Lukas Schulze/Getty Images

ВАШИНГТОН, округ Колумбия / БОГОТА. Наука предельно ясна: чтобы избежать наиболее пагубных последствий изменения климата, мир должен достичь чистых нулевых выбросов парниковых газов примерно к середине века. Это означает сокращение антропогенных выбросов парниковых газов до максимально возможных уровней и обеспечение сбалансированности любых оставшихся выбросов за счет постоянного устранения эквивалентного количества парниковых газов из атмосферы. После этого мир должен обеспечить, чтобы устранение парниковых газов превышало их выбросы.

Достижение “чистого нуля” потребует фундаментальной трансформации глобальных энергетических и промышленных систем, транспорта и инфраструктуры, а также сельского хозяйства, лесного хозяйства и землепользования. Следующие 10-15 лет будут критическими. Несмотря на то, что в мире существует множество амбициозных долгосрочных целей в области изменения климата, в нем отсутствуют стратегии для осуществления правильных инвестиций и политик.

Более того, эффективное и устойчивое сокращение выбросов должно также способствовать широкомасштабному экономическому развитию, включая защиту работников, локальных сообществ и прав человека. Мир не должен достичь нулевого уровня выбросов за счет уязвимых групп, а скорее путем обеспечения для них справедливого перехода.

Хорошая новость заключается в том, что многие страны, бизнес-лидеры и инвесторы активизируют свои усилия. По состоянию на июнь 2021 года, 31 страна и Европейский союз официально обязались достичь чистого нулевого показателя, а более 100 стран предложили или рассматривают возможность по его достижению. Почти 1500 крупных корпораций установили научно обоснованные цели по выбросам. А 160 банков, управляющих активами и владельцев активов – с совокупным портфелем на сумму более 70 триллионов долларов – пообещали достичь чистого нулевого выброса к 2050 году.

В настоящее время, задача состоит в том, чтобы выполнить обязательства по чистым нулевым показателям имея четкие маршруты и поддающиеся проверке промежуточные цели. Эффективная стратегия, как та, что рекомендована Целевой группой Всемирного Банка за лидерство в области углеродного ценообразования по “Чистому Нулю” – представляющая под нашим сопредседательством национальные правительства, частный сектор и гражданское общество – должна включать надежные меры безопасности для обеспечения подотчетности и транспарентности.

Целевая группа подчеркивает, как именно установление цен на углерод может помочь усилиям государственного и частного секторов достичь уровня амбиций, необходимых для достижения чистого нуля. Несмотря на то, что ценообразование на выбросы углерода, — в том числе через системы торговли выбросами парниковых газов (СТВ), налоги на выбросы углерода и международные углеродные рынки — не является “серебряной пулей”, оно может стать мощным инструментом в продвижении к “зеленому” переходу.

Наша группа определила несколько факторов, которые могут способствовать эффективным усилиям по достижению чистых нулевых показателей. Первый – это планирование и транспарентность. Необходимо четко определить краткосрочные и среднесрочные (5-15 лет) цели, чтобы выявить и приоритизировать требуемые конкретные отраслевые и технологические преобразования, а также стимулировать немедленные действия и инвестиции. Правительствам и частному сектору также следует принять отдельные цели по сокращению и устранению выбросов. Это укрепит ответственность, поскольку позволит провести оценку каждого компонента, тогда как смешанный показатель прогресса может скрыть недостаточные усилия по сокращению выбросов.

Вторым фактором является правильное включение ценообразования на углерод в более широкий инструментарий “зеленого” развития. Даже в тех случаях, когда принятие конкретных цен на углерод сопряжено с трудностями, правительствам и компаниям, при оценке инвестиционных решений, следует поощрять установление внутренних или теневых цен на углерод. Этот инструмент имеет решающее значение для поддержки правильного выбора инвестиций и инфраструктуры при реализации общих и отраслевых стратегий для достижения чистого нуля.

Но сами по себе цены на углерод не помогут, и для сокращения выбросов в некоторых секторах необходимы дополнительные меры. Стандарты эффективности – например, когда речь идет об энергии в зданиях или топливе для транспортных средств – могут быть более эффективными для снижения выбросов в отраслях, которые не реагируют на сигналы о ценах на углерод, или в тех случаях, когда мониторинг и контроль источников выбросов сопряжены с трудностями. Краткосрочные государственные субсидии или инвестиции в научные исследования и разработки могут быть целесообразными для поддержки технологических преобразований в тех секторах, где варианты сокращения выбросов недоступны или являются особенно дорогостоящими.

Правительства также могут использовать дополнительные стратегии для уменьшения любых негативных последствий установления цен на углерод для конкретных групп и для содействия справедливому распределению инвестиций и выгод в области климата. Доходы от налогов на выбросы углерода или аукционов квот на выбросы могут использоваться для финансирования климатических инвестиций в уязвимые общины, профессиональную подготовку или денежные переводы для компенсации роста цен на энергию, продукты и услуги.

В-третьих, цены на углерод должны быть установлены на гораздо более высоком уровне, чем они есть в настоящее время, и увеличиваться со временем, с тем чтобы стимулировать сокращение и устранение, необходимые для достижения “чистого нуля”. Это относится к использованию внутреннего ценообразования на углерод для принятия решений, а также к цене на углерод в рамках налога или СТВ в странах, использующих эти схемы.

В-четвертых, в мире, где все страны стремятся к достижению “чистого нуля”, международные рынки углеродного кредита могут сыграть решающую роль в повышении амбиций как покупателей, так и продавцов. Но правительства и предприятия должны резко сократить свои собственные выбросы, прежде чем инвестировать средства в сокращение и устранение в других местах. Любые инвестиции, которые они делают в углеродные кредиты, должны дополнять, а не замещать их усилия по сокращению выбросов.

Международные кредитные рынки могут также поддержать инвестиции в преобразующие технологии сокращения и устранения выбросов в развивающихся странах. Кредитные инвестиции должны помочь защитить местную окружающую среду и заручиться поддержкой со стороны пострадавших и уязвимых сообществ.

Начинают появляться новые модели для международных углеродных рынков, которые учитывают эти более масштабные цели. Одним из таких примеров является Коалиция LEAF (Снижение выбросов за счет ускорения финансирования лесного хозяйства). При поддержке ряда правительств и компаний LEAF обеспечивает традиционные углеродные рынки дополнительными мерами защиты как предложения, так и спроса, в том числе защищая местные сообщества.

Наконец, решающее значение для обеспечения подотчетности в отношении обязательств и реальных выгод для атмосферы имеют строгие измерения, отчетность и контроль за сокращением и устранением выбросов. Правила кредитования по сокращению и устранению, финансируемые посредством международных углеродных рынков, в счет чистых обязательств покупателей, должны предотвратить двойной учет. Одни и те же выбросы не могут учитываться при нулевых обязательствах как для покупателей, так и для продавцов.

Постпандемическое восстановление представляет редкую возможность для ускорения действий в борьбе с изменением климата. Мир может восстановиться таким образом, чтобы не только быстро трансформировать и декарбонизировать мировую экономику, но и способствовать процветанию, устойчивости и гораздо большей справедливости.

Авторы: Хелен Маунтфордвице-президент по климату и экономике Института мировых ресурсов; Маурисио Карденасбывший министр финансов Колумбии, является старшим научным сотрудником Центра глобальной энергетической политики Колумбийского университета.

Источник: Project Syndicate, США

попередня статтяРоскомнагляд вимагає у Twitter заблокувати акаунт соратниці Навального
наступна статтяУ Росії засудили двох «українських шпигунів»