Вівторок, Вересень 17, 2019

Как увольнение Болтона скажется на отношениях США с Россией

45
0
В России влияние Болтона часто усматривали в выходе США из Договора по ракетам средней и меньшей дальности и в отсутствии интереса к продлению Договора СНВ-3. Но скорее решение Трампа по ДРСМД и его отношение к СНВ-3 основываются не столько на принципиальной позиции «долой контроль над вооружениями!», сколько на видении Китая как главной угрозы для США

Увольнение Джона Болтона с поста советника президента США по национальной безопасности – из тех сюрпризов, о которых знаешь, что они произойдут, но не знаешь когда. Уже весной стало ясно, что Трамп тяготится Болтоном, которого он назначил всего лишь годом ранее, и что он явно отдает предпочтение госсекретарю Майку Помпео, у которого с Болтоном сложились напряженные отношения. К началу осени президентское терпение иссякло. Что послужило последней каплей – история с (не)приглашением талибов на саммит с Трампом в Кэмп-Дэвиде или что-то еще, не столь важно. Без обычных даже для Трампа церемоний Болтон был отправлен в отставку.

Назначение Болтона в Белый дом, его недолгое пребывание там на ключевом посту и, наконец, его отставка добавляют некоторые штрихи для лучшего понимания внешней политики Дональда Трампа. Президенту-правдорубу импонировала жесткая, без дураков риторика Болтона; его бесцеремонное отношение к установившимся нормам международной жизни, включая пресловутый порядок, основанный на правилах; желание отбросить устаревшие или поспешно заключенные договоры и соглашения; его привычка грозить врагам Америки и склонность относиться к ее союзникам без сантиментов и комплиментов. Иными словами, Трампу понравился в Болтоне Трамп.

Но Джон Болтон, конечно, не Дональд Трамп. Трамп – бизнесмен, Болтон – идеолог. То, что для Трампа – часть игры, например словесные наезды на оппонентов, для Болтона было подготовкой перед нанесением, как говорят в Америке, кинетического удара. Болтон был столь же прямолинеен, как Трамп – уклончив, непредсказуем, извилист. Коротко говоря, Болтон – человек войны, в то время как Трамп – человек пусть и жесткой, но торговли.

Принимая предложение Трампа, Болтон, вероятно, думал, что сможет влиять на неискушенного во внешней политике президента, вести его. Поначалу он даже дистанцировался от своих прежних воззрений, подчеркивая, что отныне служит президенту и выполняет только его волю. Президент, однако, отказался быть ведомым.

Когда Трамп только заступил на президентскую вахту, многие в США и среди американских союзников надеялись, что импульсивный, не сведущий в международных делах президент будет надежно защищен от грубых ошибок присутствием в его близком окружении так называемых взрослых – солидного госсекретаря, опытного министра обороны, интеллектуала на посту советника по нацбезопасности. Непослушный подопечный, однако, вскоре разогнал эту команду воспитателей и заменил ее либо абсолютно послушными людьми, либо чисто техническими фигурами, лишенными политического веса. Характерно, что в традиционной для США дуэли за ухо президента между госсекретарем и помощником по нацбезопасности победил первый. И ясно почему: Майк Помпео – фактически тень Трампа, продолжение босса.

Не многие в США и во внешнем мире всплакнут об отставке Джона Болтона. Он пытался склонить Трампа к бомбардировке Северной Кореи, войне с Ираном, интервенции в Венесуэлу. Это ему не удалось: Трамп, ломая традиции предшественников, стремился заканчивать чужие войны вместо того, чтобы начинать свои.

В России влияние Болтона часто усматривали в выходе США из Договора по ракетам средней и меньшей дальности и в отсутствии интереса к продлению Договора СНВ-3. Действительно, в Вашингтоне о Болтоне давно и справедливо говорили, что он еще не видел такого соглашения о контроле над вооружениями, которое ему понравилось бы. Тем не менее, вероятнее, что решение Трампа по ДРСМД и его отношение к СНВ-3 основываются не столько на принципиальной позиции «долой контроль над вооружениями!», сколько на видении Китая как главной угрозы для США.

В условиях, когда российско-американские отношения съежились до проблем предотвращения случайного вооруженного конфликта между двумя странами, Трамп назначил именно Болтона курировать отношения с Россией. Канал секретарей советов безопасности – Николая Патрушева и Джона Болтона – был в последний год единственной постоянно действующей площадкой диалога между Москвой и Вашингтоном на высоком правительственном уровне. Последняя такая встреча, расширившаяся затем до трехстороннего формата, прошла этим летом в Иерусалиме. Вряд ли Патрушев и Болтон нашли много точек соприкосновения или нащупали возможности для прорывов, но регулярные встречи такого уровня были, безусловно, полезными.

В ближайшие дни Трамп установит своеобразный рекорд: он назначит своего четвертого помощника по национальной безопасности за неполные три года у власти. Личность высокопоставленного чиновника, конечно, имеет значение, но ясно, что белодомовское самодержавие еще больше укрепится. Кабинет министров и Совет национальной безопасности США – это теперь полный Трамп. Другое дело, что рядом – и во многом себе на уме – существует правительственная бюрократия, а неподалеку заседает Конгресс, который взял на себя руководство санкционной политикой в отношении России.

Как бы ни складывались звезды на вашингтонском небосклоне, важно сохранить российско-американский канал секретарей совбезов – именно с учетом того, что отношения двух стран в обозримой перспективе будут продолжать ухудшаться, а российский фактор в американской внутренней политике будет и дальше эксплуатироваться противниками Трампа в преддверии президентских выборов 2020 года. Недавняя утечка информации об американском агенте в российской администрации президента тому последнее свидетельство. Без Болтона можно будет обойтись. Без надежных каналов связи – политических, военных, спецслужбистских и иных – будет труднее и опаснее.

Дмитрий Тренин
Источник: Carnegie Center