Без права на ошибку: Как изменится Европа после майских выборов?

125
0

Стоит признать, что в своем стремлении “разделить” Европу на “своих” и “чужих” в канун европарламентских выборов Кремлю удалось достичь определенных успехов. В новом Европарламенте прибавится евроскептиков, а панъевропейские группы могут потерять около 70 кресел. Но, к счастью для нас, в Европе пока сохранится проукраинское большинство.

Итак, до назначенных выборов в ЕП остается менее трех недель. По мере их приближения между различными политическими силами усиливается электоральная конфронтация по наиболее актуальным темам, включая общеполитические вопросы и перспективы Евросоюза в целом.

Исход этих выборов может привести к усилению роли Кремля в Европе, пересмотру антироссийских санкций и ослаблению проукраинского лобби.

Прогнозируется, что евроскептики, участвуя в этой избирательной кампании единым фронтом, могут увеличить свое представительство в ЕП. Большинство из них – политические союзники Кремля.

Нужно отметить, что сложнейшим испытанием для европейцев в эту предвыборную кампанию стало неконтролируемое внешнее финансирование партий, а также активная информационная кампания русских.

По сведениям эстонской разведки, главными мишенями Москвы стала молодежь Германии, Испании, Италии, Польши и Франции. Именно жители этих крупнейших государств-членов ЕС выберут более трети Европарламента. Если, конечно, Британия не станет участвовать в выборах.

Ожидается, что явка на этих выборах составит не менее 68%. А в Германии, например, на выборы намерены прийти почти три четверти всех избирателей (73%). И, как свидетельствует исследование немецкого Фонда Бертельсманна, каждый десятый избиратель в Европе готов поддержать правых или популистов.

Между тем для Украины эта ситуация вряд ли станет критической. Ведущие панъевропейские партии “Европейская народная партия” (ред. – European People’s Party – EPP), “Партия европейских социалистов” (ред. – Party of European Socialists — PES, S&D group) и “Альянс либералов и демократов за Европу” (ред. – Alliance of Liberals and Democrats for Europe — ALDE), по всем прогнозам, все же способны сохранить большинство.

И, что примечательно, даже при всех серьезных разногласиях между ними в социальной и экономической сферах, во внешнеполитической области они продолжают занимать схожие позиции.

Как поменяется политическая палитра Европарламента после майских выборов?

Сегодня в состав ЕП входят восемь “традиционных” политических групп, среди которых доля политсил евроскептической направленности составляет около 21%.

Согласно последнему прогнозу, который был сделан по итогам социологических опросов в странах ЕС в конце апреля, главные и наиболее многочисленные панъевропейские партии потеряют в мае, ни много ни мало, от 15 до 17% мест в ЕП.

Так, несмотря на некоторое оживление интереса в последние месяцы к фракциям EPP и PES, S&D group, обе политические группы, вполне вероятно, понесут значительные потери на выборах по сравнению с результатами 2014 года. При этом, по прогнозу Europe Elects, правоцентристы, возможно, потеряют 41 место, а левоцентристы – 30.

Итак, как видим, самой большой и мощной группой ЕП, как ожидается, снова будет EPP, хотя ее численность может сократиться с 221 до 180 депутатских мест. Лидером этой политсилы является немецкий политик Манфред Вебер, который в конце апреля запомнился заявлениями о намерении остановить российский проект “Северный поток – 2”.

Он же является наиболее вероятным кандидатом на пост президента Еврокомиссии.

Второй по величине политгруппой, вероятно, останется PES, S&D group, лидером которой является действующий первый вице-президент ЕК, голландец Франс Тиммерманс. Эта партия, по прогнозу, получит 161 депутатское кресло вместо 191 в текущем составе ЕП.

Третьей по численности политической группой может стать ALDE. Лидер этой партии – действующий еврокомиссар по вопросам конкуренции, датский политик Маргрет Вестагер.

По мнению главы соцслужбы Europe Elects Тобиаса Шминке, этой партии удалось завоевать поддержку избирателей в основном из-за последних изменений политической конъюнктуры во Франции и Румынии.

Партия En Marche (ред. – “Вперед, республика!”), которая, как ожидается, присоединится к либеральной ALDE и учитывается в прогнозах уже в составе этого Альянса, медленно поднимается в рейтингах популярности после “аудиенции с народом” президента Эммануэля Макрона, которая последовала за несколькими месяцами масштабных протестов “желтых жилетов”.

Между тем в Румынии избиратели обращаются к ALDE, поскольку рейтинг правящей Социал-демократической партии сильно пошатнулся из-за коррупционных скандалов.

Сейчас прогнозируется, что либерал-демократы способны увеличить свое представительство в Европарламенте на 37 кресел, но при условии, если французская En Marche поддержит эту фракцию.

