Фото: УНИАН

В Киеве состоялась всеукраинская премьера новой работы Агнешки Холланд “Цена правды” – кинобиографии валлийского журналиста Гарета Джонса, впервые сообщившего миру о Голодоморе

Идея байопика о Гарете Джонсе появилась у Холланд три года назад, когда журналистка украинского происхождения Андрея Халупа, известная по публикациям в Huffington Post, прислала ей сценарий о молодом валлийском журналисте. Тот с риском для жизни сначала отправляется в вымирающую от искусственного голода Украину, а потом, уже в Британии, борется за то, чтобы мир узнал правду об этом преступлении.

Фильм снимался в копродукции Великобритании, Польши и Украины; бюджет составил 8,3 млн евро. Главные роли сыграли британские звезды — номинант BAFTA TV Джеймс Нортон (сериалы “Счастливая долина” и “Гранчестер”, триллер “Коматозники” (2017) и Ванесса Кирби (сериал “Корона” (2016), экшн “Хоббс и Шоу” (2019). Кроме них, в картине также появились Питер Сарсгаард, Джозеф Моул, Кеннет Крэнэм, Яков Ткаченко, Олег Драч, Владимир Федорук, Анна Шайдюк, Анастасия Чалая.

Холланд представляет Джонса как бескомпромиссного идеалиста. Его антагонист – лауреат Пулитцеровской премии, корреспондент “Нью-Йорк таймс”, циник и лакей Сталина Уолтер Дюранти (Сарсгаард). Сквозной мотив фильма — работа Джорджа Оруэлла (Джозеф Моул) над антиутопией “Скотный двор”, на написание которой, вероятно, его подвигли именно статьи Джонса.

Значение “Цены правды” трудно переоценить: пожалуй, впервые столь широкая международная аудитория узнает о величайшей трагедии украинского народа. Несколько дней назад президент Владимир Зеленский наградил Агнешку Холланд орденом княгини Ольги “за весомый вклад в память жертв геноцида украинского народа – Голодомора 1932-1933 гг. в Украине, подвижническую деятельность, направленную на освещение правды о Голодоморе”.

После пресс-показа фильма пани Агнешка ответила на вопросы журналистов.

– Вы отдали этому проекту несколько лет жизни. Почему и когда вы приняли это решение?

– Спасибо вам за понимание моей работы и за сочувствие. Я сняла три фильма о Второй мировой, о Холокосте, о геноциде и, честно говоря, когда получила этот сценарий, то подумала: “О нет, опять!”. Но когда прочла сценарий, то поняла, что это очень интересный проект. И решила, что очень важно рассказать языком искусства о преступлениях коммунизма, которые так и остались безнаказанными и, к несчастью, практически забыты. Во многих частях мира эти события неизвестны, многие невинные жертвы коммунистического режима никогда не входили в глобальное сознание мира. Я считаю, что это неправильно, мы должны поделиться этим опытом наиболее эмпатическим, эмоциональным путем с максимально возможным числом зрителей. История смелого, отважного, молодого, немного наивного, но мудрого журналиста дает хороший ракурс для отображения тех событий. Потому что она рассказывает не только о событиях как таковых, не только об их политических, идеологических и политических причинах, но также о лжи, окутывающей Голодомор. И эта ложь использует фейковые новости, альтернативные реалии, все возможные пропагандистские инструменты прямо у нас перед глазами. Это актуально не только в отношении Голодомора, но и в сегодняшней ситуации. Так что это очень релевантная история.

И также я очень заинтересована в судьбе Украины. Я слежу за ней настолько близко, насколько могу. Я приезжала в Киев сразу же после Майдана, на конференцию, организованную Тимоти Снайдером, и разговаривала со многими свидетелями произошедшего, с участниками оппозиционного движения, с журналистами и учеными. Мы говорили также и Голодоморе. Я не специалист в этом предмете, но все же немного осведомлена. Я убеждена, что воздействие этого события на украинскую реальность больше, чем мир может себе представить. Речь идет не только о немедленных результатах голода. Они распространились на пять поколений вперед — ментально, психологически, физически. Изменилась демография. Большая часть политических проблем в Восточной Украине исходит из того факта, что так много украинцев умерло там в 1932-1933 годах, что многие из них мигрировали в Россию. Так что Голодомор — не только два года ужасного голода, он также полностью изменил основу Украины, ее демографический состав. Напомнить об этом — очень важная цель.

