Рейтинги высшего руководства РФ и партии власти демонстрируют настолько апокалиптическую картину, что руководство «Единой России», засомневавшись в возможностях административного ресурса, пытается получить контроль над результатами голосования другим путем.

Проведение выборов в традиционном «бумажном» формате не дает возможности осуществлять массовые вбросы и подтасовки результатов, искажая избирательный процесс. Очевидно в Кремле осознали, что как раз без массовости уже не обойтись. Поэтому как всегда в спешном порядке была придумана новая «схема».

В России 13 мая со второго, и тут же с третьего чтения, разрешили голосовать на выборах и референдумах по почте и интернету. Эту возможность предусматривают поправки к федеральному закону «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации».

Авторы поправок аргументировали их необходимость якобы ограничениями на фоне пандемии коронавируса, а также заботой «в целях защиты здоровья избирателей и создания максимального удобства для реализации гражданами РФ избирательных прав».

Российский telegram-канал «Проект» утверждает, что законопроект о голосовании по почте был подготовлен непосредственно Администрацией президента. Новые формы голосования потребовались, чтобы не отменять единый день голосования осенью, если к тому времени в каких-то регионах придется сохранять карантин.

По мнению инициаторов, новые технологии позволят избежать фальсификаций и упростят процедуру волеизъявления. Авторы идеи ссылаются на успех Эстонии, где голосование по интернету повысило явку, особенно среди молодежи и жителей глубинки.

Действительно, эксперименты с дистанционным голосованием уже проходили в разных странах мира. В Эстонии в 2007, Бразилии в 2010, Австралии в 2011, Индии и Малайзии в 2018, США в 2019.

Но почти везде этот механизм был признан рискованным и уязвимым, от него отказались даже в США и Европе, где избирательная система и электоральная дисциплина самые высокие в мире. Технология прижилась только в Эстонии.

Однако Эстония имеет существенное отличие – там полностью решен вопрос верификации избирателей. Эстонцы имеют ID-карты, которые являются разновидностью электронной подписи. Любой ПК с кардридером позволяет им голосовать через интернет. А если нет кардридера, то можно воспользоваться специальной сим-картой. Граждане могут менять свое мнение и переголосовать до официального завершения голосования. Интернет-выборы позволили Таллинну существенно поднять явку, особенно среди молодежи и жителей глубинки.

В России же два новых канала волеизъявления (почта + интернет), в том виде как их предлагают обществу, уже сейчас дают практически готовые ответы в плане «надежности» достижения целей провластными элитами.

Итак, по порядку.

«Почта России» еще в сентябре прошлого года была преобразована в акционерное общество, 100% акций которого принадлежат Российской Федерации. Возглавляет АО Максим Акимов, который с 2013 по 2018 занимал должность первого заместителя руководителя аппарата правительства Российской Федерации во времена премьерства Дмитрия Медведева.

Сегодня в партийной иерархии Дмитрий Анатольевич является председателем «Единой России».

Уже сейчас этот тандем дает повод предположить, что персонал покорных бюджетников-почтальонов смогут обеспечить нужный партии результат по итогам любых выборов и референдумов.

Что касается электронного голосования, то в России оно применялось в качестве пилотного проекта на трех участках во время выборов в Мосгордуму в сентябре 2019.

Однако первый блин оказался комом.

Исследователь Пьеррик Годри из французского Университета Лотарингии нашел возможность взлома московской системы электронного голосования. Он обошел системы защиты голосов москвичей за 20 минут с использованием обычного персонального компьютера и общедоступного бесплатного программного обеспечения. Для этого он использовал скрипт (программный сценарий), который занимает всего одну страницу.

Изучением «честности» дистанционного голосования занимались и российские эксперты и журналисты. Наиболее полный перечень нарушений собрало международное издание «Медуза».

Так, в день выборов в Мосгордуму система работала в нормальном режиме только 8 часов из предусмотренных 12-ти. Сотрудники департамента информационных технологий несколько раз в ручном режиме перезапускали систему, обзванивали избирателей и повторно выдавали бюллетени.

