Неожиданное увольнение советника по национальной безопасности Соединенных Штатов Джона Болтона спустя всего несколько дней после его высоко-статусного визита в белорусскую столицу побудило некоторых наблюдателей попытаться сделать выводы о влиянии этого инцидента на будущее белорусско-американских отношений. В то же время, любые подобные попытки дедуктивного анализа будут, скорее всего, переоценкой влияния отдельных должностных лиц (ниже уровня главы государства или правительства) на внешнюю политику страны. И действительно, за исключением некоторых экстремальных сценариев, маловероятно, что в обозримом будущем отношения Беларуси с Западом столкнутся с каким-либо серьезным регрессом. По крайней мере, так считают некоторые московские наблюдатели белорусского происхождения.

Юрий Баранчик, редактор Regnum, является тому подтверждением. Как и многие российские и некоторые белорусские эксперты, он недавно создал свой собственный Telegram-канал под названием «Бульба Престолов» (T.me/bulba_of_thrones) — каламбур перевода названия «Игра престолов» на русский язык. На белорусском языке «бульба» — это картофель; а россиянам свойственно стереотипное восприятие белорусов как производителей картофеля.

В своем недавнем посте, посвященном белорусской элите, Ю. Баранчик выразил мнение, что вестернизация продвинулась довольно-таки далеко в коридорах власти в Минске. Более того, белорусские бюрократы и западные «агенты влияния» настолько взаимно перемешаны, что «уже невозможно разглядеть, где заканчивается вертикаль власти» и начинаются сети, созданные этими агентами. Ярким примером, по словам Ю. Баранчика, является инициатива «Минский диалог», которую он рассматривает как продолжение белорусского министерства иностранных дел. Ю. Баранчик характеризует предполагаемый симбиоз Минского диалога и МИДа как «единый правовой социально-политический институт Беларуси», и он видит лидеров Минского диалога в качестве незаменимого кадрового резерва для будущей белорусской элиты.

Для Баранчика Евгений Прейгерман и Денис Мельянцов из Минского диалога являются точными копиями Алексея Гончарука. До своего назначения премьер-министром Украины (29 августа с. г.) 35-летний А. Гончарук возглавлял Офис эффективного регулирования, финансируемый Европейским Союзом. Это проверенный способ формирования новых элит, которые якобы оторваны от воинствующего национализма, но в тоже время эффективно продвигают его цели. Такое сопряжение правительственной бюрократии и западных агентов влияния трансформировало украинскую элиту, утверждает Ю. Баранчик. И подобный процесс в Беларуси уже зашел настолько далеко, что последующая деградация российского влияния является неизбежной, только если не произойдет полная замена белорусских элит, утверждает редактор Regnum. Понимание истинных масштабов трансформации белорусской элиты отсутствует в самой Беларуси, и только некоторые западные спецслужбы (как, разумеется, и сам Ю. Баранчик) действительно осознают это, утверждает он.

Совершенно определенно, что такое мнение является преувеличенной гиперболой. Ю. Баранчик — гражданин Беларуси, который ранее работал на администрацию президента в Минске, но был уволен, переехал в Москву, и теперь ведет вендетту против президента Александра Лукашенко. Ю. Баранчик был когда-то даже задержан московской милицией по запросу об экстрадиции из Минска, но впоследствии этот запрос был отклонен российским судом.

Тем не менее, не все, что отражается в зеркале комнаты смеха, является полным искажением; некоторые элементы реальности все же проявляются, хотя и в искаженном виде. Фактом является то, что контакты между Минском и Западом более энергичны и взаимовыгодны, чем раньше. И Минский диалог в реальности — авторитетная организация, которая планирует провести уже второй крупный форум по европейской безопасности с участием представителей со всего мира, включая Россию. Он не является продолжением белорусского МИДа, но пользуется поддержкой последнего и получает выгоду от западного финансирования.

То, что становится известным о происходящем в Минске, скорее соответствует вестернизации самой белорусской идентичности. В не столь отдаленном прошлом у белорусов было лишь смутное представление о своих собственных досоветских корнях, и в основной своей массе они считали себя «белыми русскими» — одним из элементов трехгранного «русского содружества», ведущего корни от Киевской Руси. Но сегодня все больше и больше белорусов отождествляют себя с Великим княжеством Литовским, средневековым восточноевропейским государством, которое вело войны с Московией (Россией).

Только за последнее десятилетие памятники государственным деятелям Великого княжества Литовского появились в городах Слоним, Лепель, Витебск, Гродно и Лида. Белорусские предприниматели часто финансируют установку таких памятников. Так, памятник князю Гедимину (литовцы называют его Гедиминасом), который был открыт в 2019 году, полностью финансировался «Белтекс Оптик», белорусским дочерним предприятием литовской фирмы «Yukon Advanced Optics Worldwide». Вскоре в Новогрудке будет установлен памятник князю Миндовгу (Миндаугасу).

Это эволюция национальной памяти, а не результат какой-то коварной западной идеологической обработки, и является неизбежным ответом на повсеместную русификацию. Действительно, русский язык, российские каналы информации, российские инвестиции и русско-подобный внешний вид настолько ослабили чувство белорусской принадлежности к общности вне России, что маятник наконец-то начал двигаться в противоположном направлении. Он продолжает делать это, несмотря на официальные заявления об обратном, как, например, недавняя статья об исторической политике Беларуси в журнале администрации президента «Беларуская думка».

Для того чтобы белорусы восприняли свою коллективную самоидентичность необходимым условием является осознание своей непохожести и/или отличия от России и русских. Это не обязательно означает враждебность, но по самой своей природе влечет некоторую степень отчуждения. Одним из индикаторов является массовый переход на белорусский язык на уличных знаках, хотя русский язык все еще доминирует в повседневном общении. Такое появление белорусского алфавита в общественных местах вызвало сопротивление со стороны некоторых групп, таких как «Гражданское согласие». Это, возглавляемое Артёмом Агафоновым, движение недавно запустило свое интернет-издание Belrussia.by, которое, помимо прочего, продвигает название страны как «Белоруссия». Хотя в России это воспринимается как лексическая норма, маловероятно чтобы такое называние получило народную поддержку в Беларуси. Как справедливо утверждает один проправительственный белорусский комментатор (Александр Шпаковский), «белорусский избиратель природно спокоен и избегает всевозможных крайностей. Я чувствую это на себе, когда становлюсь старше. То есть борцы за белорусский язык и борцы с ним могут быть одинаково раздражающими».

Пока еще неизвестно, как эти настроения отразятся на предстоящих парламентских выборах, запланированных на ноябрь с. г. Но избирательная кампания вот-вот начнется.

Профессор Григорий Иоффе, Рэдфордский университет (США)
Источник: The Jamestown Foundation