Авторитарные режимы рушатся под тяжестью совершенных преступлений, в результате давления груза ошибок и просчетов, в итоге высвобождения накопленной энергии масс.

События современной России развиваются именно в этом направлении. Геополитические угрозы и внешние победы своей страны перестали волновать россиян. Это место заняли внутренние проблемы и борьба за выживание.

Нынешний политический режим России осознает опасность. Теряя контроль над регионами и опасаясь массовых протестов, Кремль уже готовится к их подавлению, накачивая карательные органы финансами сверх предусмотренного бюджетом.

Нежелание и неспособностью федеральных и региональных властей РФ обеспечить защиту россиян от экономического кризиса и пандемии уже вывело из анабиоза российское общество, которое может всерьез взяться за расширение своих прав, в том числе и на самоопределение.

Несмотря на то, что региональные политические элиты плотно встроены во властную вертикаль, практически в каждом федеральном субъекте есть центробежные движения, и во многих достаточно мощные.

В одних регионах такие сепаратистские тенденции основываются на национальном факторе: Татарстан, Тыва, Башкортостан, Дагестан, Чечня, Ингушетия. В других движущей силой являются богатые залежи полезных ископаемых: Саха (Якутия), Коми, Ямало-Ненецкий, Ханты-Мансийский и Таймырский округи. Третьи удалены от центра и больше подвержены влиянию внешних соседей: Амурская, Сахалинская, Калининградская области, Приморский и Хабаровский край, Курильские острова.

В России насчитывается около 10 регионов-доноров, которые обеспечивают более чем безбедную жизнь чиновников федерального центра, а также дотируют остальные субъекты. Однако центробежные силы присутствуют в каждом регионе России, независимо от достатка.

Сибирь уже давно заявляет о недовольстве политикой Кремля. Здесь находится 85% запасов российского природного газа, 60% нефти, 75% угля, 70% алюминия. Доходы обеспечивают половину валютной выручки России. Однако люди живут бедно. Здесь давно в анкетах в графе «национальность» принято писать «сибиряк». Такими себя считают 80%, русских только 12%. Еще в нулевых за автономию Сибири высказалось около 60% опрошенных, а за государственную независимость около 25%. Как раз Новосибирску принадлежит авторство знаменитого лозунга «Хватит кормить Москву!».

Интересный факт: сепаратистские настроения региона поддерживаются абсолютно всеми слоями населения – простыми людьми, бизнесменами, чиновниками, интеллигенцией, и даже местными спецслужбами.

Тыва согласно собственной Конституции – государство в составе России, а ее жители имеют сразу два гражданства. Кызыл еще в 90-х заранее предусмотрел возможность выхода из РФ и даже включил этот пункт в свою Конституцию. До недавнего времени «примерное поведение» республики щедро оплачивалось трансфертами из центра. Как будет развивать события в условиях бюджетной экономии покажет время.

Камчатка и Курильские острова периодически добавляют беспокойство Москве. Самые восточные сепаратисты считают, что регионы должны развиваться самостоятельно по примеру Исландии.

Еще один очаг сепаратизма на Дальнем Востоке и Сибири могут создать китайцы. Они взяли в долгосрочную аренду 115 тыс. га земли. В результате нелегальной миграции с каждым годом демографический перекос в сторону китайского населения все больше усугубляет ситуацию. По неофициальной статистике во всем Зауралье проживают около 250 тыс. китайцев.

Попытки провозгласить независимое государство Идель-Урал длится уже второе столетие. Самые большие республики региона – Татарстан и Башкортостан, имея яркий гражданский национализм, являются примером «центробежности» для всей России.

Татарстан провозгласил государственную самостоятельность в 1991, а независимость подтвердил референдум 1992. Тогда же Татарстан отказался подписать федеративный договор и принял собственную Конституцию. Но отсутствие внешних границ с третьими государствами и зависимость экономики от федерального центра вернули его «в стойло».

Тем не менее, каждый год в октябре в Казани проходит ежегодная демонстрация татарских националистов в память о защитниках города, погибших в боях с войсками царя Ивана Грозного, и зверствах в отношении местного населения. Поскольку соседние регионы не имеют такой яркой истории противостояния с Москвой – чуваши, марийцы, удмурты, башкиры приезжают в Казань приобщиться к антикремлевскому протесту.

Население Башкорстана осознает себя как сформировавшуюся нацию, имеющую право на самоопределение, вплоть до выхода из состава РФ. Идея обретения суверенитета и возрождения башкирского народа поддерживается руководством республики, которое прикрывает местное движение «Кук буре» от преследования республиканского ФСБ.

Проект «Уральская республика» зародился сразу после развала СССР. В апреле 1993-го на референдуме в Свердловской области 83% избирателей проголосовали за «расширение полномочий до уровня республики в составе РФ». Позже была провозглашена Уральская республика и началась разработка Конституции нового субъекта. А осенью того же года к свердловчанам примкнули Челябинск, Пермь, Оренбург и Курган. Речь зашла о создании «Большой Уральской Республики».

Калининград также давно заявляет о своем желании выйти из состава России. Эксклав территориально отделен от центра, жители региона чувствуют себя «обойденными вниманием Москвы и дискриминированными Евросоюзом». Тем не менее, дети учатся в литовских и польских школах, поступают в европейские университеты. Идея возвращения городу исторического названия Кенигсберг популярна даже среди местных органов власти.

Казаки Кубани считают, что тоталитарный «путинский режим» ведет государство к краху, хотят получить независимость, стать субъектом международных отношений и установить добрососедские отношений с Киевом, с которым Краснодар связывают исторические, культурные и ментальные связи. «Комитет освобождения Кубани» активизировался в 2014 после аннексии Крыма и начала боевых действий на востоке Украины. Тогда он провел «Марш за федерализацию Кубани». С тех пор доля самостоятельности в политике региона продолжает укрепляться.

Казачьи общества по определению являются носителями самостоятельности. Они стремятся к трансформации статуса своих регионов компактного проживания вплоть до выхода из состава России, поскольку более века назад их прадеды воевали против большевиков вместе с УНР. «Донская казачья республика» является еще одним примером автономистских идей в казачьей среде.

Национальный фактор не единственная основа сепаратизма, встречаются и чисто русские структуры. Так, в Санкт-Петербурге до сих пор теплится создание «Республики Ингерманландия» в рамках существующих границ Ленинградской области.

Это далеко не полный перечень автономистских и сепаратистских регионов РФ. Но даже беглый взгляд дает возможность понять насколько сильны стремления коренных народов и самих русских к самостоятельности и отделению от Москвы.

Ущемление прав и свобод в России делало тему сепаратизма привлекательной и раньше. Сейчас на фоне тотального обнищания населения из-за кризиса и эпидемии ситуация может развиться гораздо дальше протестных лозунгов и митингов.

Величайшая геополитическая катастрофа 20-го века грозит продолжиться в 21-м – незаконченный развал Советского Союза стремится к своему завершению.

Многороссия или эпоха удельных княжеств угрожают стать альтернативой современной России.

Дмитрий Тор

попередня статтяОтмена парада 9 мая может стоить Путину не только кресла
наступна статтяКаким будет мир после коронавируса? — размышления Харари