ILLUSTRATION BY KATHLEEN FU

Пандемия коронавируса выявила слабые места городов с точки зрения не только эпидемиологии, но и окружающей среды, социального равенства и инфраструктуры. Канадская газета опросила экспертов о том, что они сделали бы по-другому…

Когда пандемия закончится, принципиально важно, чтобы наши города получили больше автономии от регионов. Горожане должны знать, что сами контролируют свою жизнь и могут определяют свое будущее без назойливого вмешательства региональных властей. И тогда города станут такими, как им хочется.

Торонто — либеральный город в консервативной провинции. Отклик на пандемию горожанам кажется неадекватным. Они считают, что полиция и школы не справляется. Они не получают необходимую медицинскую помощь. Им кажется, что всякий раз приходится обращаться за помощью в провинцию, а там ее могут и не оказать.

Если мы хотим изменить наши города на благо Канады, сделать их более пригодными для жизни и исполнить желания населения, это придется изменить.

Лезли Лоу (Lezlie Lowe), автор книги «Некуда сходить: общественные туалеты и частные нужды» (Галифакс)

Не хватает общественных туалетов. И я имею в виду бесплатные туалеты от муниципалитета, куда без лишних вопросов может зайти любой желающий. В большинстве канадских городов есть множество туалетов в коммерческих заведениях — кафе, торговых центрах и ресторанах. Но они не всегда доступны, в отличие от общественных уборных, которые открыты круглосуточно и бесплатно. Надо понимать, что туалеты в Starbucks или McDonald’s подойдут не каждому. Бездомного, кто не мылся три дня, туда не пустят. В таком случае вас, скорее всего, вышвырнут.

Когда планировщики говорят о будущем городов, все это невероятно обнадеживает. Я рада, что мы обсуждаем пригодность для пешеходов, удобство для жизни и комфорт для престарелых. Но ничто из этого без общественных туалетов невозможно. Будь их больше, люди смогли бы больше времени проводить в городах. В торговых центрах обычно туалеты приличные, и их вполне хватает — и это одна из причин, почему люди там задерживаются.

Диана Сакс (Dianne Saxe), бывший комиссар Онтарио по окружающей среде (Торонто)

У каждого города должен быть «углеродный бюджет», и мы относимся к сокращению углеродного следа со всей серьезностью. В противном случае у нас не будет никакого будущего. Ключевые моменты углеродного бюджета — это дисциплина, компромиссы и подотчетность не хуже, чем в финансовом. Если мы допускаем большое количество углерода из одного источника, придется снизить выхлопы в другом месте. Такие компромиссы приведут к реальным действиям. Это важно делать на городском уровне, потому что большинство канадцев живут в городах, и на муниципалитетах лежит большая ответственность за наши выбросы.

В то же время муниципалитеты больше всех страдают от антропогенного воздействия на климат. Мы знаем, что климатический кризис усугубляет неравенство, утяжеляет социальное бремя и бьет по муниципалитетам напрямую. Так что во многих отношениях им есть что терять — больше, чем другим уровням власти. Рано или поздно пандемия закончится. Но климатический кризис усугубляется, и окно для создания пригодного для жизни мира стремительно закрывается.

Питер Гилган (Peter Gilgan), основатель строительной фирмы Mattamy Homes (Торонто)

Чтобы качественная жизнь стала доступна многим, требуется множество взаимосвязанных факторов. Пандемия высветила, почему они так важны. Все дело в концепции «живи, работай, учись, играй». Мы стремимся ее воплотить. Как нам создать среду, где все это станет доступным каждому по месту жительства? Мы учимся у небольших европейских городков, они более самодостаточны — например, ездить издалека на работу не надо, а отдохнуть можно в пабе на углу. Так укрепляются социальные структуры. Но я не уверен, что это всегда делается целенаправленно. Когда у тебя нет конечной цели, ты просто плывешь по течению. Так что перво-наверно наметьте себе курс.

