Российские СМИ радостно известили всему миру, что Крым – российский. И как оказалось,  это не только их, россиян, умозаключение. Это прозвучало из уст «самого спецпредставителя ОБСЕ, всемирно известного дипломата и миротворца» Мартина Сайдика. Так что забудьте, люди добрые, о Крыме и оставьте нас, россиян, в покое со своими санкциями. Вот такие, не больше – не меньше, выводы российских акул пера.

Нам не привыкать к постоянным фейковым и манипулятивным сообщениям российских СМИ, политиков, политологов и прочих аналитиков с их многочисленными фабриками троллей. Но как прозвучало в известном фильме: «…извините, но истина дороже», поэтому и попытаемся разложить ситуацию по полочкам.

Итак, на международном форуме Salzburg Europe Summit в австрийском Зальцбурге во время сессии «Украина – шансы на мирное урегулирование» Мартина Сайдика, специального представителя председателя ОБСЕ в Трехсторонней контактной группе (ТКГ), попросили ответить на вопрос: «Не была ли ошибкой аннексия Крыма Россией в результате «референдума?». В ответ тот заявил, что не будет излагать свою позицию, поскольку его сферой ответственности является Донбасс. Однако именно дальнейшие его рассуждения использовали на свой лад российские СМИ.

«Когда я буду на пенсии, буду, так сказать, свободным человеком, тогда я смогу уже комментировать и тему Крыма. Но присутствующим следует знать: во времена СССР полуостров около 30 лет находился в составе Российской Федерации, затем 37 лет – с 1954 года по 1991 год – в составе Украинской ССР, а до этого была Российская империя», – приводит Lb.ua слова М. Сайдика. На первый взгляд и с исторической точки зрения, слова безобидные, хотя неточные и неполные: а куда подевались последние 23 года жизни полуострова  в составе Украины? И вот сайдиковскую «арифметику» российские СМИ интерпретируют как подтверждение того, что Крым сейчас российский. А как же мнение всего мирового сообщества, признавшего, что Крым является украинской территорией, временно оккупированной/аннексированной РФ!? А как же соответствующие резолюции ООН, многочисленные заявления лидеров  стран мира, европейских институций!? Оказывается, это россиян не волнует, да и «пересічному російському громадянину» знать этого  не обязательно. Главное-то – «Крым наш»!

То, что спецпредставитель ОБСЕ в ТКГ М. Сайдик не поведал об аннексии Крыма ничего, кроме предыстории вопроса, таким образом уйдя от прямого однозначно положительного ответа, свидетельствует о его намерениях  навязать мировому сообществу удобные для Кремля исторические трактовки и таким образом оправдать эту аннексию.  Это так называемое контролируемое вбрасывание выгодной информации. Не какое-то официальное заявление, а мнение, изложенное на неправительственном международном форуме. Но озвучиваются такие мнения не случайно. Просто делается очередная попытка проверить реакцию как сторон конфликта, так и ведущих европейских стран и институций. И, как говорится,  отыграть назад, если такая реакция окажется негативной.

Как показал пятилетний опыт «гибридной войны», самые интересные «адвокаты» России –  это не те, кто открыто и прямодушно ее защищают, а те политики и дипломаты, которые подчеркнуто разыгрывают классическую европейскую карту сбалансированности, но в результате действий которых «чаша как-то незаметно склоняется именно в сторону российских интересов». Это подтверждают и множество других высказываний М.Сайдика о том, что:

– ОБСЕ не видит присутствия в ОРДЛО российских боевиков, тяжелого вооружения и не может зафиксировать обстрелов ими позиций ВС Украины;

– результаты бесчисленных перемирий на востоке Украины позитивные;

– есть необходимость в одностороннем снятии Украиной блокады Донбасса;

– суть специального «плана Сайдика» в том, что на временно оккупированные территории Донбасса должна прибыть объединенная миссия ООН и ОБСЕ, которая организует выборы, обеспечит амнистию участникам так называемого сепаратистского движения и проследит за соблюдением прав и свобод местного населения;

– на каких условиях будет мир – это уже дело второстепенное, важнее всего – сам мир»;

– нужно сохранить на временно оккупированных территориях Донбасса «языковую самоидентификацию»;

– созданное Евросоюзом Агентство по реконструкции, собственно, и должно было бы заниматься восстановлением Донбасса и его реинтеграцией в Украину;

– локальная прокуратура, силовые структуры и  «народная милиция» должны функционировать в отдельных регионах Донбасса и т.д.

