Вначале немного истории. Итак, в 1991 году на политической карте мира возникло государство Украина. Суверенное, демократическое, независимое, правовое, социальное (фразы из Конституции Украины 1996 года). Хороший такой, достойный набор тезисов, который в случае успешного применения делал бы честь любой демократической стране. Созданы институты власти (законодательной, исполнительной и судебной), установлены границы (что особенно важно – признанные международным сообществом), введена собственная денежная единица, появилась многопартийность, демократические институты, неправительственные организации, свобода слова и печати. Ну, все здорово!

Прошло без малого 30 лет. Каков результат? Пока, признаться, неутешительный.

Многопартийность есть, а реальных партий нет, органы власти есть, а эффективной государственной власти нет, демократических институтов – как песка на пляже, а реальной демократии все нет. Нет функциональной экономики, реальной правовой, правоохранительной, судебной системы, свободного рынка. Можно долго перечислять, да толку от этого мало.

Украина стала полигоном повальной коррупции и безнаказанности, местом, где процветает анархия и беззаконие, где слабость центральной киевской власти с лихвой компенсируется сильной коррумпированной составляющей на местах. Воровство уже давно вышло за рамки локального стихийного бедствия и переросло в угрозу государственного масштаба. Воруют все – отдельные лица, политсилы у власти, чиновники всех уровней, правоохранители, законодатели, судьи, проходимцы всех мастей (свои и иностранцы)… Грабят все, что попадется под руку – природные ресурсы, государственный бюджет, чувствительную информацию, земельные ресурсы…

В 2014 году к территориальному грабежу Украины подключились и соседние государства. Мародерство стало модным трендом. Захват Россией Крыма, война на Донбассе – часть одного большого многолетнего процесса разграбления Украины.

Прыжок из тоталитаризма в демократию вышел для Украины затяжным и не слишком удачным. Оказалось, мало задекларировать и наплодить внешние атрибуты демократического общества. Нужно было заставить их работать. А с этим-то как раз проблема. Цели размыты, общество разобщено, руководители работают на свой карман. Никто никому не верит. Сложно построить демократию в отдельно взятой стране с таким пестрым «суповым набором».

Проблем у Украины несметное множество, и проблемы эти невероятно сложные. Более того, они непрестанно множатся. Дает ли это кому-либо право растаскивать государство на куски? Нет, нет, и еще раз нет! Уважение государственного суверенитета является основным принципом международного права. Это закреплено в основополагающих документах ООН и других международно-правовых актах.

Верховенство государственной власти во внутренних делах является неотъемлемой частью принципа государственного суверенитета.

Процессы, происходящие в Украине, не новы. Все это случалось и раньше, причем в разных уголках планеты. Надо только должным образом осмыслить исторические процессы, да сделать правильные выводы. А потом воплотить их в жизнь.

Возьмем, к примеру, оккупацию Крыма Российской Федерацией в 2014 году. Зеленые человечки, засланные казачки, «свободное волеизъявление коренных (!) крымчан», автоматы, эсминцы – все это уже было. Причем не так давно, каких-то сто лет тому назад. И уж совсем недалеко от Крыма – в Бессарабии.

Исторические параллели совпадают практически до запятой, аналогии напрашиваются сами собой.

Можно с уверенностью утверждать, что захват Крыма Россией в 2014 году объединяет как эпизоды захвата Бессарабии Румынией в 1918 году, так и со стороны СССР в 1940-м. Наплыв агитаторов, безуспешные попытки добиться от центральной власти полной автономии, активность казачьих отрядов, грабеж с последующим дележом добычи – все это характерные черты бессарабских событий 1918 гг. Даже крымские декларации шестилетней давности о суверенитете и присоединении к РФ от 2014 года – и те фактически дублируют по тональности аналогичные документы столетней давности: «О независимости Молдавской народной республики», а также о присоединении Бессарабии к Румынии от 1918 года. Все та же риторика – восстановление исторической справедливости, воссоединение с прародиной, «скорейшее возвращение денационализованных румын в лоно материнской культуры» и прочая демагогическая лабуда.

Дабы не быть голословным, вот цитата из декларации о присоединении Бессарабии к Румынии от 9 апреля 1918 года: «Молдавская демократическая республика (Бессарабия) <…>, силой оторванная Россией от старой Молдавии сто с лишним лет тому назад, ныне в силу исторических прав, в силу братства по крови и национальности и на основании принципа самоопределения народов отныне и навсегда соединяется со своей матерью-родиной Румынией».