Захра Эбрахим (Zahra Ebrahim), генеральный директор Monumental, консультационной фирма по справедливому восстановлению от сovid-19 (Торонто)

Представьте, что вы назначили общественных деятелей, чтобы они раз в четыре года решали, что нужно их сообществу. Какие будут приоритеты? Кто самый уязвимый? Это что-то вроде оценки справедливости для каждого района, так что в каждое конкретное решение или попытку побороться с пандемией на местах будут оценивать надежные деятели. Они не связаны ни с какой организацией, а просто следят за тем, чтобы у нас была точная картина происходящего. Прямо сейчас этого не хватает. В районе Торонто Сент-Джеймс-Таун одна местная организация проводит собрания: делегаты отправляются в район пообщаться с местными жителями, а затем все собираются и вместе и разрабатывают план приоритетов, ведь все хотят одного и того же. Когда я это увидела, я подумала: а почему же другие районы так не делают?

Эд Соншайн (Ed Sonshine), основатель и генеральный директор инвестиционного фонда Riocan (Торонто)

Мне ясно, что величайшая потребность — больше открытого пространства в центре города. Город знает, что это проблема, но надо идти дальше, работать над списком приоритетов. У нас в Торонто нет центрального парка. Я поддержал идею парка площадью 20 акров, который собирались разбить над железнодорожным коридором в центре города, но она так и не воплотилась. Посмотрите, что сделали в нью-йоркском Хадсон-Ярдс на берегу Гудзона — по сути над железнодорожными путями выстроили целый город. Вопрос лишь в стоимости. Когда-то это казалось огромными деньгами, а сегодня, по сравнению с тратами на борьбу с пандемией — гроши.

Хезер Макферсон (Heather McPherson), генеральный директор Университетской женской больницы (Торонто)

Нам нужно заняться медициной. Мы должны охватить людей на местах — будь то через мобильную связь или виртуальной помощью — и выйти за стены учреждений, будь то больница или кабинет врача. Нельзя ждать, что люди с проблемами — бедность, расизм и так далее — возьмут и сами придут на прием. Они не пойдут через проходную больницы или ворота поликлиники. Это мы должны адаптироваться. Наша система совершенствуется, но никаких стимулов для охвата наиболее обособленных сообществ пока нет. Одного финансирования недостаточно — надо менять традиционный подход к медицине.

Доктор Карен Ли (Karen Lee), автор книги «Здоровые города: моя борьба за здоровье и благополучие мира — в том числе и ваше», доцент профилактической медицины, Университет Альберты (Эдмонтон)

Эпидемии прошлых эпох вроде холеры удалось победить за счет городских новшеств — в частности, улучшилась санитария. На смену инфекционным заболеваниям пришли незаразные — сердечно-сосудистые, инсульты, диабет и рак. Мы знаем, что хронические заболевания и сопутствующие факторы риска (например, ожирение), усугубляют и течение сovid-19. Так что ради победы над пандемией придется с ними побороться. Надо устранить барьеры, которые мешают здоровому образу жизни и здоровому питанию. Исследования показывают, что если в районе есть доступ к здоровой пище, жители здоровее питаются и соблюдают правильный вес. Там, где можно безопасно ходить пешком или ездить на велосипеде, двигательная активность выше, а люди менее изолированы. Надо проектировать районы так, чтобы были точки продажи здоровых продуктов питания. Наши районы должны продвигать активный образ жизни, быть доступнее пешеходам и велосипедистам и удобнее для общественного транспорта. Наконец, мы должны обеспечить равноправную интеграцию мест отдыха в каждый район.

Дженнифер Кесмат (Jennifer Keesmaat), основатель Keesmaat Group (Торонто)

Важно понимать, что 75% роста по всей Канаде за последнее десятилетие пришлось на разрастание пригородов, чьи жители сильно привязаны к автомобилям. Надо активнее модернизировать пригороды, чтобы люди как можно меньше зависели от машин. Плотность должна вырасти, а не наоборот. Есть противоречащий фактам миф, что люди бегут из городов и оседают в пригородах. На самом деле, надо сделать пригороды более урбанизованными и переосмыслить их, сделать из них образцы экологичного восстановления. Первое, что нужно сделать — отменить зонирование. На значительной части территории страны действуют законы, которые закрепляют крайне низкую плотность населения и не допускают, например, уютных магазинчиков на углу и небольших съемных квартир. Надо обеспечить более ответственное землепользование — например, позволить домовладельцам добавлять к собственности дополнительные жилые единицы без обременительных затрат на строительство. Если мы хотим среду, где можно ходить пешком и ездить на велосипеде — здоровую, экологическую и так далее — все сводится к повышению плотности пригородов.

