Формальность и торжественность необходимы при отправлении правосудия, чтобы ничего не оставлять на произвол судьи, чтобы народ знал, что суд творится на основании твердых правил, а не беспорядочно и пристрастно.

Чезаре Беккариа (1738—1794), итальянский мыслитель, просветитель, публицист, юрист, философ, правовед, экономист и общественный деятель

 

В этом году государству Украина исполняется 29 лет. Возраст если не почтенный, то во всяком случае вполне подходящий для подведения некоторых итогов. Охватить все аспекты государства и общества – труд непосильный. Но без начала нет конца – начнем с судебной системы.

Вся власть в государстве строится на принципе разделения всех трех ее ветвей – законодательной, исполнительной и судебной.

Судебная власть – один из краеугольных камней независимости государства. Важнейшим условием ее функциональности является полная самостоятельность.

Рассмотрим, так ли это на самом деле.

За годы независимости были приняты миллионы судебных решений. По закону, все эти решения были правосудными. А на деле? Пессимисты скажут, что, по меньшей мере, 90 процентов из них были неправильными и противоречащими закону, оптимисты скажут – где-то в районе 60 %. Правда будет, увы, не где-то посередке. Каждое решение – чья-то жизнь, имущество, права, свободы и многое другое. Попранные права, искалеченные судьбы. Все это не способствует любви и доверии к государству, покрывающему вседозволенность своих блюстителей закона.

Эффективна ли судебная власть Украины? Вопрос скорее риторический. Есть сомнения на этот счет? Определенно есть. И это правильно.

Я не склонен демонизировать всю судебную систему Украины. Любой механизм можно починить, если подойти к делу с умом. Или же, если не получается починить, то заменить новым.

Проблемы системы правосудия в Украине можно условно поделить на несколько взаимосвязанных составляющих – 1) профессионализм судей; 2) зависимость от вышестоящих органов (несамостоятельность в принятии решений); 3) частичная/полная безнаказанность (безответственность) при принятии неправомерных решений. Перечень этот далеко не полный, просто нужно начать с чего-то отсчет. Коллеги юристы меня дополнят.

Начнем по порядку.

  1. ПРОФЕССИОНАЛИЗМ СУДЕЙ.

Здесь много вопросов. Как человек, занимавшийся разработкой законопроектов в области судоустройства и статуса судей, я не раз задавался вопросом, а знают ли эти самые судьи законы? Игнорирование прямых норм Конституции и подмена отдельных норм закона пресловутой «судебной практикой» иногда ставит просто в тупик. Непонятно, зачем вообще нужны законы, если сами судьи их нарушают. Причем, если оспорить правомерность применения судом первой инстанции тех или иных норм в апелляционной инстанции или в Верховном суде, то крайне редко можно добиться их отмены или хотя бы пересмотра. Причина в том, что в девяти случаях их десяти суды первой инстанции ЗАРАНЕЕ согласовывают свои решения с высшими инстанциями.

Все идет к обрушению". Что происходит с судебной системой Украины ...

Помню, читал где-то, что главный кондитер никогда сам не печет пирожные, поскольку боится их перепечь или положить в них кислого крема. А главный кондитер никогда не должен ошибаться, поэтому всегда использует труд подмастерий. Все заслуги приписывает себе, все просчеты на подмастерий. Старо как мир.

Так же поступают и судьи низших инстанций. И не в роли кондитера, а именно подмастерий. Ни для кого не секрет, что недобросовестные стороны судебного процесса решают вопросы получения нужного им судебного решения сразу в апелляционных инстанциях, минуя районные суды. Это незаконно, но работает эффективно. Доказать согласованность действий судов нескольких инстанций практически невозможно.

Кто-то скажет, что профессионализм здесь ни при чем. Это не так. Поведение судей как кондитерских подмастерий искажает саму природу судебной власти. Принцип независимости судей теряет всякий смысл при существующей системе принятия судебных решений. Профессионализм требует от судей неукоснительного следования букве закона. Профессионализм как раз и состоит не только и не столько в знании законов, а в их правильном применении. В противном случае, доверие к судебной власти будет минимальным, и, соответственно, к государству в целом. Это проблема государственного масштаба, пока, увы, нерешаемая.

