На прошлой неделе стало ясно, на повестке дня Кремля стоит не борьба с эпидемией, а всенародное голосование по поправкам к Конституции РФ. В провластных СМИ начали активно писать о референдуме, на улицах появились рекламные щиты, на телевидение начали обсуждать сроки. Кремль принялся активно нащупывать красные линии россиян — согласятся ли они голосовать в то время, как коронавирус каждый день уносит сотни жизней.

Чиновники играют с огнем

В Кремле знают 100 и 1 способ, как «распилить» федеральный бюджет, и ни одного, как спасти россиян от неминуемой смерти. И, что примечательно, российские чиновники еще и умудряются отправлять свои проблемы на экспорт. Все мы помним громкую историю с поставкой «гуманитарной помощи» РФ в США, за которую американцы, как оказалось в итоге, заплатили твердой валютой. К счастью, российское медицинское оборудование так и не поступило в американские больницы, а теперь власти США отказались от него и возвращают обратно в Россию. Отправленные из РФ в США аппараты искусственной вентиляции легких оказались той же модели, что и ИВЛ, из-за которых в России начали гореть больницы. А поставкой данных ИВЛ занималась компания очередного «друга Путина» — Сергея Чемезова, который получил от правительства прямой миллиардный контракт, без какой-либо конкуренции.

Но ладно аппараты ИВЛ, ведь чиновники в России умудряются зарабатывать даже на простых масках и перчатках, которые до эпидемии продавались в каждой аптеке и стоили копейки. Как считают московские власти, раздать их бесплатно нельзя, так как они попадут на черный рынок, и продать по себестоимости тоже нельзя, а вот продать с наценкой в 1800% на маску и 450% на перчатки, конечно, можно.

А если россияне откажутся покупать перчатки и маски с огромными наценками, то их непременно оштрафуют на 4–5 тыс. руб., чтобы неповадно было. Как в первом, так и во втором случае, чиновники не останутся в накладе и в очередной раз заработают на россиянах, которые остались без работы и сбережений в разгар эпидемии.

Но в Кремле не видят опасности

И пока россияне возмущаются ценами на маски, в Кремле занимаются другими, более важными делами. На повестке дня у российского президента и правительства референдум, убыточные «Газпром» и «Роснефть», которые из дойных коров превратились в дотационные предприятия. «Газпром» за I квартал 2020 года получил 306 млрд убытка — впервые в своей истории. Игорь Сечин так мастерски управлял «Роснефтью», за которую российским налогоплательщикам еще придется заплатить по решению суда Гааги 50 млрд долл. бывшим акционерам ЮКОСа, что сделал ее убыточной, несмотря на различные льготы и преференции. Но это не помешало Игорю Ивановичу убедить Владимира Путина в том, что он — эффективный менеджер, и ему стоит продлить контракт как минимум на пять лет.

И вместо того, чтобы помогать гражданам и начать эффективно бороться с эпидемией коронавируса, власть РФ продолжает тратить средства налогоплательщиков на абсолютно ненужные во время пандемии и обвала цен на нефть и газ вещи, которые буквально рушат экономику России. К примеру, компании «Роснефть» и «Газпром», которые несут колоссальные убытки, продолжают заниматься несвойственной им деятельностью. «Газпром» планирует потратить в 2020 году 5 млрд руб. на строительство специальной гавани для исторического корабля «Полтава», а «Роснефть» – 1 млрд долл. на финансирование проекта по генетике дочери Путина, Марии Воронцовой.

В Кремле живут в параллельной реальности, считая, что даже в условиях «идеального шторма», когда в одном месте сошлись экономический, политический и санитарно-эпидемиологический кризисы, можно тратить деньги налогоплательщиков на проекты друзей Путина. Владимир Владимирович считает, что отдать дочери 1 млрд долл. на генетический анализ жителей России — это нормально, в то время как весь третий антикризисный пакет мер для поддержки 145-миллионной России обойдется правительству всего в 800 млрд. — рублей, а не долларов.

На ум приходит «А он, мятежный, просит бури, как будто в бурях есть покой!» Михаила Лермонтова. И, возможно, буря — это именно то, что сейчас надо россиянам.

Тамара Петренко