Энди Янь (Andy Yan), директор программы градостроительства Университета Саймона Фрейзера (Ванкувер)

С самого начала 20-го века города систематически изолировали жилые, деловые и промышленные районы. Нередко имеются строгие законодательные акты насчет условий эксплуатации — их-то и нужно ослабить. Подумайте о ресторанах: так ли обязательно, чтобы окно для еды на вынос было почти 300 квадратных метров по площади, или же этим можно пренебречь, потому что столько народа там все равно не наберется? Или, как вы знаете, некоторые рестораны внезапно начали торговать продуктами. С ослаблением условий эксплуатации город станет органичнее — по сути появится новый, экологичный тип района.

Стефани Аллен (Stephanie Allen), член совета некоммерческой организации по истории чернокожих «Аллея Хогана» (Ванкувер)

Мы знаем, что между домовладельцами и съемщиками есть большая разница в уровне благосостояния, и неуверенность съемщиков вполне реальна. Эта незащищенность усугубилась пандемией на фоне финансового кризиса. Доверительная собственность на землю уберёт жилье со спекулятивного рынка. Один из сценариев для съемщиков такой: некая некоммерческая организация владеет активами, обслуживает их и следит за тем, чтобы арендная плата покрывала ипотеку, а земля сдается муниципалитетом в аренду на 99 лет или принадлежит другому государственному учреждению. Так земля будет в безопасности. Арендная плата взимается на кооперативной основе, и люди сами решают — по ситуации. Хозяйственное обслуживание финансируется на долевой основе. Так жители смогут сами управлять ситуацией. Съемщики нередко бесправны, и домовладельцы могут подорвать их благосостояние. Доверительная собственность на землю вернет людям власть и даст им возможность самим распоряжаться на благо района.

Эбигейл Мориа (Abigail Moriah), соучредитель проекта «Черное планирование» по обучению аборигенов и цветных (Торонто)

Процесс принятия решений — это замкнутый круг. Он воссоздает то же неравенство — и особенно это касается аборигенов, черных, коричневых или иных слоев населения, оказавшихся на обочине. Есть немало отличных идей, как улучшить районы, но такое ощущение, что мы все время прислушиваемся к меньшинству. Так как же привлечь и выслушать тех, кто не принимает участия в этих обсуждениях? Во-первых, важно вкладываться в обучение и поддержку конкретно в области градостроительства, чтобы у нас было равное представительство. Участие BIPOC (аббревиатура «чёрные, аборигены и цветные», прим. перев.) — безусловно, важно, но надо прислушиваться к неимущим и другим голосам, которые не слышны. Во-вторых, нам нужна более репрезентативная модель принятия решений, чтобы коренным образом изменить нынешнюю модель градостроительства, и остановить вред, который она наносит. Это модель должна исходить из опыта отчужденных и неблагополучных слоев населения. Вот какие вопросы надо задавать: «Что не так? Как нам это исправить? Что для этого надо сделать?».

Брент Тодериан (Brent Toderian), основатель консультационной фирмы по градостроительству Toderian Urbanworks (Ванкувер)

Многие проблемы, с которыми наши города столкнулись во время пандемии, возникли из-за того, что слишком много пространства съели автомобили. Во-первых, мы осознали, насколько широкие нужны тротуары, чтобы получать необходимую физическую нагрузку или умственную передышку, сохраняя при этом предписанную дистанцию в два метра. Затем речь зашла о безопасных велодорожках. Хотя машин на улицах стало меньше, они стали чаще превышать скорость, и опасность даже увеличилась. Наконец, возник вопрос, что ресторанам без уличного пространства не выжить — и мы даже не говорим про открытые торговые точки.

Этого будет сложно добиться, если города не хотят переосмысливать огромное пространство, отведенное автомобилям. Многие канадские города без особых усилий создали велодорожки в парках и вдоль морских дамб, где не нужно идти на компромиссы с дорожным движением. Мэры нередко уверяют, что они горой за активный транспорт, но конкретных мер принимать не торопятся. Одними заявлениями тут не ограничишься. Столь желанного сдвига достичь не удастся, если мы не готовы менять приоритеты.

Автор: Джо Кастальдо (Joe Castaldo)

Источник: The Globe And Mail, Канада