В Украине судят за государственную измену лиц, распространяющих информацию с призывами к свержению государственной власти. А вот на судебные решения, действующие в этом же направлении, почему-то закрывают глаза. Неизвестно, что наносит больший вред государственным устоям.

К сожалению, процент пересмотренных решений судов первой инстанции не отражает объективную картину соблюдения принципа законности, а массу других факторов, не имеющих ничего общего с этой самой пресловутой законностью.

  1. ЗАВИСИМОСТЬ СУДЕЙ.

Как уже упоминалось выше, подавляющее большинство решений судей первых инстанций предварительно согласовываются с апелляционными.

Профессиональный ли это подход? Нет, конечно. Но могут ли судьи поступить иначе? Конечно могут, и не просто могут, а должны. Просто плох тот солдат, кто не хочет стать генералом, и плох тот судья, который не хочет быть председателем Верховного суда (а еще лучше – председателем Высшего совета правосудия). А чтобы подняться на судебном поприще хотя бы на ступеньку выше, категорично недостаточно быть честным, порядочным профессионалом, который чтит букву закона, для которого преамбула «Именем Украины» не будет пустым звуком. Нужно иметь покровительство вышестоящего начальства, быть на хорошем счету. А достигается это, в первую очередь принятием решений, угодных вышестоящим инстанциям.

Как это работает: правила уголовного процесса от Верховного суда ...

К закону такие действия не имеют никакого отношения. Например, для судьи Верховного суда в его нынешней ипостаси важна не законность принятого им решения, а степень личной заинтересованности. Аргументацию же решения всегда можно дорисовать после. Статус судьи Верховного суда это вполне позволяет. Ведь он как капитан корабля на мостике – выше него в море только Бог. Отсюда чувство полной безнаказанности. Верховный суд сливается воедино с Высшим Судом. Идет подмена тезисов. Как следствие – тупая штамповка противоречивых, а то и вовсе взаимоисключающих решений. Грешит этим Верховный суд, грешат другие суды ему под стать. И никому до этого нет дела. По крайней мере, считают люди в мантии. Они глубоко ошибаются.

Реалии судейской власти таковы, что чем больше судья растет в чинах, тем больше приходится ему идти на сделку с совестью. Некоторые назовут это компромиссным решением. Суть дела это не меняет, зато звучит солиднее, как-то дипломатичнее. А что совесть? Мораль, принципы, и прочие нравственные категории – понятия неосязаемые. Зато чины, лампасы, оклад с приработком очень даже реальные. Плыть по течению и проще, и приятнее. И всегда плюшки на десерт.

Судьи в Украине – отражение общества в целом.

Низкий нравственный порог и высокий приспособленческий давно ни для кого не новость. И оправдание у любого судьи всегда под рукой – не я эту систему создал, не мне ее разрушать. Не стоит даже пытаться изменить что-то к лучшему. Ибо все перемены к лучшему идут на благо простым гражданам, но не системе. Народ для судей – понятие такое же абстрактное, как нормы Конституции. Система – дело другое. Система кормит судью. Система защитит судью от закона, если тот оступится. Выбор очевиден.

  1. БЕЗНАКАЗАННОСТЬ СУДЕЙ.

Ответ на этот тезис частично содержится во всем, написанном выше. Можно только добавить, что безнаказанность судей напрямую связана с отсутствием контроля их деятельности, взаимовыручкой внутри системы (рука руку моет), а тесные внерабочие контакты с другими органами власти. Отдельное место здесь занимают неформальные отношения представителей судебной власти с правоохранительными органами.

Единичные случаи привлечения судей к дисциплинарной или уголовной ответственности носят случайный характер, больше похожий на «внутривидовые разборки», что никак не отражает общую картину повсеместного злоупотребления судьями своим статусом и нарушении своей присяги. В противном случае, пришлось бы уволить всех судей. Ну, или почти всех. Это, увы, не метафора, а суровая действительность.

