© Укринформ

Разведка назвала главные внешние угрозы для Украины

Гибридная война, вооруженный конфликт, агрессивная политика России в отношении внутренних социально-экономических и политических процессов в Украине, попытки кремлевской власти подорвать основы поддержки нашего государства на международном уровне — это, по оценкам Службы внешней разведки, главные угрозы для Украины.

Стратегические цели политического режима России, несмотря на все косметические заявления московских властей имущих, остаются неизменными: возврат Украины в зону своего полнейшего влияния, ликвидация ее национальной идентичности и независимости, установление внешнего контроля над процессами, происходящими в нашей стране, прекращение существования Украины как суверенного государства.

Российский политический режим, применяя многовекторность гибридных форм и методов, пытается достичь преимуществ в военной, политической, экономической, информационной сферах и сфере кибербезопасности, способствует возникновению общественных конфликтов на почве языка и религии.

Остановимся подробнее на каждом измерении внешних угроз отдельно.

Военные угрозы

Прямая вооруженная агрессия против Украины, следствием которой стала временная оккупация АР Крым и отдельных районов Донецкой и Луганской областей (ОРДЛО). Субъективными факторами послужили слабость систем коллективной безопасности и созданная в Украине благоприятная среда для деятельности «пятой колонны» сторонников РФ со времен обретения Независимости. Режим Путина пошел на разрушение всей системы международной безопасности и международного права, действующей на протяжении десятков лет.

На современном этапе гибридной войны Россия развернула вокруг Украины военную группировку, куда входят две новые армии и армейский корпус: 20-я армия — уже практически сформирована, включает две дивизии общей численностью около 24 тыс. человек; 8-я армия — почти 45 тыс. человек с учетом 1-го и 2-го армейских корпусов на временно оккупированных территориях Донбасса; 22-й армейский корпус — объединение в составе береговых войск ВМФ РФ, насчитывает 9 тыс. военнослужащих. Эти подразделения обретут полную оперативную готовность уже в ближайшее время.

Кремль рассматривает собственную армию как инструмент достижения внешнеполитических амбиций, поэтому приказ о вторжении в другое государство — для Москвы вопрос лишь времени и возможностей.

Уровень вооружения новейшими средствами в стратегических ядерных силах РФ достиг 83%, в воздушно-космических силах — 75%, в воздушно-десантных войсках и военно-морских силах превысил 63%, а в сухопутных войсках — 50%. Уровень оснащенности современными средствами управления в войсках составляет 67%.

Москва создает длительные угрозы, в частности и развитием новой военной базы возле границ Украины (в г. Ростове, в 60 км от границы) для постоянной дислокации подразделений новообразованной 150-й мотострелковой дивизии ВС РФ.

Для политического давления на Украину и Запад Кремль намерен использовать стратегические военные учения «Кавказ-2020», где будет отработан сценарий нападения на соседние страны. Общее количество войск, задействованных в маневрах, которые состоятся в сентябре нынешнего года, будет составлять по меньшей мере 120 тыс. военнослужащих, 3 тыс. боевых бронированных машин, около 300 самолетов, 250 вертолетов, 50 кораблей и до 5 подводных лодок.

Возможным сценарием учений является также использование войск для решения вопроса водоснабжения временно оккупированного Крыма. До аннексии материковая Украина обеспечивала до 85% потребностей Крыма в пресной воде, поэтому потенциально ВС РФ могут под надуманным предлогом осуществить марш-бросок вглубь территории Херсонской области с целью установления контроля над дамбой Северо-Крымского канала.

В целом полуостров уже превращен Россией в сплошную военную базу с готовой инфраструктурой для хранения ядерного оружия. С 2016 г. активно восстанавливается советская инфраструктура хранения и эксплуатации ядерного оружия близ Феодосии (объект «Феодосия-13») и Балаклавы («Сопка»). Под военные цели ориентировано и развитие транспортной инфраструктуры полуострова, а также ее интеграция в единую транспортную систему РФ.

Принятие стратегического решения о проведении в той или иной форме наступательной силовой операции против Украины (в частности в районе Северо-Крымского канала) ограничивают следующие факторы:

  • падение цен на мировых рынках нефти и газа и уменьшение поступлений в российский бюджет;
  • надежды Москвы использовать COVID-19 для перезагрузки отношений с Западом;
  • приближение местных выборов в Украине и надежды Москвы усилить присутствие пророссийских сил в украинском политикуме;
  • отвлечение ресурсов на турецко-российское противостояние в Сирии и Ливии, а также опосредованно в рамках армяно-азербайджанского конфликта;
  • местные выборы в РФ в сентябре 2020 г. при падении рейтинга доверия к Путину до 23% и росте протестной активности.

От приказа о наступлении Кремль удерживают также перипетии предвыборной ситуации в США и развитие переговорного процесса по урегулированию ситуации на Востоке Украины в минском и нормандском форматах. Но объединение концентрации внимания Соединенных Штатов исключительно на своих внутренних проблемах с ходом переговорного процесса «не по российскому сценарию» существенно повышает готовность Москвы в который раз пересечь «красную линию».