А вот из договора о принятии Крыма в состав Российской Федерации от 2014 года: «…Российская Федерация и Республика Крым, основываясь на исторической общности своих народов и учитывая сложившиеся между ними связи, признавая и подтверждая принцип равноправия и самоопределения народов, закрепленный в Уставе Организации Объединенных Наций, <…> выражая общую волю своих народов, неразрывно связанных общностью исторической судьбы…»

Как умилительно, не правда ли? Именины сердца, ну, прям до слез. Захват чужих территорий под этносоусом «воссоединения народа». Было бы крайне смешно, кабы не было так крайне грустно.

У русских вообще принято всех и вся «воссоединять». Вероятно, это у них такой эвфемизм, в этом они видят свое экзистенциальное предназначение. Присоединять, воссоединять, урвать, заграбастать… Какое обилие синонимов! Украинцам не привыкать к подобным эвфемизмам московского разлива. В 17 веке украинцев скопом «воссоединили» к московским крепостным спискам. Результат известен. «Переяславское воссоединение» превзошло все «чаяния» украинского народа – целых 200 лет беспросветного рабства с «воссоединенным братским народом» Мордвы, Чуди и Мери.

Цикличность исторических процессов иногда просто зашкаливает. Только то, что сходило с рук в 17 веке, не должно повторяться в 21-м. Это мы так думали. Русские, однако, думают иначе. А с мнением собеседника приходится считаться, особенно, если собеседник этот ведет себя, как обычный гопник. Считаться – вовсе не значит сопли жевать да пальчиком грозить. Это значит адекватно реагировать, защищая суверенитет своей страны всеми доступными средствами, включая военные. Так прописано в Уставе ООН. В этом вся суть адекватного реагирования. С волками жить – по волчьи выть.

Из событий 1940 года современные российские разработчики крымского сценария позаимствовали агрессивную риторику с ультра-ультимативным уклоном, а также некоторые базовые принципы военной операции по захвату полуострова.

Из директивы Рабоче-крестьянской Красной армии от июня 1940 г. следовало, что СССР идет «…освобождать наших единокровных братьев украинцев, русских и молдаван из-под гнёта боярской Румынии и спасти их от угрозы разорения и вымирания. Вызволяя советскую Бессарабию из-под ига румынских капиталистов и помещиков, мы защищаем и укрепляем наши южные и юго-западные границы.» Полнота картины будет неполной без упоминания радостных настроений местного русского населения Бессарабии, с большим энтузиазмом встречавших советских солдат, их жалобы на национальную и социальную политику румынских властей. Что-то подобное наблюдалось ив 2014 году в Крыму.

Для полноты картины, к документальному вороху «исторических» актов стран-захватчиц недостает умилительных речей их мудрых прозорливых правителей. С этим-то как раз проблем нет, благо, джентельменский набор дежурных патриотических фраз у небожителей всегда под рукой.

Из речи короля Румынии Фердинанда I : «Исполнился чудесный сон. Благодарю от души Господа Бога за то, что в столь трудные дни довелось пережить радость возвращения бессарабцев к родине-матери. Искренне благодарен вам <…>, чьи патриотические усилия способствовали этому успеху».

А вот из речи «самодержца российского, волею Божией гаранта конституции Путэна Перваго, сего числа весны 2014 года от Р.Х.» : «Крым и Россию связывает общая история, уходящая в глубь веков <…> В сердцах людей Крым всегда был неотъемлемой частью России <…> Русский народ стал … самым большим разделённым народом в мире. <…> Люди не могли смириться с вопиющей исторической несправедливостью…»

И так далее. Не Пушкин, конечно, но для чернового варианта «гордого витязя на чужой шкуре» вполне сойдет.

Кто, хочет мира, пусть готовится к войне, говорили древние. Немеркнущая истина. Когда сосед шагает бодро с корзиной вора и ножом убийцы, всегда следует держать ухо востро, а автомат под рукой. Таковы реалии.

Шекспир утверждал, что жизнь – театр, а люди в ней актеры. Крымские события 2014 года – ничто иное, как грубый постановочный спектакль для одного-единственного кремлевского зрителя, с наспех согнанной массовкой. Спектакль грубый, прошитый белыми нитками, но результат налицо. Результат важен в любом деле. К сожалению, для Украины он пока неутешительный. Крымский узел разрублен Россией бесцеремонно, но пока эффективно. Что будет дальше – покажет время. Ставить точку пока рано. Проигрыш сражения – не проигрыш войны.

Что касается последующих событий в Украине, то они являются предметом отдельной статьи, или даже серии статей. Например, донецкий узел – это уже совсем другой, недописанный, сценарий. Нужно время, чтобы его осмыслить. И еще время сверх того, чтобы прийти к правильным выводам.

Время покажет.

Пантелеймон Майборода