Если гражданин украл, то суд сажает его в тюрьму. Если гражданин украл много, то может вернуть часть награбленного и получить условный срок. Все зависит от судьи. Если же судья принимает неправомерное решение, то судью ждет: а) ничего; б) дисциплинарное взыскание; в) увольнение; г) уголовное производство. Первый пункт самый вероятный, второй маловероятный, ну, а последние два – скорее, из области фантастики. И даже если допустить возможность открытия уголовного производства по факту очевидного нарушения судьей УК, у прокурора с судьей будут всегда в запасе три тысячи и одна тележка способов развалить дело еще на стадии досудебного разбирательства.

Так, например, власти охотно бравируют количеством открытых уголовных дел, стыдливо умалчивая о печальной статистике реально доведенных таких дел до суда (не говоря уже о вынесении по ним окончательного судебного вердикта).

В отличие от судей, гражданин Украины совершенно беззащитен перед государственной властью. У него нет судебного или иного иммунитета, кроме того, он нередко ограничен в возможностях даже доступа к правосудию, поскольку судебные сборы зачастую превышают его финансовые возможности. Что, в свою очередь, является нарушением прав человека и основных свобод. Сложившееся положение вещей чревато самыми непредсказуемыми последствиями как для каждого отдельного гражданина, так и для государства в целом.

Проблема судебной власти в том, что она прогнила насквозь. Здесь нет эмоций, это сухая констатация факта. Заметьте, здесь не идет речь о коррупции, взятках, непотизме и прочих малоприятных околоуголовных вещах. Это все производные неэффективности всей СИСТЕМЫ судоустройства в Украине.

Как известно, рыба гниет с головы. Судебная власть не исключение. Возьмем, к примеру, Высший совет правосудия (ВСП). Его название звучит красиво и пафосно. Это судейское чистилище, если можно так выразиться. Через ВСП проходят все дела о назначении судей, оценка их текущей работы, дисциплинарные взыскания и увольнения. ВСП известно ВСЁ о каждом судье в стране.

Etleboro.org - Мишустин поздравил премьеров СНГ, Абхазии и Южной ...

ВСП – красивая вывеска, за которой скрывается бездна нерешенных и неразрешимых проблем. 

Полномочия у ВСП огромные, однако принцип справедливости и неотвратимости наказания за содеянное носит не системный, а сугубо точечных характер. Так быть не должно. Это противозаконно. Но кто будет обременять себя мыслями о законности в органе, вершащим суд над служителями правосудия?

В комплектование состава Высшего совета правосудия был изначально заложен неправильный принцип. В орган, вершащий судьбы всего судейского корпуса, понатыкали «каждой твари по паре». Адвокаты, прокуроры, правоведы, президентские назначенцы, парочка делегатов от законодателей и меньше половины, собственно, из состава судейского корпуса. Здесь нет логики, это полный бред. На этом фоне лебедь, рак и щука из басни выглядят командой мечты.

Хотя, определенная логика все же присутствует даже в таком кадровом компоте. В мутной воде легче ловить рыбу. Другими словами, у исполнительной власти имеются все рычаги влияния на принятие нужных ей решений за счет большого количества собственных представителей в ВСП, формально являющимся независимым органом в системе судебной власти. Таким образом, можно убрать с повестки дня любые нежелательные вопросы, сохраняя на судейских должностях полезных для власти судей, независимо от тяжести их проступков, халатности, а то и вовсе преступной деятельности. Ищи, кому выгодно, как говорили древние. Кто платит, тот заказывает музыку.

