи, такими как «космическая гонка» или стремление овладеть ядерным оружием. Продвигая свою повестку дня, сегодня Россия применяет широкий спектр инструментов, сочетая элементы честной и недобросовестной конкуренции, а также используя отсутствие сплоченности внутри западного лагеря.

1 марта Верховный представитель Европейского Союза Жозеп Боррелль заявил, что, продвигая свою собственную вакцину против COVID-19, «Россия пытается дискредитировать вакцины западных производителей […], распространяя и усиливая ложную или обманчивую информацию с целью подорвать доверие, опорочить наши [западные] демократические устои и ослабить наши международные альянсы». Представитель Госдепартамента США Нед Прайс заявил, что Соединенные Штаты обнаружили и идентифицировали связанные с Россией онлайн-платформы, распространяющие дезинформацию о вакцинах Moderna и Pfizer (производства США). Аналогичные заявления прозвучали и со стороны министерства обороны Эстонии. Не преуменьшая влияние информационных операций России (в т. ч. её усилий по дезинформации), однако именно позиция и действия европейских игроков де-факто делают такие кампании по дезинформации против западных вакцин в разы эффективнее. При этом кризис COVID-19 не только выявил многочисленные проблемы в сфере здравоохранения, с которыми сталкивается ЕС, но и воочию высветил проблему отсутствия сплоченности и солидарности как на национальном, так и на региональном (надгосударственном) уровнях на Западе.

Во-первых, на национальном уровне отдельные страны-члены ЕС заключают соглашения с Россией вопреки позиции Брюсселя или их союзников по европейскому блоку. Например, сообщается, что Российский фонд прямых инвестиций (РФПИ) согласовал производство российской вакцины в Италии, Франции, Испании и Германии. Более того, Венгрия и Словакия — вопреки правилам и директивам ЕС — в одностороннем порядке одобрили применение российской вакцины. Следующей страной, которая с наибольшей вероятностью одобрит использование «Спутник V», станет Чехия, где вопрос о российской вакцине уже привел к политическому кризису.

Во-вторых, на региональном уровне Маркус Зёдер, премьер-министр Баварии, в интервью одному из ведущих немецких таблоидов Frankfurter Allgemeinen Sonntagszeitung заявил о возможности производства российской вакцины в самом богатом регионе Германии — Баварии (в г. Иллертиссен). Аналогичные настроения высказывал и бургомистр Берлина Михаэль Мюллер.

Кроме того, дискуссия о вакцинах уже взята на вооружение некоторыми правыми прокремлевскими силами внутри ЕС. В частности, Марин Ле Пен, лидер французской ультраправой партии «Национальное объединение», выступила против политики французских властей и функционеров ЕС, заявляя, что Франция уже давно могла бы сертифицировать либо «Спутник V», либо «китайскую вакцину».

Возможно наиболее тревожным фактом является нерешительность и отсутствие координации у европейских чиновников. Например, после заявления Боррелля от 1 марта (см. выше), еврокомиссар по вопросам внутреннего рынка Тьерри Бретон официально заявил, что «Спутник V» «…безусловно, хорошая вакцина, русские — довольно хорошие ученые и […] у нас нет оснований в этом сомневаться […], так или иначе, мы по мере возможности могли бы помочь России». За этим последовало противоречащее заявление Эрика Мамера (официального представителя Европейской комиссии) о том, что ЕС не нуждается в российской вакцине. На следующий день представитель Еврокомиссии, имя которого не называется, заявил, что приобретение «Спутник V» будет экономически неоправданным, поскольку «для создания устойчивой цепочки поставок между Россией и ЕС могут потребоваться годы».

Российские эксперты и представители правящей элиты все больше воодушевляются, с удовлетворением наблюдая за происходящим. Поддерживаемые Кремлем информационные агентства приходят к выводу, что этот кризис продемонстрировал «не только отсутствие «единой Европы» или европейской солидарности как таковой», но и то, что дальнейшая фрагментация и расчленение ЕС идут полным ходом. Некоторые СМИ зашли так далеко, что сравнили якобы разрушительное воздействие «вакцинного кризиса» на ЕС с чернобыльской катастрофой времен Советского Союза (1986 года), причем последнюю зачастую называли одной из причин распада СССР. Кроме того, по утверждению российских СМИ, больше всего от нынешнего кризиса пострадала европейская политика «мягкой силы», по которой якобы нанесен сокрушительный удар.

Одно особо примечательное (и довольно прагматическое) наблюдение сделал Тимофей Бордачёв, член дискуссионного клуба «Валдай» и профессор московской Высшей школы экономики. По его мнению, в отличие от Советского Союза, который проиграл бы «войну вакцин» из-за своей экономической маргинальности, Россия в состоянии выдержать санкционную войну (в целом) и успешно реализовать свою повестку дня в отношении COVID-19 (в частности) благодаря тому, что является частью глобального рынка. Поскольку Россия довольно тесно интегрирована в различные глобальные процессы (экономические, социальные, политические), теперь она может конкурировать с западными державами, используя все инструменты и средства, одинаково доступные для всех игроков. К тому же, в отличие от Советского Союза, сегодня Россия больше не оказывает свою помощь на безвозмездной основе, а использует коммерческий подход.

Пока рано делать какие-либо далеко идущие выводы — битва за «вакцинное оружие» еще не закончилась, — однако можно смело утверждать, что на сегодняшний день Россия довольно эффективно ведет «вакцинную гонку», разыгрывая свои преимущества, одновременно используя уязвимости своих оппонентов.

Автор: Сергей Суханкин

Источник: The Jamestown Foundation