Presidency of Uzbekistan/Handout/Anadolu Agency via Getty Images

ЛОНДОН. 9 июля, узбекский блогер Миразиз Базаров опубликовал в Facebook открытое письмо к Международному валютному фонду и Азиатскому банку развития, в котором подчеркнул вероятность того, что правительство злоупотребляет фондами помощи для борьбы с COVID-19. Утверждение Базарова подтвердилось, но ему пришлось за это отвечать: его вызвали на допрос в Службу государственной безопасности (СГБ).

Базаров обратился к МВФ и АБР, поскольку они – совместно с Мировым банком – выделили Узбекистану почти миллиард долларов в виде займов для борьбы с COVID-19. Но у Узбекистана давняя история официальной коррупции. Он занимает 153-е место из 180 стран в Индексе восприятия коррупции Transparency International, не в последнюю очередь благодаря тому, что чиновники часто использовали свое высокое положение для того, чтобы обогатиться и заставить молчать своих критиков.

Именно поэтому Базаров призвал МВФ и АБР воздержаться от выдачи кредитов Узбекистану до тех пор, пока правительство не разработает механизм, который позволил бы общественности отслеживать, как и куда расходуются получаемые средства. Только таким образом, средства будут инвестированы в систему здравоохранения Узбекистана, которая находится на грани краха и помогут многим гражданам, которые, как отметил Базаров, остались “без доходов и средств к существованию”.

Благодаря волне возмущения общественности было проведено антикоррупционное расследование, в ходе которого было установлено, что сотрудники санитарно-эпидемиологической службы подразделения Министерства здравоохранения, с начала кризиса COVID-19 присвоили более 171,000 долларов.

Президент Шавкат Мирзиёев создал следственный орган, целью которого является предотвращение неправомерного использования и присвоения средств, выделенных для борьбы с COVID-19. Это соответствует его обещанию поддерживать свободу слова и демократию, которое Мирзиёев дал четыре года назад, после смерти своего деспотичного предшественника Ислама Каримова.

Но действительность на местах показывает, насколько сложно правительству выполнять данное обещание. Хотя Мирзиёев похвалил блогеров и их работу, законы по борьбе с диффамацией означают, что им по-прежнему грозит тюремное заключение или огромные штрафы за свою работу. И блоггеры даже не представляют какая будет реакция, после публикации их работ.

Фактически, Базаров лишь последний в длинной череде критиков правительства, ставших объектом преследования. За последний год, как минимум шесть активистов социальных сетей были задержаны за свои публикации с критикой в ​​адрес правительства. И им повезло: другие были похищены, избиты и помещены в психиатрические клиники. Узбекский журналист Бобомурод Абдуллаев был недавно экстрадирован из Кыргызстана за размещение в социальных сетях публикаций, критикующих Мирзиёева.

Сегодня, блогеры и другие пользователи социальных сетей могут стать еще более уязвимыми. Агентство информации и массовых коммуникаций недавно предложило законопроект, предусматривающий привлечение к уголовной ответственности владельцев веб-сайтов, за комментарии пользователей на их платформах.

Активисты гражданского общества также находятся в шатком положении. Независимые неправительственные организации, возможно, больше не будут подвергаться репрессиям эпохи Каримова, но у них по-прежнему нет официального правового статуса. Этот запрет на регистрацию НПО затрудняет активистам выполнение их деятельности, сбор денег или найм персонала и делает их уязвимыми для преследований со стороны СГБ.

В действительности, несмотря на то что правительство Мирзиёева провело некоторые реформы, их результатом стали лишь системы “управляемой свободы”. Простор для некоторого несогласия остался, хотя не всегда понятно насколько сильного, и государство по-прежнему быстро возвращается к репрессивным мерам. Это ключевой вывод недавнего доклада лондонского Центра внешней политики “В центре внимания Узбекистан”, над которым я работал совместно с другими экспертами.

В докладе утверждается, что для достижения реального прогресса на пути к демократии, Узбекистан должен выйти за рамки допущения только “конструктивной” критики – такое определение дают реформаторы из правящей элиты – и принять полную свободу выражения мнений и ассоциаций, без угрозы допросов, тюрьмы, штрафов или насилия. Это необходимо осуществить в срочном порядке, не в последнюю очередь из-за кризиса COVID-19.

В Узбекистане, как и во многих других странах, пандемия охватила государственные институты. Но кризис также высветил впечатляющий прогресс, которого достигла страна, особенно в плане развития гражданского общества. Во время второй волны, когда больницы были переполнены пациентами, добровольцы организовали закупку материалов для больниц и создали систему доставки и установки портативных кислородных концентраторов в домах инфицированных людей.

Посредством публикации этих проектов, блоггеры и активисты социальных сетей помогли им начать работать, в том числе путем сбора средств и поиска волонтеров. И все же они остаются уязвимыми для официального возмездия за публикуемые ими мнения и информацию. Их защита имеет существенно важное значение для удержания Узбекистана на пути демократизации.

Автор: Адам Хуг (Adam Hug) – директор Центра внешней политики, независимого аналитического центра по международным отношениям.

Источник: Project Syndicate, США