Государственный секретарь США Майк Помпео выступает перед СМИ в Вашингтоне. © REUTERS, Nicholas Kamm/Pool via REUTERS

Завтра Соединенные Штаты уведомят о своем решении выйти из Договора по открытому небу депозитариев этого договора и всех остальных его участников. Через шесть месяцев после завтрашнего дня Соединенные Штаты перестанут быть участником этого договора. Однако мы можем пересмотреть свое решение, если Россия снова начнет полностью соблюдать условия договора.

Основой основ Стратегии национальной безопасности президента Трампа является защита американского народа, американского образа жизни и американских интересов безопасности. Президент ясно дает понять, что Соединенные Штаты должны трезво смотреть на любое соглашение через призму сегодняшних реалий и оценивать, соответствует ли такое соглашение интересам США. После его тщательного рассмотрения и получения информации от союзников и ключевых партнеров стало предельно ясно, что участие в Договоре по открытому небу уже не соответствует интересам Америки.

В своей основе этот договор должен был обеспечить всем сторонам большую прозрачность, больше взаимопонимания и сотрудничества, независимо от их размера. Однако реализация этого договора Россией и нарушение ею его положений подрывает его основное предназначение, каким является укрепление доверия, а также усиливает недоверие и угрозы нашей национальной безопасности, в связи с чем дальнейшее участие в нем США становится невозможным.

Если Соединенные Штаты вместе с союзниками и партнерами, являющимися участниками договора, выполняет свои обязательства по договору, то Россия уже много лет различными способами нагло и постоянно его нарушает. К сожалению, это относится не только к Договору по открытому небу, так как Россия регулярно нарушает многие свои обязательства по контролю вооружений. Предназначение Договора по открытому небу состоит в том, чтобы укрепить доверие, показав посредством ничем не ограниченных полетов, что сторонам нечего скрывать. Однако Россия постоянно ведет себя так, будто имеет право произвольно включать и выключать свои обязательства, противозаконно запрещая или ограничивая наблюдательные полеты в рамках договора, когда ей заблагорассудится.

Россия не разрешает проводить наблюдательные полеты внутри 10-километрового коридора своей границы с оккупированными российскими войсками грузинскими регионами Абхазией и Южной Осетией, пытаясь таким образом подтвердить свои ложные утверждения, будто данные оккупированные территории являются независимыми государствами. Россия выделила для дозаправки самолетов, совершающих полеты в рамках Договора по открытому небу, аэродром в украинском Крыму, а это тоже является попыткой утвердить ее претензии на аннексированный полуостров, которые Соединенные Штаты не признают и никогда не признают.

Россия также незаконно наложила ограничения на полеты над Калининградской областью, хотя в этом анклаве размещено значительное количество российских сил и средств, включая нацеленные на НАТО ракеты малой дальности в ядерном оснащении. В 2019 году Россия необоснованно отказала США и Канаде в проведении совместного наблюдательного полета над районом проведения крупных военных учений.

С момента вступления договора в силу Россия в разные периоды допускала многочисленные его нарушения. Так, до 2017 года она необоснованно объявляла форс-мажор, чтобы ввести ограничения в воздушном пространстве, связанные с наземным передвижением особо важных персон. Эти периодические и постоянно меняющиеся нарушения показывают, что Россия на протяжении многих лет ограничивает или запрещает полеты по своему усмотрению. А это удар в самое сердце договора, предназначенного наращивать меры доверия.

Избирательное выполнение Россией условий Договора по открытому небу вызывает и другие проблемы, которые выходят за рамки нарушения положений самого договора. Ее подход к реализации договора подрывает само предназначение этого соглашения как меры по укреплению доверия, и не позволяет Договору по открытому небу вносить вклад в укрепление регионального доверия и доброй воли, хотя его предназначение состоит именно в этом.

Москва все чаще использует Договор по открытому небу как инструмент военного принуждения. По всей видимости, она использует сделанные во время наблюдательных полетов снимки для реализации новой агрессивной доктрины поиска важнейших объектов инфраструктуры в США и Европе и внесения их в список целей для уничтожения высокоточными неядерными боеприпасами. Вместо того, чтобы использовать Договор по открытому небу в качестве механизма укрепления доверия посредством мер военной транспарентности, Россия превратила этот договор в средство запугивания и угроз.

Тем, кто считает, что Соединенные Штаты в ответ на это должны предпринять встречные шаги, аналогичные российским, и пойти на провокационные действия и нарушения, мы говорим: такие действия еще больше подорвут ключевое предназначение договора и создадут дополнительную напряженность и недоверие между США и Россией. Мы не станем отравлять недоверием и использовать в качестве оружия договор, который должен укреплять доверие. Договор по отрытому небу был предназначен для укрепления международной безопасности, но в процессе реализации его исказили и извратили, и теперь он служит российским целям, которые наносят ущерб этой безопасности.

Мы понимаем, что многие наши союзники и партнеры в Европе по-прежнему находят этот договор ценным, и мы благодарны им за вдумчивые замечания и комментарии, полученные нами в процессе изучения этих вопросов. Если бы не то значение, которое они придают Договору по открытому небу, США вышли бы из него уже давно. Однако мы не желаем способствовать сохранению нынешних проблем договора, которые связаны с порождаемыми Россией угрозами и недоверием, просто ради того, чтобы поддерживать видимость сотрудничества с Москвой.

Вне всякого сомнения, только Россия несет ответственность за такую ситуацию и за продолжающееся разрушение архитектуры контроля вооружений. Мы по-прежнему преданы эффективному контролю вооружений, который способствует безопасности США, наших союзников и партнеров, который поддается проверке и осуществим, и в котором участвуют стороны, ответственно подходящие к исполнению своих обязательств. Но мы не можем участвовать в соглашениях по контролю вооружений, которые нарушает другая сторона, и которые используются не для укрепления, а для ослабления мира во всем мире и безопасности. Как уже отмечалось, мы можем пересмотреть свое решение, если Россия продемонстрирует полное соблюдение условий этого направленного на укрепление доверия договора. Но если Кремль не сменит свой курс, через шесть месяцев мы выйдем из этого договора.

 Майкл Помпео — государственный секретарь США

Источник: U.S. Department of State, США