– Вы прославились камерными сюжетами, но не оставляете и тему массовых бедствий, о которой вы упомянули — войны, геноциды. Как вам удается сочетать настолько разные тематические регистры?

– Жизнь имеет разные цвета. И для меня наиболее важное в кинорежиссуре — это человеческие истории. Иногда это истории комичные или лирические, иногда — просто любовные, а иногда они рассказывают о большом и трагическом человеческом опыте. Я думаю, что в ХХ веке человечество показало свое худшее лицо. Мы считаем, что что-то вынесли из этого урока, но вот я в этом совершенно не уверена. По моему мнению, мы должны актуализировать этот опыт и ответить на вопросы: как это было возможно, что мы можем сделать с этим, и может ли это повториться вновь? Это то, что приходит на философском уровне. Для меня всегда главная тема — это сложность человеческой души и сложность выбора. Как кто-то выбирает сторону добра и откуда проистекает этот выбор? Откуда исходит зло, я думаю, мы знаем — создать преступную реальность очень легко. Но очень сложно быть справедливым.

Кадр из фильма "Цена правды"
Кадр из фильма “Цена правды”

– Вы касаетесь таких тяжелых тем… Как вам удается справляться с эмоциями?

– Знаете, снимая фильм, я действую скорее как хирург во время операции. Ты не можешь быть слишком эмоциональной. Внутри может быть много эмоций, но в то же время тобой овладевает такой технологический холод. Иначе бы я не смогла сделать столько фильмов, изображающих подобные ужасы. И еще. Когда мы начали снимать в Украине, это было очень сложно для моей украинской ассистентки, в чьи обязанности входило очень многое подготовить и для Джеймса Нортона, который внезапно катапультировался из мира английских телесериалов в двадцатиградусные морозы и в снег, который ему доходил до пояса, а мне — до груди. Это было просто физически тяжело и неожиданно для нас, но в определенном смысле и помогло: каким-то образом мы чувствовали, что не изображаем нечто, не притворяемся. Мы чувствовали, что одиночество и безмолвие в этих заброшенных селах реально. Вы всегда должны давать истории войти в вас, когда что-то пишете или снимаете, войти в вашу душу и тело, стать частью вас. Это баланс, который приходит со временем: умение контролировать эмоции и при этом держать их свежими, чтобы передать аудитории.

– Как вы считаете, причиной Голодомора стало выгодное географическое положение Украины или все-таки желание Сталина уничтожить конкретный народ?

– Это очень широкий вопрос, обсуждаемый многими историками. Большинство исследователей сходятся на том, что причина такой концентрированности Сталина на Украине — не только самые плодородные почвы в империи, но также и в стремлении сломать силу и независимость украинских селян, уничтожить украинскую национальную гордость. Вы можете встретить разные выводы в разных книгах. Но большинство украинских, канадских, американских независимых историков – я не говорю о российских — считают, что именно украинская идентичность была хоть и не самой важной, но одной из важнейших причин.

– В фильме редактор провинциальной газеты говорит Гарету Джонсу о том, что культура должна отвлекать читателей от бед. Что вы думаете об этом тезисе?

– Он говорил скорее о развлечении. О том, чтобы сделать вас счастливым, и отвлечь ваше внимание от трудных моментов жизни. Да, некоторые считают, что культура должна быть именно такой. Делать жизнь легкой, счастливой, разноцветной. Но это не то что делаю я.

– Как работа над фильмом изменила вас?

– Она сделала меня злее. Мы не можем мириться с тем, что произошло, и с ложью об этом. И я не планирую этого делать.