Jung Yeon-Je/AFP via Getty Images

СЕУЛ. Важность существования надёжной и широкодоступной системы здравоохранения никогда так не очевидна, как во время пандемии. Нынешний болезненный урок вполне ясен: государства не могут стремиться к экономическому развитию и рассчитывать на то, что система здравоохранения будет развиваться как-то заодно. Нет, они обязаны делать то, что сделала Южная Корея: разрабатывать целевые стратегии предоставления эффективных медицинских услуг, которые будут идти рука об руку с более широкой работой по социальному и экономическому развитию.

За последнее десятилетие современная и надёжная медицинская инфраструктура Южной Кореи позволила ей справиться с множеством серьёзных кризисов в сфере здоровья населения. И кризис Covid-19 стал лишь одним из них. Хотя Южная Корея столкнулась с одной из самых сильных в мире вспышек за пределами Китая на первых этапах пандемии, она сумела быстро остановить распространение вируса, не вводя при этом общенационального карантина.

Этот успех готовился долгое время. Быстрое превращение Южной Кореи из страны с низким уровнем доходов в страну с высокими доходами происходило одновременно с радикальным улучшением показателей здоровья. С 1960 по 1990 годы резко сократился уровень смертности новорожденных: с 80 смертей на 1000 рождений до всего лишь 13, а средняя ожидаемая продолжительность жизни в момент рождения увеличилась с 55 до 72 лет.

Это произошло неслучайно. Правительство Южной Кореи приступило к инвестициям в здравоохранение (прежде всего, добиваясь доступности медицинских услуг в сельской местности и для бедноты) на самых первых этапах процесса развития. В 1950-е годы правительство учредило центры иммунизации в каждом городе и деревне.

В 1960-е годы, когда экономический подъём Южной Кореи лишь начинался, правительство ввело специальные стимулы, гарантирующие повсеместное наличие врачей. Например, те, кто занимался частной практикой, нанимались в качестве государственных врачей, а студенты-медики могли получить стипендии в обмен на обязательство работать в районах с недостаточным охватом медуслугами в течении 2-5 лет после получения диплома.

Правительство Южной Кореи не просто стремилось обеспечить доступ к медицинским ресурсам; оно добивалось, чтобы люди ими пользовались. В 1954 году был принят закон, вводивший обязательную иммунизацию для детей младше 14 лет. Всё это, наряду с наличием доступных локальных медицинских центров и поддержкой советников Всемирной организации здравоохранения, привело к резкому росту уровня вакцинации, при этом распространение многих острых инфекционных заболеваний удалось остановить. В Южной Корее не было зарегистрировано ни одного случая оспы с 1961 года, тифа – с 1968 года, а полиомиелита – с 1984 года.

Конечно, прогресс в экономическом развитии обеспечивал инициативам в сфере здравоохранения мощную поддержку. По мере роста подушевого ВВП (он увеличился со $158 в 1960 году до $6610 в 1990-м и до $12257 в 2000-м) росли и возможности работников и компаний выплачивать взносы в систему обязательного медицинского страхования, учреждённую в 1977 году. Система добровольного страхования существовала в стране с начала 1960-х годов, однако дефицит опытного персонала и участвующих в этих схемах медицинских учреждений ослаблял её эффективность. Новая схема добавила в систему финансовых ресурсов, а её охват был расширен, включив самозанятых, а также работников неформального сектора, так что, в конечном итоге, в 1989 году был достигнут всеобщий охват услугами здравоохранения. Обязательные страховые платежи до сих пор остаются важнейшим источником финансирования системы здравоохранения.

Кроме того, многого удалось достичь благодаря медицинскому просвещению. Ещё до того, как большинство южнокорейцев получили доступ к качественному школьному образованию, государственные ведомства распространяли важную информацию по таким темам, как санитарные условия, продовольственная гигиена, материнское и детское здоровье, семейное планирование, используя для этого газеты, брошюры и телепередачи.

По мере роста уровня образования, особенно у женщин, показатели здоровья ещё сильнее улучшались, и не только потому, что у людей появилось больше знаний на тему здоровья, но и потому, что упал уровень рождаемости: с 6,1 ребёнка на одну женщину в 1960 году до 1,6 – в 1990-м. Этот тренд, наряду с экономическим ростом и увеличением доходов, позволил значительно увеличить инвестиции в детское здоровье. Более того, в 1970-е и 1980-е годы расходы на здравоохранение росли быстрее, чем ВВП. По мере роста спроса на медицинские услуги стало быстро увеличиваться число государственных и частных клиник.

Сегодня Южная Корея продолжает укреплять и оттачивать систему здравоохранения. Например, государство использует огромные объёмы медицинских данных, к котором у неё имеется доступ, для оценки потребления медицинских услуг и повышения эффективности, в том числе с точки зрения затрат.

Основные элементы южнокорейской модели – всеобщий охват медицинскими услугам, равный доступ, экономическая эффективность – применимы во многих развивающихся странах. Главным здесь является разработка продуманных стратегий развития здравоохранения, дополняющих программы экономического развития страны.

Подобные стратегии должны включать инвестиции в инфраструктуру (например, в больницы и клиники), а также инициативы по привлечению квалифицированного персонала, необходимого для того, чтобы эти учреждения могли работать, в том числе в бедных и сельских районах. Стремясь к достижению цели всеобщего охвата медицинскими услугами, правительства могли бы подумать о создании единой национальной системы медицинского страхования, подобной той, что существует в Южной Корее.

Для содействия прогрессу правительства должны ставить перед собой конкретные цели, например, уровень неонатальной смертности, доступность питьевой воды, обеспечение надлежащими санитарными условиями, искоренение болезней, охват медицинскими услугами – в полном соответствии с «Целями устойчивого развития» ООН. Партнёры по глобальному развитию должны поддержать эту работу.

Эффективные системы здравоохранения позволяют вести более долгую и продуктивную жизнь, они способствуют развитию человеческого капитала и лежат в основе устойчивого экономического роста. Кроме того, они необходимы для защиты населения от сильных медицинских шоков, таких как кризис Covid-19 или неизбежные пандемии в будущем. Эффективная модель существует. Развивающимся странам следует заняться её копированием.

Автор: Ли Чон-Ва (Lee Jong-Wha) – профессор экономики Корейского университета, был главным экономистом Азиатского банка развития и старшим советником по международным экономическим вопросам бывшего президента Южной Кореи Ли Мён Бака.

Источник: Project Syndicate, США