Новый сирийский поход Эрдогана может сильно преобразить будущее государства Сирия и перекроить нефтегазовые потоки в европейском направлении. При этом иракский фактор играет здесь не последнюю роль.

9 октября турецкая армия начала военную операцию «Источник мира» против курдских вооруженных формирований в Северной Сирии. Президент Турции Реджеп Эрдоган заявил: цель Анкары состоит в ликвидации террористического курдского коридора вдоль границ Турецкой Республики.

Поводом для начала вторжения стала неспособность США обеспечить безопасность северной части Сирии, что подвигло Эрдогана к односторонним действиям по созданию демилитаризованной зоны безопасности. После двух дней боев турецкой армии и ее союзников против курдских «Сирийских демократических сил» уже насчитываются десятки убитых с обеих сторон. Более 70 тысяч людей стали беженцами.

Политические процессы, протекающие в Ираке и в Сирии, указывают на высокую вероятность изменения границ указанных держав. Следует учитывать тот факт, что исторические претензии на части иракской и сирийской территорий, а также деятельность здесь вооруженных подразделений террористов из «Рабочей партии Курдистана» (РПК), несущих угрозу территориальной целостности Турции, заставляют Анкару глубоко вовлекаться в жизнь сопредельных государств.

Впрочем, подходы турков к иракскому и сирийскому Курдистанам радикально разнятся. На иракской земле Турция нашла поддержку в лице местных суннитов и туркоманов, которым она оказывает традиционную протекцию. Кроме того, в Ираке действует турецкий военный контингент, который проводит регулярные рейды против РПК.

Солдаты сирийской национальной армии при поддержке турецкой армии готовятся к военной операции против курдских сил на севере Сирии, 8 октября 2019.

Боевые акции Анкары далеко не всегда находят поддержку у правительства в Багдаде, и региональной курдской администрации в Эрбиле. Тем не менее, экономическая кооперация в формате Турция-Ирак-Иракский Курдистан позволила туркам уживаться с Иракским Курдистаном, который воспринимается всеми сторонами как данность.

А вот относительно Сирийского Курдистана или Рожавы, то у Анкары диаметрально противоположный подход. Хотя формально сирийские курды не стремятся к независимости, в отличие от части иракских курдов, они продвигают концепцию федерализации Сирии в целом.

Арабский фактор стал довольно значимым для Турции, где кроме местных арабов числом в 2 млн. человек за последние десятилетия добавились еще более четырех миллионов беженцев из Сирии, Ирака и других арабских стран. Военная операция «Источник мира» преследует своей целью создание буферной зоны на севере Сирии, чтобы вернуть туда значительную часть (до 2 млн сирийцев), которые скопились в Турции после начала гражданской войны в 2011 году.

Очевидно, что арабская “пятая колона”, возвращенная из Турции, включенная в состав Сирии, приведет к существенному ослаблению режима Асада, и продвинет протурецкую повестку в ходе переговоров по политическому обустройству послевоенной Сирии.

Боевик Интернациональных Революционных Народных Партизанских Сил (IRPGF) Рожавы

Военное сотрудничество США с сирийскими курдами, которых Турция откровенно называет террористами, даже без открытых политических обещаний для них со стороны Вашингтона вызывает болезненную реакцию Анкары. Там полагают, что американцы могли бы прилагать больше усилий для сдерживания курдских амбиций с точки зрения соблюдения хотя бы довоенных границах.

В случае с отношениями Турции и ЕС, то ее операция в Сирии вызывает в Брюсселе лишь разочарование. Европейские бюрократы не воспринимают «эрдогановскую Турцию» и ее цивилизационный выбор. Представитель ЕС по вопросам внешней политики и политики безопасности Федерики Могерини подчеркнула: “Устойчивое решение сирийского конфликта не может быть достигнуто военным путем”.

Проблема Сирии является одной из ключевых в широком спектре вопросов, дезорганизующих отношения между Россией и Турцией. Москва опасается на тактическом уровне сохранения влияния турков в провинции Идлиб, а на стратегическом уровне – тех помех, которые турки вносят в отношения россиян с курдами.

С одной стороны, оказывая военное давление на курдов, Анкара сама загоняет их в единое сирийское политическое пространство на условиях выгодных Асаду, ведь последний также совсем не заинтересован в усилении курдов. Поскольку Асад это московская ставка, то здесь прослеживается выгоды для Кремля. С другой стороны, турки своими действиями против курдов демонстрируют их международную изолированность и отсутствие у россиян политической воли помогать курдскому народу.

Бадран Джакурд

«России… следует взять на себя ответственность за защиту нашего региона от нападения Турции, потому что это также поставит под угрозу интересы России», – заявил советник в администрации Автономии севера и востока Сирии (AANES) Бадран Джакурд.

Но россиянам курды нужны не более чем в качестве дестабилизирующего фактора в Турции и на территории соседствующих с нею региональных держав. Приоритетная задача Кремля – поддерживать пояс нестабильности в турецком приграничье.

Режиму Путина выгодно, чтобы Анкара имела как можно больше острых проблем со странами соседями. В такой конфигурации будет заблокирована реализация грандиозного проекта президента Эрдогана по трансформации Турции в крупный транзитный хаб для экспорта ближневосточного газа в страны Европы.

Есть реальные предпосылки для того, чтобы Катар и Иран, реализуя трубопроводные проекты в направлении стран ЕС через территории Ирака, Сирии и Турции, могли потеснить Газпром с европейского рынка газа. Более того, указанные страны, а также Иракский Курдистан, обладающий солидными запасами природного газа, способны заместить РФ и на внутреннем турецком рынке, являющимся вторым по значимости в разрезе газового сбыта для Москвы.

В контексте этого просматривается прямая заинтересованность Москвы в затяжном конфликте между Турцией и приграничными курдами. Также как и подогревание народных протестов в Ираке.

Как известно, в южных провинциях этой страны, а также в столице — Багдаде, 1 октября вспыхнули стихийные демонстрации, которые быстро переросли в широкое движение, требующее смены правительства. При этом ни одна иракская политическая сила не призывала к протестам. Из этого можно сделать вывод, что за уличными акциями стоит внешний игрок.

Протесты в Ираке стали кровавыми. Столкновения между силами безопасности и протестующими проходили в Багдаде, городах Эд-Дивания, Эн-Насирия, Кербела, Эн-Наджаф и в ряде других мест. Почти везде силовики использовали против протестующих слезоточивый газ, а в целом ряде случаев – оружие.

Протесты в восточном Багдаде, Ирак, 4 октября 2019.

По данным иракского МВД, число жертв протестов и беспорядков в стране составило 104 человека, в том числе 8 силовиков, пострадали 6017 человек (1200 силовиков). 540 человек были задержаны. Власти заблокировали социальные сети и интернет-ресурсы, через которые распространялись призывы к населению присоединиться к акциям протеста.

На текущий момент благодаря четкой и оперативной коммуникации правительству Ирака ситуацию удалось временно успокоить без значительных потерь для страны. Это дает иракцам возможность продолжить реализацию совместных энергетических проектов с Турцией для экспорта и транзита углеводородов в страны Европы.

Для Украины, как государства перманентно нуждающегося в альтернативных источниках энергии, инициатива по превращению Турции в энергетический хаб представляет большой интерес. Соответственно, факторы, блокирующие его развитие, невыгодны для украинской стороны. Таким образом, стабилизация ситуации в регионе и налаживание новых каналов поставок природного газа и нефти снижают украинскую и европейскую зависимость от российского поставщика.