Пожары после атаки дронов на НПЗ в Саудовской Аравии

Российской экономике предстоит пережить обвал цен на нефть и новый «сырьевой шок», заявил Герман Греф в пятницу на Московском финансовом форуме. Стоимость барреля, как считает глава Сбербанка, может упасть «заметно ниже» 40 долларов из-за «снижения потребления нефти в мире и фактически бесконтрольного увеличения» ее добычи. Это приведет к очень низким ценам на нефть, у нас огромные вызовы впереди», – сказал Греф, добавив, что Россия пока не готова к таким рискам.

Не прошло и суток после этого заявления, как крупнейший в мире НПЗ принадлежащий компании Saudi Aramco подвергся нападению дронов в результате чего был выведен из строя на неопределенное время. Причём, одна из основных задач данного НПЗ – так называемая «стабилизация» нефти, то есть ее доведения до определенных стандартов перед экспортом. Как говорил один пропагандист: «совпадение – не думаю».

Атака комплекса по обработке нефти в Абкайке и второго по величине нефтяного месторождения королевства Хурайс не только привела к сокращению добычи, ведь утраченный объем саудовской нефти оценивается в 5,7 миллиона баррелей в сутки – это максимальное в истории одномоментные перебои, но и подняла вопрос о потенциальных мерах США в отношении Ирана, который американская сторона обвиняет в организации ударов. Хотя ответственность за произошедшее взяли на себя поддерживаемые Ираном повстанцы-хуситы в Йемене, несколько чиновников администрации США указали в воскресенье, что у них есть существенные свидетельства в пользу того, что за этим напрямую стоит Иран. Президент Дональд Трамп написал в Твиттере, что США находятся «в полной боевой готовности, в зависимости от подтверждения» предположений о том, является ли Иран настоящим организатором атаки.

Уже в понедельник нефть Brent вырастала более чем на 19% при открытии рынков. В долларах ее скачок почти на $12 за баррель, что стало максимальным внутридневным ростом с момента начала торгов в 1988 году. Хотя официальные лица в Эр-Рияде заверили, что экспорт нефти не пострадает и будет компенсирован резервами из госхранилищ, очевидно, что надолго их не хватит: общий их объем – 76 млн баррелей – позволит протянуть только 13 дней. Как результат – рынок паникует, поскольку достоверной информации о том, сколько продлится форс-мажор, на данный момент нет, а именно это интересует всех в первую очередь, констатируют аналитики Goldman Sachs.

Государственная нефтяная компания королевства Saudi Aramcо накануне анонсировала, что в течение 48 часов сделает заявление о сроках восстановления экспорта. Если авария будет устранена за неделю, цены поднимутся на 3-5 доллара относительно пятницы (63-65 за Brent); если ремонт растянется на 2-6 недель, котировки прибавят от 5 до 14 долларов; если же ЧП продлится больше 6 недель, то цены закрепятся выше 75 долларов за баррель, считают в Goldman.

США готовы начать продажу нефти из стратегического резерва, заявил президент Дональд Трамп. «Я одобрил реализацию нефти из резерва в случае необходимости в объеме, который потребуется, чтобы сохранить снабжение рынка», – написал Трамп в Twitter. На начало сентября в стратегическом резерве США находилось 645 млн баррелей сырой нефти.

На сегодняшний день по предварительной версии американской администрации в атаке виноват Иран. Хотя Трамп и не обвинил его напрямую, это сделал ранее глава Госдепартамента Майк Помпео. «На фоне всех призывов к деэскалации Иран нанес беспрецедентный удар по глобальным энергопоставкам», – заявил он в ночь на воскресенье, добавив, что со стороны Тегерана зафиксировано уже «приблизительно 100 атак на Саудовскую Аравию», в то время как президент Хасан Роухани и глава МИД Джавад Зариф «притворяются, что предпринимают дипломатические усилия».

Ответственность за нападение на саудовские объекты в субботу взяли на себя йеменские повстанцы-хуситы, заявившие, что использовали 10 беспилотников. Но американская разведка полагает, что удар мог быть осуществлен ракетами средней дальности с территории Ирана, рассказали The Wall Street Journal источники, знакомые с расследованием спецслужб. Об этом, по их словам, свидетельствует точность и масштаб атаки. В то же время глава иранского МИД Джавад Зариф отверг все обвинения, заявив, что от кампании «максимального давления» США перешли к «кампании максимальной лжи».

Не выдвигая дополнительных версий, например, в отношении причастности к данному теракту российских спецслужб стоит обратить внимание, что одной из стран наиболее выигравших от сокращения поставок саудовской нефти на внешний рынок является Россия, правда это будет иметь краткосрочные последствия.

Дело в том, что тот же Г.Греф на Московском финансовом форуме прямо заявил, что «главная проблема российской экономики – отсутствие бизнес-плана экономического роста. Сейчас ключевая проблема – у нас нет бизнес-модели экономического роста страны. Я сегодня утром специально посмотрел вчерашнюю панель, которая здесь была, и, по-моему, дискуссия, которая здесь сложилась, она ясно свидетельствовала о том, что у нас нет консенсуса о том, что надо делать. А если нет консенсуса о том, что надо делать, то вопрос как, вообще не стоит в повестке дня».

По его прогнозам, в ближайшем будущем ВВП упадет на 1,5-2%, растеряв весь рост, который Росстат по крупицам выжимал в 2017-19 гг. Инфляция разгонится вдвое (до 7-8%); инвестиции рухнут (на 5,5-6,5%); населению придется сократить потребление (на 1,5-2%), а государство начнет терять золотовалютные резервы (38 млрд долларов). Главной проблемой станет дефицит валюты: по объему экспортных доходов Россия вернется в 2005 год – 240 млрд долларов (против 415 млрд в этом году). Граждане и бизнес окажутся отрезаны от возможности закупать зарубежные товары: объемы импорта упадут на 28%, до 177 млрд долларов, минимума с 2006 года.

Г.Греф в данном случае прав, но он не учел, что атакой своих иранских «сателлитов» на нефтяную инфраструктуру Саудовской Аравии, Россия в очередной раз перешла «красную черту», причем сделала это в одной из самых болезненных для Запада форме – «ударила по кошельку». Посмотрим, к чему это приведет, только обычно в таких случаях «просыпаются» даже самые закоренелые «миротворцы», а явные и тайные ответные действия не заставляют себя ждать и возможно, что его прогнозы окажутся слишком оптимистическими.

Владислав Аниськин