Вопреки видимому отсутствию успехов в урегулировании военного конфликта на Донбассе, Украина реализует выверенную и последовательную стратегию на этом направлении.

Конфликт на Донбассе является основным внешнеполитическим вызовом и главной угрозой национальной безопасности Украины. Год назад, 9 декабря, состоялся шестой саммит в Нормандском формате на уровне глав государств. Тогда в ходе шести часов удалось разработать и подписать итоговое коммюнике, которое предусматривало:

  • до конца года (2019) обеспечить «полное и всеобъемлющее соблюдение режима прекращения огня» на Донбассе и содействовать обмену пленными по формуле «всех на всех»;
  • до марта 2020 г. развести вооруженные силы в трех населенных пунктах Донбасса – Золотое, Петровское и станица Луганская – и начать процесс разминирования на освобожденных территориях;
  • продлить действие закона об особом статусе Донбасса и в будущем внести соответствующие изменения в конституцию Украины, чтобы придать этой норме постоянный характер;
  • имплементировать «формулу Штайнмайера» в украинское законодательство;
  • провести новую встречу в «нормандском формате» через четыре месяца;
  • вернуться к вопросу о местных выборах на Донбассе и контролю над российско-украинской границей на следующих переговорах.

Путин и Зеленский разошлись в понимании сроков восстановления Украиной контроля над границей с Россией. Кремль настаивал на безусловном соблюдении минских соглашений – получении контроля над границей на следующий день после выборов на Донбассе, Киев – восстановить контроль над границей до выборов на непризнанных территориях.

Позиция Украины. Отстаивая свою позицию по самому спорному вопросу Минских соглашений (сначала компонента безопасности, потом выборы в ОРДЛО), Киев реализует сценарий политико-дипломатического мирного разрешения конфликта с последующей реинтеграцией оккупированных территорий. Поскольку в современных условиях невозможно мгновенно перехватить инициативу, украинская сторона навязывает собственное виденье урегулирования конфликта, стараясь завершить его на своих условиях.

Позиция Германии и Франции. Внешнеполитические ведомства этих стран придерживаются официального тезиса о том, что Минские соглашения «не будут считаться выполненными, пока полный территориальный суверенитет и целостность Украины не будут установлены в Луганском и Донецком регионах». Однако, в предыдущие годы в поведении Берлина и Парижа превалировала политика «молчаливого невмешательства», что было на руку Москве.

Сегодня же их риторика стала более резкой, временами гневной. Это произошло в результате критического накопления в Европе токсичных кейсов, связанных с Москвой, в том числе резкого осуждения Западом актов физического устранения Кремлем своих оппонентов. Известно, что 7 октября в Высшем земельном суде Берлина начался процесс по делу об убийстве Хангошвили, 15 октября ЕС ввел санкции за отравление Навального. И наконец, 30 ноября окружной суд Гааги завершил стадию досудебного следствия по делу о сбитии авиалайнера MH17, отвергнув требования российской стороны рассматривать альтернативные версии.

Позиция других мировых игроков. Здесь выделяется победа Джо Байдена на президентских выборах в США и формирование команды из сторонников жестких антироссийских санкций. Европа уже ожидает от Белого дома возвращения к трансатлантическому сотрудничеству и отказу от недружественных шагов. В перспективе следует ожидать потепления отношений между Вашингтоном и Брюсселем и частичной синхронизации общих усилий в разрешении проблем мировой повестки дня, в том числе и по Донбассу.

27 ноября Швеция анонсировала свою политику во время председательства в ОБСЕ в 2021 году и заверила, что решение конфликта на Донбассе будет одним из приоритетов Стокгольма. Британия также может вернуться к активным антироссийским действиям после разрешения разногласий и заключения торгового соглашения с ЕК в рамках Brexit.

Победа поддерживаемого Турцией Азербайджана в военном инциденте в Арцахе, продемонстрировала возможность силового решения территориального конфликта, а также способность региональных лидеров урегулировать споры. Бескомпромиссная позиция Анкары по оккупированному Крыму добавляет ее в союзники Киева.

Несмотря на то, что Украине по-прежнему не стоит надеяться на возможное расширение «Нормандского формата» с привлечением США и Великобритании, внешняя ситуация в целом складывается благоприятно для Киева. Позиция международных партнеров в отношении России, в том числе и по донбасскому кейсу в случае очередных «неосторожных» шагов Кремля, может быть существенно обострена, что существенно сузит Москве поле для маневра. В данном случае большая свобода обострить конфликт на основе превалирования национального законодательства над международным вряд ли может быть применена, поскольку вызовет быструю и болезненную для РФ реакцию Запада.

Единственное, что есть в инструментарии России по донбасскому кейсу – это усиление давления на Украину (дипломатического и медийного) в надежде склонить Киев к переходу «красных линий», т.е. пойти на политическое урегулирование без прогресса в вопросе безопасностной компоненты.

Но и здесь украинская дипломатия уже подготовила и передала ОБСЕ «План совместных шагов», который позволит провести местные выборы в неподконтрольных Киеву районах Донбасса в марте 2021 года. Программа предусматривает разоружение ополчения, самороспуск «ЛДНР» и передачу границы с РФ под контроль ВСУ. Президент Украины Владимир Зеленський заявил, что дал президенту РФ Путину год на завершение войны на Донбассе, иначе он выйдет из Минских договоренностей, которые, по его мнению, были подписаны Украиной под давлением. Этого то и боятся в Москве, зная, что следующий формат по урегулированию конфликта будет совсем не в пользу РФ.

Подводя итоги можно констатировать, что внешняя конъюнктура складывается для Украины благоприятно. Еще в мае заместитель Генерального секретаря ООН по политическим вопросам Розмари ДиКарло заявила, что пришло время для разрешения конфликтов в Европе, в частности в Украине.

Таким образом война на Донбассе и оккупация Крыма вынесены в разряд первостепенных вопросов в построении отношений США и Европой с Россией. И в Кремле это понимают.

Дмитрий Тор

попередня статтяПутін може піти з поста за «єльцинським сценарієм», — ЗМІ
наступна стаття«Друг немцев — несмотря ни на что»