Фото: Алексей Никольский

Геополитик Жан-Сильвестр Монгренье предлагает лидерам Франции и Германии пересмотреть позицию в отношении Москвы с учетом нынешней ситуации.

И снова топот российских сапог слышен у границ Украины, которые, по сути, также являются границами Европы. Это простая вооруженная жестикуляция или подготовка к военному наступлению? В любом случае важно, чтобы Париж и Берлин актуализировали свою политику в отношении России после ее приближения к Украине. Хотя необходимо учитывать дальнейшую эскалацию в Донбассе и расширение конфликта, между Францией и Германией существуют разногласия. Первородным грехом можно считать формирование «нормандского формата» (Франция, Германия, Россия, Украина) и Минские соглашения, выстраданные в феврале 2015 года.

В силу «конструктивных неопределенностей», которые позволяют двигаться вперед, игнорируя то, что раздражает, Россия рассматривается не как агрессор в адрес Украины, а как третья сторона, призванная способствовать переговорам между Киевом и военизированными формированиями, получающими вооружения из Москвы. Фактически Владимир Путин навязал свои взгляды. С тех пор Москва сохраняет контроль над границей с Украиной, которую призвали вести переговоры с приспешниками Кремля о статусе Донбасса в качестве предварительного условия для проведения любых местных выборов, кроме свободных.

Таким образом, у России будет троянский конь внутри украинского государства, обреченного на распад. Париж и Берлин рассчитывают на сохранение территориального статус-кво и отступление Киева, имея на горизонте статут нейтралитета, который должен разрешить конфликт. Увы, именно этот статус нейтралитета Россия нарушила: захватив Крым, она развязала гибридную войну в Донбассе. Затем контроль распространился на Азовское море.

Стратегия напряженности

Все ожидания относительно превращения этой войны в «замороженный конфликт» не оправдались, учитывая провал многочисленных режимов прекращения огня и нынешнюю ситуацию. Фактически, так называемые «замороженные» конфликты были лишь приостановлены или отложены; очень быстро они возобновились. Давайте вспомним недавнюю войну в Нагорном Карабахе, которую Москва использовала для установления контроля над Южным Кавказом, одновременно усилив контроль над Белоруссией.

Завтра может настать очередь Украины. Поскольку Россия стягивает войска, она напоминает в пропагандистских целях о том, что произошло в Сребренице. Защита людей, многие из которых получили российские паспорта, может стать главной причиной военного вмешательства. Российское информационное агентство РИА Новости уже опубликовало план «денацификации» Украины.

У стратегии напряженности есть два толкования. Согласно первому, это будет всего лишь позерство, чтобы взять на испуг президента Украины, который, несмотря на первоначальные надежды Владимира Путина, не сдался. Сломленный Эммануэлем Макроном и Ангелой Меркель, проводящими политику примирения, Владимир Зеленский предоставил России то, что она надеялась получить после Минска: рычаги влияния на внутренние дела и внешнюю политику Украины.

Согласно второй интерпретации, скопление сил предвещает неизбежную операцию с различными целями. Как минимум нужно провоцировать инциденты, которые станут предлогом для развертывания «посреднических сил» в Донбассе. Дополнительный шаг к аннексии. Помимо этой цели, российские войска могут захватить Северо-Крымский канал, необходимый для снабжения водой полуострова, а также порта Мариуполя и украинского побережья Азовского моря.

Дипломатическая солидарность

Добавим третье толкование: передвижения войск будут проходит в рамках учений, цель которых — проверить украинскую армию, реакцию европейских государств и администрации Байдена, все внимание которой приковано к Южно-Китайскому морю и провокациям Пекина в Тайваньском проливе. Обнадеживающе? Еще как! Речь будет идти о поддержании обычной жизни и отвлечении внимания западных стран до тех пор, пока Москва не увидит подходящий момент и не перейдет в наступление.

Правильно или нет, французы и немцы создают впечатление, что они находятся в стадии отрицания, продолжая думать, что русские могут пойти на компромисс. Таким образом, трехсторонняя встреча 30 марта представляет собой опасный прецедент. Прежде чем призвать обе стороны к разуму, участники пообщались с украинцами с российскими паспортами в отсутствие представителя Украины. Неверно ставить жертву и агрессора на один уровень. И после этого мы удивляемся, что Владимир Зеленский напомнил о желании Украины вступить в НАТО: «Настал подходящий момент?»

Нужно напомнить, что две страны, оставшиеся за периметром безопасности, а именно Грузия и Украина, подверглись нападению. Хотя западная дипломатическая солидарность, поддержка украинской армии и оснащение ее современным оборудованием могут быть достаточными на время, откладывать этот вопрос на неопределенный срок будет сложно.

В настоящее время сохранение политики умиротворения более нецелесообразно. Ангела Меркель должна выбраться из ловушки «Северного потока — 2», который укрепляет позиции Кремля и ослабляет Украину. Что же касается Эммануэля Макрона, то ему нужно признать, что франко-российский «стратегический диалог» больше не жизнеспособен: «Европа от Дублина до Владивостока» — это фантасмагория.

В конечном итоге в отсутствие межсоюзнического консенсуса по сближению между НАТО и Украиной последняя должна поддержать двусторонний договор с Соединенными Штатами о безопасности. Такая инициатива стала бы шагом в направлении «Ягеллонской Европы» от Балтики до Черного моря с Польшей в качестве геополитического центра. Предвестником уже является «Инициатива трех морей».

Такой геополитический вариант вполне реалистичен, но он потребует времени, которого может и не быть. В нынешней ситуации евроатлантический механизм вполне сможет сдерживать Россию от любого авантюризма, представляющего угрозу для всеобщего мира. По-прежнему необходимо, чтобы союзники, прежде всего Франция и Германия, проявили моральную сознательность, слаженность и твердость: необходимо срочно положить конец прелестям и ядам «Восточной политики».

Автор: Жан-Сильвестр Монгренье (Jean-Sylvestre Mongrenier)

Источник: Le Monde, Франция