Ранее занимавшая четвертую позицию в ЕП группа “Европейских консерваторов и реформистов” (далее – ECR group), теперь едва удерживает пятое место. На майских выборах она, вполне возможно, потеряет позиции с нынешних 70 до 64 депутатов.

Ее лидером является чешский политик Ян Захрадил, а в состав входят такие серьезные политические игроки в Европе, как польская “Право и Справедливость”, британская “Консервативная партия” и чешская “Гражданская демократическая партия”.

Партия европейских левых, т. н. группа Европейские объединенные левые/Лево-зеленые Севера (ред. – European United Left/Nordic Green Left – GUE/NGL) тоже немного снизит свое представительство в ЕП, с 52 до 49 депутатских мест.

Ожидается, что свои позиции немного улучшат “Зеленые — Европейский свободный альянс” (ред. – Greens/European Free Alliance – Greens/EFA). Хотя и незначительно – всего на одну позицию.

Все вышеперечисленные партии преимущественно центристские, несмотря на разногласия на почве левого или правого толка. Но, в отличие от них, крайне правые популисты и евроскептики показывают в эту предвыборную программу все же лучшую динамику.

По данным немецкого Фонда Бертельсманна, сторонники евроскептических партий более мобилизованы, чем центристских партий. Результаты опроса Фонда показывают также возросшую антиевропейскую позицию.

“Многие граждане больше не выбирают партию, а голосуют против тех партий, которые больше всего ее отвергают. В среднем из всех партий только около 6 из 100 имеющих право голоса избирателей (6,3%) положительно относятся к одной партии. В то же время почти каждый второй респондент (около 49%) имеет отрицательную партийную идентичность, поэтому полностью отвергает одну или даже несколько партий”, – говорится в отчете.

Исследователи утверждают, что те избиратели, которые поддерживали основные проевропейские партии и теперь разочаровались в них, как правило, используют популистские сообщения.

“Популистским партиям удалось создать стабильную и лояльную базу избирателей за относительно короткое время. Но высокий уровень неприятия (этих партий) также показывает, насколько опасно для других сторон подражать им”, – отмечается в отчете.

Накануне выборов крайне правые со всей Европы объединились в националистическую фракцию “Альянс за людей и нации” (ред. – European Alliance of Peoples and Nations – EAPN), неформальным лидером которого стал глава итальянской “Лига Севера”, шеф МВД Италии Маттео Сальвини.

В состав группы вошли представители ECR group, “Европа свободы и прямой демократии”(ред. – Europe of Freedom and Direct Democracy – EFDD) и “Европа наций и свободы” (ред. – Europe of Nations and Freedom – ENF).

Создание новой фракции поддержали французский “Национальный фронт” Марин Ле Пен, австрийская и голландская “Партия свободы”, немецкая “Альтернатива для Германии”,Датская народная партия” и “Партия финнов” (ред. – бывшие “Истинные финны”).

Не исключено сотрудничество нового Альянса с венгерской “Фидес” Виктора Орбана, особенно после того, как их членство в  EPP было приостановлено в марте этого года, польской партии “Право и справедливость” Ярослава Качиньского, которая рассорилась с Брюсселем, в т. ч. и по вопросу миграции, а также на фоне падения рейтингов и растущих разногласий внутри ECR group.

EAPN, по апрельским прогнозам, может занять четвертое место и получить около 85депутатских кресел.

Эти партии (ред. – кроме поляков), как известно, исповедуют более “прагматичный” подход к России – иными словами, желание отменить часть санкций и нормализовать отношения с Москвой.

Но пока путем простых арифметических расчетов легко устанавливается только то, что партии центристского толка будут и дальше представлять большинство в Европарламенте. И это обеспечит преемственность европейской политики.

Ситуация если и изменится после майских выборов, то совсем несущественно. А на внешнеполитическом курсе официального Киева, возможно, и вообще не отразится.

Ведь, как утверждает эксперт-международник Роман Костюк, при всех серьезных разногласиях между ведущими политическими игроками Евросоюза в социальной и экономической сферах, во внешнеполитической области они все еще занимают схожие позиции. Это касается, например, солидарности в вопросах европейской внешней политики по безопасности и обороне и деятельности Европейской службы внешних связей.

Такую солидарность регулярно демонстрируют и EPP, и PES, S&D group и ALDE. Кроме этого, анализ голосований последних лет в Европарламенте показывает, что самые разные депутатские группы, расположенные и в левой, и в центристской, и в правой частях ЕП занимают достаточно жесткую и непримиримую позицию к внутренней и внешней политике Кремля.

Так, Европейская зеленая партия и PES, S&D group видят в действиях Москвы источник нестабильности и движение в сторону гонки вооружения.

Европейские умеренно левые упрекают российскую власть в нарушении прав человека и свободы прессы, практически все экологистские партии Старого Света и значительное число социал-демократических партий критикуют также действия РФ на постсоветском пространстве.

Павел Горин