«Без Брексита пропасть грозит Борису Джонсону». Фото: Толга Акмен / РА

Борису Джонсону не стоит медлить с публикацией доклада комитета по разведке. Это может подорвать веру в нашу демократию…

Вмешивалась Россия в ход референдума по вопросу выхода Британии из ЕС или не вмешивалась? Трудно себе представить более актуальный для предстоящих всеобщих выборов вопрос. И не только из-за того, что есть опасения по поводу новых грязных трюков и на сей раз. Вся предвыборная стратегия Бориса Джонсона строится на том, что Британия должна выйти из ЕС, поскольку такова воля народа.

Премьер-министр не может допустить ни единого слуха, ни тени сомнений в легитимности референдума, потому что сторонники выхода съедят его заживо, а еще потому, что Брексит — это его единственная по-настоящему крупная идея. Если не будет Брексита, в чем будет состоять великая миссия консерваторов по реформированию страны? Останется только спорить о том, кому ликвидировать ущерб, нанесенный его партией за девять лет.

А еще — обещать не стать Джереми Корбином тем, кого пугает сама мысль о появлении правительства во главе с Корбином. Без Брексита мы окажемся на краю пропасти. И в такой ситуации Даунинг-стрит отказывается до выборов публиковать парламентский доклад, который, как ожидается, прольет свет на то, как мы вообще докатились до Брексита.

Поскольку выводы из этого доклада не может прочесть никто, трудно понять, каково заключение комитета по разведке и безопасности, есть в нем тревожные моменты или нет. Правда, независимый депутат (но бывший консерватор) и председатель этого комитета Доминик Грив (Dominic Grieve) пошел на весьма необычный шаг, заявив, что избиратели должны увидеть этот документ. (Первое правило этого комитета, который является единственным парламентским комитетом с допуском к секретной деятельности спецслужб, заключается в том, чтобы ничего не говорить о себе самом.)

Поскольку сомнительной тактики в этом деле немало, начиная с незаконных чрезмерных трат сторонников Брексита и кончая заявлением покидающего свой пост председателя ЕС Жан-Клода Юнкера, который на этой неделе обвинил Джонсона и прочих в распространении лжи, невозможно узнать, изменило ли это результат голосования.

Противники Брексита склонны недооценивать решимость сторонников выхода, а у меня есть подозрения, что заявлять о подтасовках намного легче, чем мужественно смотреть в лицо реальному гневу, накопившемуся в некоторых слоях общества, и признавать политические провалы, доведшие нас до референдума. Но как раз это и должен был изучить комитет по разведке и безопасности.

Скрывать выводы доклада до окончания выборов опасно, потому что это будет иметь неприятные последствия для веры общества в демократию. На моей памяти это первые выборы, когда люди могут просто не согласиться с результатом, особенно если перевес в голосовании будет небольшой. Как бы ни разочаровывали нас результаты выборов, британские избиратели обычно ворчат, а потом успокаиваются.

Неписаное правило гласит, что проигравшие должны признать свое поражение, а победители обязаны пообещать править страной в интересах всех. Но плавная передача власти, на которой основана демократия, зависит от веры избирателей в справедливость и честность процесса голосования. Со стороны государства было бы невообразимым безрассудством подорвать такое доверие.

Закон о выборах срочно нуждается в капитальных поправках. Избирательная комиссия не следит за деньгами, а иногда выявляет нарушения правил финансирования кампаний намного позже, чем нужно. Интернет-компании сегодня боятся распространять лживые предвыборные материалы. Твиттер запретил политическую рекламу, а Фейсбук требует большей прозрачности в вопросе о том, кто за ней стоит, хотя от проверок на соответствие фактам по-прежнему отказывается.

В феврале этого года специальный комитет палаты общин по культуре, СМИ и спорту опубликовал знаковый доклад о дезинформации и фейковых новостях, заявив о том, что закон о выборах «больше не соответствует своему предназначению и нуждается в поправках». Председатель комитета Дэмиан Коллинз (Damian Collins) не относится к сторонникам теории заговоров. Он консерватор, встревоженный имеющимися уликами.

Нам очень нужно внести изменения в закон, чтобы защитить неприкосновенность нашего демократического процесса. Но вместо этого мы получили еще одни досрочные выборы, и заниматься законом у нас нет времени. Между тем, доклад утаивают в надежде на то, что избиратели просто примут все это за чистую монету.

Премьер-министр не должен делать ставку на доверие, которое он ничем не заслужил.

Гэби Хинслифф
Источник: The Guardian, Великобритания

НАПИСАТИ ВІДПОВІДЬ

Please enter your comment!
Please enter your name here