Ridofranz/Getty Images

ЖЕНЕВА. Более 20% американцев, госпитализированных с диагнозом Covid-19, заразились ещё и бактериальной инфекцией. Без эффективных антибиотиков те, кому повезло справиться с коронавирусом, могут умереть из-за этих совсем не новых патогенов.

К сожалению, разработка новых антибиотиков застопорилась. Спустя почти 100 лет после создания пенициллина устойчивые к лекарствам супербактерии начинают выигрывать в нашей борьбе с бактериальными инфекциями.

Супербактерии уже наносят огромный урон системам здравоохранения во всём мире. Около 700 тысяч человек ежегодно умирают из-за антимикробной резистентности (сокращённо АМР). Если не появятся новые, улучшенные лекарства, эта цифра может вырасти до десяти миллионов к 2050 году.

Сегодня учёные разрабатывают более 550 инновационных лекарств и вакцин от Covid-19, а это патоген, о котором ничего не было известно всего год назад. Между тем, АМР является известной, усугубляющейся проблемой уже несколько десятилетий, однако с 1984 года был открыт всего один новый класс антибиотиков. Невероятно успешная индустрия биофармакологии, благодаря экспертным знаниям и ресурсам которой появилось большинство лекарств, используемых нами сегодня, не смогла взяться за решение этой жизненно важной задачи.

Причина проста: сильный и беспрецедентный ответ этот отрасли на Covid-19 опирается на мощную инновационную экосистему, в то время как нормальный рынок для антибиотиков отсутствует.

Фирмы, которые успешно разрабатывают новые, передовые виды антибиотиков, сталкиваются с серьёзными трудностями. Получение одобрения регуляторов и устранение потенциальных проблем с безопасностью – это дорого, требует много времени и навыков, которых зачастую нет у небольших производителей лекарств. Однако непреодолимую проблему создают перспективы продаж. Новые антибиотики следует использовать крайне осторожно и редко, чтобы не позволить бактерии эволюционировать и выработать к ним иммунитет. В идеале они должны быть оружием последней надежды против бактерий, которые устойчивы к обычным антибиотикам.

И поэтому вероятные объёмы продаж любого нового антибиотика будут очень маленькими; у больниц будет всего несколько доз, хранящихся под замком, исключительно для чрезвычайных ситуаций. К сожалению, это означает, что потенциальная доходность этого рынка слишком мала, чтобы оправдать необходимые инвестиции в исследования и разработки.

В центре этой извращённой экономики находится вопрос, как оценивать стоимость лекарства, которое нужно использовать лишь очень редко. Джон Рекс, медицинский директор из британской биотехнологической фирмы F2G Ltd., сравнивает передовые антимикробные препараты с огнетушителями: они абсолютно необходимы, но в идеале редко пригождаются.

Небольшая горстка компаний продолжает заниматься этими исследованиями вопреки всем трудностям. В их числе фирмы Merck, GlaxoSmithKline, Shionogi, Roche, а также Pfizer, которая недавно купила Arixa Pharmaceuticals, небольшую калифорнийскую компанию, разрабатывающую новые антибиотики против устойчивых к лекарствам инфекций. В то же время многие изготовители лекарств отказались от исследований антибиотиков. Крупные фирмы, такие как Novartis, AstraZeneca и Sanofi, ушли с этого рынка много лет назад, а за последние два года как минимум четыре маленькие фирмы, занимавшиеся антибиотиками, обанкротились.

Глобальное медицинское сообщество, к счастью, начинает понимать неотложную необходимость в новых антибиотиках, однако до сих пор слышно очень много разговоров, но почти не видно реальных дел. Несколько игроков пытаются экспериментировать с альтернативными вариантами финансирования разработки новых лекарств. Однако в целом, что неудивительно, политическим лидерам пока что легче подписываться под громкими декларациями на встречах высокого уровня, чем выписывать чеки на миллиарды долларов для исправления плохо работающего рынка.

Именно поэтому многие из крупнейших в мире производителей лекарств помогли запустить в июле Фонд борьбы с АМР (AMR Action Fund). Этот фонд проинвестирует $1 млрд в небольшие биотехнологические фирмы, чтобы к 2030 году обеспечить пациентов 2-4 новыми антибиотиками. Он будет помогать наведению мостов в так называемой «долине смерти» – между лабораторными исследованиями и клиническими испытаниями. Потребовался год, чтобы дать старт этой инициативе, которую горячо приветствовали политики и медицинское сообщество, в том числе генеральный директор Всемирной организации здравоохранения Тедрос Аданом Гебреисус, а также учёные, уже работающие над препаратами для борьбы с устойчивыми к лекарствам бактериями.

Пока мы ждём появления новых антимикробных препаратов, врачи, правительства и общество могут купить время, продолжая ограничивать избыточное применение уже существующих антибиотиков в медицине и сельском хозяйстве, что отчасти и является причиной возникшей проблемы. Государственное регулирование уже ограничивает худшие эксцессы, сокращая масштабы применения антибиотиков, в том числе в бытовой химии, а также на животноводческих фермах. Тем не менее, необходимо ещё осторожней применять наиболее широко используемые антибиотики, чтобы замедлить распространение АМР. Например, нам не следует ожидать, что врач выпишет нам антибиотики для борьбы с вирусами, против которых они бесполезны.

Однако в конечном итоге одного только замедления использования антибиотиков недостаточно. Мы должны фундаментально изменить наши методы оценки стоимости новых антибиотиков. Их цену нельзя связывать с потребляемым количеством; нам следует считать их страховым полисом для служб здравоохранения. Согласно оценкам британской независимой спецкомиссии по вопросам антимикробной резистентности, работавшей в 2014-2016 годах под председательством экономиста Джима О’Нила, на предотвращение худшего сценария – десять миллионов смертей от АМР ежегодно к 2050 году – потребуются инвестиции в размере $42 млрд в течение десяти лет. Эта сумма представляет собой лишь очень малую часть колоссальных экономических издержек, связанных с АМР: согласно докладу, в период с 2015 по 2050 год их общий размер может достигнуть $100 трлн.

Сенат США задумался о возможном законодательном лекарстве. Законопроект «О подписке на антимикробные препараты с целью остановить возросшую резистентность» (сокращённо PASTEUR) предполагает заключение федеральных контрактов на сумму до $3 млрд (для каждого контракта) с производителями лекарств в обмен на создание прорывных антибиотиков. Компании будут получать оплату в форме подписки, вне зависимости от того, насколько активно используется их лекарство.

Другие страны экспериментируют с другими моделями поддержки разработки антибиотиков. Но, как подчёркивает ВОЗ, правительствам в любом случае надо создавать стимулы, вознаграждающие биотехнологические компании за успешную разработку антибиотиков. Можно надеяться, что в следующем году на саммите «Большой семёрки» в Великобритании будут даны долгожданные реальные обязательства, а не продолжится пустая болтовня, дополненная парочкой пилотных инициатив.

Мир вступил в гонку вооружений с супербактериями. Пока что бактерии выигрывают. Но устранив давнишние проблемы на рынке антибиотиков, мы сможем начать менять ситуацию в свою пользу.

Автор: Томас Куени (Thomas Cueni) – генеральный директор Международной федерации фармацевтических производителей и ассоциаций, является председателем Промышленного альянса по УПП и основателем Фонда действий по УПП.

Источник: Project Syndicate, США