Как убеждаемся, многочисленные высказывания М. Сайдика мало чем отличаются от кремлевских трактовок ситуации и планов по реинтеграции с последующей его федерализацией  не только Донбасса, а и желательно всей Украины. В данном конкретном случае Кремль устами М. Сайдика умело манипулирует обеспокоенностью западных партнеров конфликтом на Донбассе и аннексией Крыма. Боевые действия на востоке Украины продолжаются, информационный вокруг этого фон остается максимально тревожным. Коллективному Западу, безусловно, хочется получить лавры миротворца, не испортив при этом отношений с Россией.

Кстати, биография самого господина М. Сайдика тоже не может не вызывать вопросов, поскольку большая часть зрелой жизни этого австрийского дипломата связана именно… да, да, – с Россией. Начав свою дипломатическую службу в 1975 году, М. Сайдик с небольшими перерывами трудился  в СССР и России в общей сложности более 12 лет. Он был советником и пресс-атташе Посольства Австрии в СССР (1980–1985); главой Представительства австрийского банка Creditanstalt-Bankverein в Москве (1987–1989); советником и заместителем главы миссии в Посольстве Австрии в СССР (1989–1991); директором по международному бизнесу австрийской строительной компании Maculan Group GmbH (1991-1994), где был членом Совета директоров и генеральным директором совместного предприятия в Якутске. Также есть информация, что Мартин Сайдик впервые посетил Москву еще в 1972 году, когда в течение года стажировался  на кафедре международного права в МГУ под руководством юриста-международника Г.Тункина – воспитанника еще довоенной сталинско-молотовской дипломатии.

Так что «вторая родина» ну никак не могла не наложить  идеологических, мировоззренческих и других видов отпечатков на сознание австрийского дипломата. А уж что за бизнес  был в России в лихие 90-е – знают все: договаривайся, в случае чего,  или со спецслужбами, или с бандитами. Третьего, как говорится, не дано.

Все эти биографические факты нет-нет, да и подвергнут сомнению объективность видения М. Сайдиком украинско-российского конфликта. А то  и могут стать основанием недоверия к его «мутным» и неопределенным  формулировкам и «планам». Как личность, он явно зангажированный, в силу своей зависимости от Москвы вполне может оправдывать российскую аннексию Крыма. Поэтому не стоит удивляться, что его слова зачастую как-то полностью синхронизируют с «кремлёвскими тёмниками».

Что же имеем в сухом остатке?

Спецпредставитель ОБСЕ в ТКГ М. Сайдик в очередной раз заметно удивил, проталкивая в информационном пространстве удобную для Кремля «историю» Крыма, которая на поверку оказалась очередным кремлёвским фейком и оправданием аннексии полуострова Россией.

Своими высказываниями М. Сайдик вынуждает украинскую власть задуматься над необходимостью разработки дополнительной системы условных «политических и дипломатических предохранителей». Ведь согласно российскому варианту «формулы Штайнмайера», ОБСЕ отводится ключевая роль в вопросе проведения, контроля и подтверждения легитимности возможных выборов на Донбассе. А это значит, что за этим процессом будет наблюдать М. Сайдик, заявление которого идёт вразрез с общей позицией Европейского Союза, лидеров европейских стран в отношении России. Его слова ставят под сомнение целесообразность санкционной политики в отношении России и ослабляют единство ЕС в вопросе противодействия агрессивным действиям Кремля, которому, безусловно, это выгодно.

Высказывание М. Сайдиком личного, явно зангажированного мнения от лица всей ОБСЕ наносит большой ущерб имиджу этой организации на международной арене. А ОБСЕ, напомню, как крупнейшая в мире региональная организация, занимающаяся вопросами безопасности, призвана предотвращать конфликты в регионе, улаживать кризисные ситуации и устранять последствия конфликтов.

Богдан Миланенко