Володимир Зеленский играет в предвыборном штабе в пинг-понг после своей первой победы (Fotó: Reuters/Valentyn Ogirenko)

Началась новая эра в украинской политике. Мы еще точно не знаем, каким содержанием она наполнится. Однако определенно то, что она будет качественно отличаться от периода, который начался в конце 2013 года с Евромайдана и закончился в этом году выборами. Набирающий силу прагматизм можно только приветствовать, поскольку это является также и предпосылкой для консолидирования ухудшившихся венгерско-украинских отношений.

Произошли фундаментальные изменения в настроениях общества. Украинцы устали от бесконечного противостояния, от сознательно возбуждаемой истерии, которая видела врагов на каждом углу. Они хотят мира, душевного спокойствия, и желали бы жить лучше.

Они хотят новых лиц, и это желание сделало неизвестного в политике Владимира Зеленского, президентом, обеспечило большинство в парламенте для образовавшейся из ниоткуда партии Слуга Народа, и привело в Раду отряд рок-звезды Святослава Вакарчука. Простые сыновья народа стали депутатами, омолодился парламент, и женщин в нем стало больше, чем когда-либо ранее. Политические ветераны тихо исчезают.

Также из парламента были выдавлены проникшие в хаосе Майдана радикалы. На их место пришли Вакарчук и его партия под названием Голос, которые позиционируются как не запятнанные патриоты-идеалисты. Экстремистские националисты уже все меньше и меньше определяют уличные настроения.

Право-радикальное крыло Рады занимает партия Петра Порошенко, сильно истощенная и преобразованная в партию Европейскую Солидарность, что помогает Зеленскому позиционировать свою партию в качестве умеренной и прагматичной силы.

Фокус украинской политики сместился в сторону центра, в середине которого аморфное большинство, закрепляющее на флаге смену лозунга (пароля) – Слуга Народа.

По одну сторону от него, находящийся в фаворе Америки Голос – формирование Вакарчука. По другую – имеющая хорошие отношения с Москвой партия Оппозиционная Платформа – За жизнь.

Такая расстановка дает шанс стабилизировать политическую жизнь, но сама по себе гарантией этого не является. Прежде всего, Зеленскому необходимо сохранить социальный мандат, полученный на двух выборах, что будет непросто. Прежде всего, потому, что ожидания преувеличены, и даже “Слуга народа” не может сотворить чуда.

Например, для того, чтобы осуществить решения, которые результативно обеспечат изменения, необходимо восстановить и сделать работоспособным сломанное (разбалансированное) государство

А пока, нужно каким-то образом сбалансировать финансовую ситуацию, что все еще невозможно представить без МВФ.

В то же время, в своей основе (по существу) политика Международного Валютного Фонда возлагает бремя ожидаемых реформ на население, и этот неолиберальный подход неизбежно подтачивает популярность власти.

Ко всему этому добавляется фактор изменяющейся геополитической ситуации, что делает все менее и менее возможным для Киева, лавируя в треугольнике Европейский союз – США – Россия, играть на противопоставлении этих полюсов.

Прежде всего, потому, что эти державы все больше и больше заняты своими внутренними проблемами, а Украина уже все чаще как заноза в заднице. Порошенко этого не заметил, но Зеленский, похоже, словно лучше почувствовал изменения, продолжающиеся в международном силовом поле.

В этих условиях общественное мнение может легко измениться, и с нарастанием плотности проблем будет нелегко удерживать единство разнородной фракции Слуги Народа, состоящей из образований, находящихся под влиянием различных групп интересов. Только у Игоря Коломойского во фракции имеется не менее 30 человек, а без них большинства бы уже не было. Давление олигархов будет только усиливаться, и соблазн будет вели до тех пор, пока зарплата депутатов в 30 тысяч гривен останется достаточной для среднего уровня жизни всего одного человека в Киеве. Зеленский это тоже чувствует, и он решил бы проблему путем ужесточения закон о депутатах.

Послемайданная эпоха, тем не менее, будет отличаться от предшествовавших ей пяти лет. Конечно не в плане внешнеполитической ориентации, ведь ее невозможно изменить из-за сильного влияния на внутреннюю политику Запада, и в первую очередь США. Но этого и не должно быть. Реальным изменением может стать устранение идеологических балластов, расширение прагматизма. Зеленский объединяет эти два аспекта, когда он описывает идеального главу правительства как человека нового в политике, хорошо разбирающегося в экономических вопросах и уважаемого на Западе.

Потому что, наряду с прекращением войны, целью является ликвидация коррупции, реформирование экономики и возвращение политического курса в мир здравого смысла.

Все это выглядит как прекрасный сон, и даже если это должно произойти, на это нужно время. И много чего еще.

Однако, Зеленскому необходимо продемонстрировать быстрые достижения, и, поскольку остановить войну непросто, реформировать экономику и вывести ее на заметно растущий путь – задача не менее сложная, он, вероятно, будет начинать серией жестов в сторону электората, инициируя борьбу с коррупцией.

Stier Gábor

Источник: Magyarhang