Это далеко не повсеместная практика. Органы, подобные ВСП, существуют практически во всех европейских государствах. Обычно они известны под названием «высший совет магистратуры» (ВСМ). Все они имеют схожие функции, однако, совершенно иной принцип формирования кадрового состава, нежели украинский ВСП. В большинстве случаев ВСМ комплектуются на две трети за счет самих судей и на одну треть кандидатурами от парламента. В части стран в состав ВСМ входят также президент республики и генеральный прокурор. На этом все. Таким образом, судейский корпус и парламент несут коллегиальную ответственность за качественный состав ВСМ, что, в свою очередь, обеспечивает высокий уровень обеспечения законности решений, принимаемых магистратурой.

В этом ключе, украинская модель ВСП проигрывает европейской. В первую очередь, за счет отсутствия ответственности парламента и судейского корпуса за кадровый состав ВСП ввиду его разношерстности. Это отрицательно сказывается на качестве работы ВСП. Где нет ответственности, царит беззаконие.

Принцип независимости судей и их безнаказанность стали в Украине тождественными понятиями. Так быть не должно.

Ежегодно в Европейский Суд по правам человека поступают тысячи обращений граждан Украины против государства о нарушении их прав. По статистике, в 2019 году Украина (наряду с Россией и Турцией) уверенно входила в первую пятерку государств, жалобы на которые составляли почти 70% всей загруженности ЕСПЧ. Сомнительное лидерство, надо признать.

Это прямое свидетельство низкой эффективности работы всех судебных инстанций, начиная от районного суда и заканчивая Верховным судом Украины.

Статья 24 Конституции гласит, что все граждане имеют равные конституционные права и свободы, и равны перед законом. А значит, принцип неотвратимости наказания за нарушение закона должен применяться ко всем гражданам без исключения. При этом степень наказания должна быть соразмерна степени содеянного. Без этого судебная и вся прочая власть теряет всякий смысл.

Какой из этого следует вывод?

Государственная власть в Украине, как и в любой другой стране, зиждется на трех столпах: законодательной, исполнительной и судебной. Слабость любой из них влечет за собой упадок, деградацию и угрозу полного развала всей системы власти. Таким образом, сила и жизнеспособность государства напрямую зависит от слаженной и бесперебойной работы всех трех вышеупомянутых органов.

Народу Украины нужна крепкая государственная власть, осуществляющая разумную внешнюю политику и внятную внутреннюю. Сюда входит и безупречное отправление правосудия. Нынешние органы власти с задачей не справляются. Значит, их надо менять. То есть, переформатировать. Внести системные изменения. В этом вся суть. Методично, последовательно, скрупулезно и решительно.

Надо с чего-то начать. Орган судебной власти как нельзя более подходит для этого, поскольку на данном этапе он более других нуждается в этом. Заработает судоустройство – заработают другие органы власти. Прямая взаимосвязь – только страх перед законом заставит работать на совесть. Чем не национальная идея? (шутка)

В Украине вступил в силу закон, который реформирует судебную ...

Для начала следует ликвидировать все ненужные инстанции, дублирующие функции других судебных органов. Например, административные суды. Упразднить Конституционный суд, делегировав его функции Верховному суду.

Следует полностью пересмотреть принцип и порядок набора судей, тщательно проанализировать и незамедлительно устранить все законодательные недочеты (просчеты) по контролю за деятельностью судей. Для этого следует внести изменения в закон о Высшем совете правосудия, уделив первостепенное внимание положениям по комплектации его состава и усилении ответственности перед законом за принятые решения.

К глобальным задачам следует отнести полное переформатирование всей системы судоустройства. Задача масштабная, но необходимая. Неэффективное судоустройство является прямой угрозой национальной безопасности.

Все изменения в судоустройстве надо проводить обдуманно, но решительно. Половинчатые меры несут больше вреда, нежели пользы. Трудности будут колоссальные, но дело того стоит.

Украине нужна Фемида в ее классическом виде – с мечом, весами и повязкой на глазах. Справедливая, карающая, беспристрастная. Ныне мы имеем иную – с корзиной и калькулятором, без повязки и с венком на голове. С носом по ветру. Это недопустимо. Если дело и дальше так пойдет, то вместо венка мы дождемся кокошника. И это будет совсем не та Европа, о которой мечтали.

Пантелеймон Майборода