Старые рецепты Владимира Путина больше не работают. В Кремле надеются, что образ внешнего врага упрочнит пошатнувшиеся позиции президента РФ, но, похоже, это пустые надежды. Ни парады, ни сказки о врагах, которые якобы хотят развалить РФ, ни милитаризация больше не влияют на уровень доверия россиян власти. Опрос «Левада-Центр» показал, что уровень доверия народа Владимиру Путину в июле упал до 23%. Для сравнения, еще в ноябре 2017 года он составлял 59%, в марте 2019 года – 41%, в январе 2020 года – 35%. Кремлю остается только одно — начать военную кампанию, как это было в 2014 году.

Нет — миру! Да — войне!

26 июля по всей России отгремели парады в честь Дня Военно-Морского Флота. Владимир Путин сделал ставку на милитаризацию страны, так что ни для кого не секрет, что последние пять лет ВМФ РФ уделяется все больше и больше внимания. На содержание, перевооружение, разработку и закладку новых кораблей идут колоссальные средства, которые государство забирает у обнищавших граждан страны. Главный военный парад, на котором лично присутствовал Владимир Путин, прошел в Санкт-Петербурге.

Прошел он и на Крымском полуострове, где него потратили денег не меньше, чем на парад в Санкт-Петербурге. Но дорогие, помпезные и неуместные военные мероприятия в России в то время, как налогоплательщики еле сводят концы с концами, давно стали визитной карточкой Кремля. В частности, 24 июня на Красной площади отгремел парад, посвященный 75-летию Победы в ВОВ, который прошел практически при пустых трибунах. Вместо того, чтобы оказать поддержку россиянам, пострадавшим от эпидемии коронавируса, Кремль потратил деньги на то, чтобы военная техника и солдаты прошли маршем по Красной площади.

Деньги на армию идут из разных источников. К примеру, «Газпром», который стоит в шаге от банкротства, в мае пообещал выделить 5 млрд руб. на постройку пристани для линейного корабля «Полтава» — экспозиционной копии линкора, спущенного на воду в 1712 году. Правда, фактически за эту пристань заплатят россияне, а не компания, ведь спрос и цены на газ в мире упали до критических значений, и «Газпром» сделал ставку на российский рынок, подняв цены для внутренних потребителей.

Вместо здравницы военный полигон

Надо отметить, что Владимир Путин уделяет Черноморскому флоту особое внимание. Правда, так было не всегда — о нем вспомнили только после аннексии Крыма, но кто старое помянет, тому глаз вон. С 2014 года началось усиление и перевооружение флотилии, флот был укомплектован новинками российской корабельной индустрии, в том числе за счет Каспийской флотилии, потерявшей актуальность. В частности, 15 кораблей получили ракеты «Калибр», которые могут быть оснащены термоядерным зарядом дальностью полета до 2600 км. В добавок к «Калибрам», в Крыму имеются стратегические бомбардировщики Ту-22М3 и тактические бомбардировщики Су-34 — российскими властями было анонсировано, что в будущем они будут меняться на модернизированную версию, которая также сможет нести ядерные заряды. Подобные факты — не просто тревожный звоночек для цивилизованного мира, а колокол.

В Крыму начали строить два корабля, которые будут якобы уникальными на вооружении ВМФ РФ. Владимир Путин лично приехал в Керчь заложить фундамент постройки, чтобы подчеркнуть значение проекта. Всего для усиления флота закладывается шесть новых кораблей дальней морской зоны: два универсальных десантных корабля в Керчи, два фрегата в Санкт-Петербурге, два атомных подводных крейсера в Северодвинске. Анонсируется, что новые десантные корабли, которые были заложены в Керчи, станут аналогом французских «Мистралей», которые Россия с 2014 года не может получить из-за западных санкций. Данные морские судна смогут перевозить до тысячи солдат и до 20 вертолетов. Строительство новых кораблей и концепция милитаризации аннексированного Крымского полуострова являют собой прямое нарушение международного права.

В шаге от военной интервенции

Если свести воедино все то, что сейчас происходит в Крыму, станет понятно, зачем в действительности он был необходим России. Полуостров выступает такой себе неприступной крепостью с земли и моря, военной базой, которая необходима Владимиру Путин для военной интервенции в Европу. Кремлю нет никакого дела до крымчан, которые стали заложниками на родной земле. Жители Крыма живут на полигоне, и кроме него на полуострове скоро ничего не останется. Начиная с 2014 года жизнь крымчан становится все сложнее, в частности, милитаристская политика Кремля в отношении полуострова оставила людей фактически без воды, которую активно использует промышленность и военные. Но сказать об этом вслух крымчане не могут, ведь Крым стал территорией государственного террора, где устраивают показательные расправы над несогласными.

Крым становится таким себе чеховским ружьем, которое к концу «пьесы» должно выстрелить.

Тамара Петренко