Россия всеми возможными путями усиливает свое влияние и присутствие на мировой арене. Москва наращивает военный потенциал совместно с развитием инфраструктуры в Арктике и Тихоокеанском регионах. При этом используя энергетические проекты как рычаги влияния.

С 2007-го года Россия пытается восстановить свое военное присутствие в арктическом регионе и получить полный контроль над ресурсами в Арктике и стратегическим Северным морским путем между Азией и Европой, на прохождение которого уходит около двух недель. Уже в этом году РФ воссоздала патрулирование стратегических бомбардировщиков дальнего радиуса действия.

Повышение опасности в скором времени следует ждать в так называемом промежутке GIUK (переход от Атлантики в Арктику, территории между Гренландией, Исландией и Великобританией). При спецоперации российских арктических сил это может привести к блокаде Североатлантических линий коммуникации между Северной Америкой и Европой, то есть фактически блокировать усиление сил НАТО на этом морском пути.

За последние пять лет в Арктике РФ открыла или возобновила 14 аэродромов, создала 3 полностью автономные базы (на Земле Александры, на Новом сибирском острове в море Лаптевых и Рогачева на Новой Земле) и активно проводит боевые учения для действий в арктических условиях (арктическая бригада и Северный флот).

Еще в апреле этого года министр обороны РФ Сергей Шойгу заявлял, что до конца года Северный флот получит 368 единиц новейшего вооружения и военной техники и что там будет сосредоточено 59% современного арсенала России.

В отношении Норвегии Москва подвергает сомнению правовой режим вод вокруг Шпицбергена и подкрепляет свою риторику военной активностью, что может в любой момент привести к повышению напряженности в этом регионе. РФ обвиняет Норвегию в том, что она не придерживается п.9 Шпицбергенского договора, где указано, что он не может использоваться для военных нужд, за исключением самообороны. Если Россия рассматривает эту статью, как полную демилитаризацию архипелага, то Норвегия не видит проблем его патрулирование в целях собственной безопасности. Россия активно выступала против совместного размещения радаров и спутниковых станций на Шпицбергене. Этим инциденты не исчерпываются, ведь была ситуация с рыбацкими лодками в зоне запрета рыболовство и история о тренировках российских военных с высадкой на Шпицберген.

Правительство Норвегии недавно сослалось на «электронное преследование» своих информационных систем и сетей связи российским правительством.

В тоже время Финляндия также выразила протест России против предполагаемого заклинивания военных и гражданских систем связи российскими военными вблизи северной границы с Россией.

Руководство РФ работает над ограничением прохода иностранных военных кораблей к Северном Ледовитом океану. А в этом году разработало правила прохождения иностранных военных кораблей по Северному морскому пути (СМП). Теперь иностранные военные суда должны сообщать Россию о своих планах за 45 дней и обязательно взять на борт российских военных. Но в прохождении может быть отказано, а в случае несанкционированного перемещения по СМП Россия сможет применить экстренные меры, вплоть до ареста или уничтожения судов. В случае ухудшения ледовых условий, согласно новым правилам, только российские ледоколы будут уполномоченные обслуживать иностранные корабли.

И это невзирая на то, что Россия (тогда СССР) ратифицировала Конвенцию ООН по морскому праву 1982 года, отказавшись, таким образом, от значительных территориальных притязаний. Исходя из норм конвенции, России разрешается разведывать и разрабатывать ресурсы только в пределах своей исключительной экономической зоны, которая не должна превышать 200 морских миль, тем самым отказавшись от отраслевого принципа.

Россия поддерживает экономическое сотрудничество в своей арктической зоне только путем обеспечения там своей гегемонии. Однако ключ к успешной реализации арктических проектов в области природных ресурсов и морского маршрута будет главным образом основан на финансировании экономических проектов в области природных ресурсов и военной морской деятельности.

Арктика известна своими огромными запасами углеводородов и биологических ресурсов и чрезвычайно важна для России наряду с существованием СМП. Кремль рассматривает вопрос о разрешении транспортировки углеводородов по ПМШ только российскими судами.

По различным подсчетам в Арктике наличествует около 83 млрд. баррелей нефти и 100 млрд. тонн природного газа. И это может послужить подспорьем по опутыванию Европы с помощью энергетической зависимости стран Запада от нефти и газа. РФ в одностороннем порядке установила для Северного морского пути правовой режим внутренних вод, аргументируя это «исторической значимостью». В этом регионе ее усилия пока превалируют над попытками оппонентов из Норвегии, Дании, Канады и США.

Сегодня российское правительство рассматривает Арктику как транзитный коридор, сырьевую базу и географический плацдарм для проникновения в Северную Атлантику, Азиатско-Тихоокеанский и Балто-Черноморский регион, где ключевым инструментом выступает интегрирования гражданской инфраструктуры энергетических проектов под свои военные нужды.

Александр Коваленко

Источник: Информационный навигатор