Кроме этого, персональные данные избирателей, проголосовавших электронно, уже через неделю после выборов утекли в сеть и оказались у команды Алексея Навального.

И самое главное – за день до голосования в блокчейн был добавлен скрипт-фальсификатор, позволяющий исказить волеизъявление избирателя. Его обнаружил эксперт Евгений Федин.

В итоге эксперимент провалился, система выявила возможность использовать административный ресурс еще эффективнее, чем раньше – бюджетников принуждали к голосованию, а избиратели в целом не смогли воспользоваться своим законным правом на волеизъявление.

Но несмотря на все просчеты электронную форму голосования в столице было решено распространить на выборы всех уровней, в том числе федеральные.

Негативные результаты московского опыта цифровизации выборов можно объединить в несколько существенных угроз демократическому и прозрачному волеизъявлению.

Во-первых, в России на данный момент отсутствует инфраструктура для массового перехода на электронное голосование. Цифровой нигилизм доминирует.

Во-вторых, информационная безопасность находится под ручным управлением провластных структур, что является недопустимым в части доверия результатам. У избирателя нет гарантии в том, что его голос не будет аннулирован или украден.

В-третьих, удобство и массовость применения административного ресурса on-line режима не сравнимо с of-line голосованием.

В-четвертых, избирательные комиссии разного уровня выполняют чисто декоративную роль, решающее значение для результатов имеет Центризберком.

Таким образом, электронное волеизъявление с учетом национальных особенностей голосования подрывает не только тайну и честность голосования, но и уверенность в их соблюдении. В таком случает вызывает большое сомнение результат выборов, а соответственно – легитимность избранников. Электронное голосование в России может представлять собой инструмент электоральных махинаций.

Следует отметить, что нарушения, а точнее подтасовка результатов голосования в России, имеет очень богатую историю.

«Новая газета» со ссылкой на активистов и наблюдателей сообщала, что явка на выборах президента России в 2018 году была искусственно завышена в два-пять раз. Кроме того, на тех выборах в пользу Путина было вброшено более 10 миллионов бюллетеней.

Еще раньше, на выборах в Госдуму в 2016 году за «Единую Россию» в Саратове отдали ровно 62% голосов на 140 участках (!). Территориальные комиссии беспрекословно выполнили указание сверху.

В декабре 2011 во время выборов в Госдуму на канале Россия-24 инфографика показала явку в Ростовской области 146%, Воронежской – 129%, Свердловской – 115%. Тогда активность «мертвых душ» вызвала сильнейшую протестную реакцию россиян и привела к политической апатии на последующих выборах.

Про цифру 62 в российском политикуме ходит анекдот. Суть его в том, что Путин был очень расстроен необычайно высоким результатом Дмитрия Медведева на выборах 2008 года. С тех пор он установил планку, ниже которой не должны опускаться ни его рейтинги, ни результаты на выборах. Однако последние данные ВЦОИМ и «Левады» фиксирует как минимум трехкратное падение ниже ватерлинии, и это с учетом дорисовки. В этом случае десяток миллионов вброшенных бюллетеней не поможет, нужна сотня миллионов. И вбросить их удобнее в программу, а не урну. Для этого и включен зеленый свет дистанционному голосованию. Нет ни наблюдателей, ни протоколов. Только операторы Госуслуг при звании.

Российские законодатели утверждают, что «дистанционные» нововведения не будут распространяться на Всероссийское голосование по «обнулению» президентских сроков Путина, голосование по Конституции нельзя проводить в заочной форме.

Но и здесь всё решается всего лишь дружным голосованием за законопроект очередного терешковой-вяткина. А их в Госдуме большинство. И креативность законодателей сомнения не вызывает – Канатчикова дача щедро снабжается аргентинской мукой из дипломатической почты.

Дистанционное голосование по-русски не имеет ничего общего с честным волеизъявлением. Высокая явка и убедительный результат станут теперь постоянным итогом любых выборов и рефередумов в России.

Это полное обнуление доверия ко всем властным институтам страны. Кремль переступил предел, за которым общество сможет смело отрицать легитимность самой власти.

Дмитрий Тор