По нашим оценкам, комплексное влияние этих факторов делает для Кремля несвоевременным сценарий военной агрессии против Украины осенью 2020 года.

Но история учит, что Россия никогда не уважала суверенные права других стран, и государственная граница для нее — всего лишь линия на карте. Можно вспомнить 1918 год, когда Россия одной рукой подписала с Украинским государством предварительный мирный договор, а другой — развязала в Украине «гражданскую» войну отрядами большевиков, которые ей якобы не подчинялись.

Наш анализ свидетельствует, что в дальнейшей перспективе активность РФ в отношении Украины может трансформироваться в масштабную военную операцию с захватом новых украинских территорий. Этому могут содействовать следующие факторы:

— необходимость отвлечения внимания от ряда внутренних российских проблем (снижение рейтинга российской власти из-за ухудшения жизни населения, стремительное падение экономики, ослабление вертикали власти, фронда региональных элит);

— потребность решения социально-экономических проблем временно оккупированного Крыма (водоснабжение, провал курортного сезона);

— концентрация внимания наших ведущих международных партнеров исключительно на собственных внутренних проблемах (сложные избирательные процессы, радикальное обострение социальных, демографических и экономических вопросов, беженцы, терроризм).

Другое важное измерение гибридной агрессии России против Украины — политические угрозы

Мы фиксируем попытки российских спецслужб проводить специальные операции для внесения раздора в украинское общество и подрыва основ украинской государственности. Ставка делается на системную дискредитацию украинской национальной идеи и западного цивилизационного выбора, демонстрацию «искусственности украинской идентичности и государства» (в последнее время этот дискурс нам навязывают как извне, так и изнутри). Москва активно манипулирует фактором временно оккупированных территорий, пытаясь противопоставить народ Украины и «киевскую власть», которая якобы предала предвыборные обещания по долгожданному миру в Донбассе.

Политическая цель РФ — дестабилизировать общественно-политическую жизнь до такого уровня, чтобы Кремль смог поднять вопросы необходимости «гуманитарной помощи» и перекрыть кислород Украине «братскими» объятиями. Фактически речь идет о попытках разжигания на территории нашего государства «войны всех против всех» и проведении на этом фоне политически-диверсионной и/или силовой операции по смене руководства государства в среднесрочной перспективе.

Формы и методы, используемые РФ, очень разные, поливариантные, нешаблонные. Чаще всего своеобразными «фирменными инструментами» становятся провокации, использование агентуры влияния, террор и политические убийства, что неоднократно подтверждалось как в Украине (убийства разведчика М.Шаповала и российского политика Д.Вороненкова в Киеве, контрразведчика А.Хараберюша в Мариуполе и других), так и за ее пределами. Последним примером стали события в Германии и Австрии (убийства российских политэмигрантов Зелимхана Хангошвили в Берлине и Мамихана Умарова на окраине Вены), что в который раз заставляет цивилизованный мир задуматься, не превратилась ли Россия в страну — спонсора терроризма.

Особое внимание разведка уделяет анализу процессов в оккупационных структурах ОРДЛО. В последнее время там произошли большие изменения, прежде всего в системе российского кураторства над территориями. Так, после отставки В.Суркова доступ к уху нового куратора проекта «СССР 2.0» Д.Козака получил идеолог «русского мира» К.Затулин, нашептывающий Козаку идею положить в основу российской стратегии на украинском направлении «грузинскую или молдовскую модель»:

«…вести долгие переговоры, по возможности создать такую модель типа минских соглашений, чтобы Донбасс был фактически независимым, формально в составе Украины, и мог влиять на политику украинского правительства.

Надеюсь, что к этому времени американцы устанут ею заниматься, устанут бросать ресурсы в эту топку, махнут рукой и свергнут какого-то националиста, и придет более-менее умеренный режим. Дождаться его эволюции и построить с ним отношения».

Экономические угрозы

Российская Федерация использует все возможности для ведения торгово-экономической войны против Украины. Речь идет о финансовом давлении, энергетическом шантаже, транзитно-транспортной блокаде, вытеснении украинских товаропроизводителей с традиционных рынков сбыта, дискредитации наших предприятий на международных рынках, инвестиционном проникновении на рынки Украины через подставные структуры. У разведки есть данные о том, что в РФ уже подготовлен «реестр» т.н. болевых точек Украины, через которые планируется нанести очень большой ущерб экономике нашей страны. Центральное место в списках занимают флагманы отечественной промышленности, украинские порты и транспортная инфраструктура, предприятия ТЭК и, конечно же, предприятия ОПК.

РФ пытается сорвать диалог Украины с международными финансовыми институтами, проводит информационные кампании в странах ЕС, навязывая мнение о ненадежности нашей энерготранспортной системы. Особое внимание российская пропаганда уделяет недопущению роста прямых иностранных инвестиций в наше государство, доводя до наших партнеров искаженную информацию о коррупционных рисках и угрозах.

Так, накануне очередных переговоров Украины с МВФ Россия через дипломатические и другие каналы доводит до авторитетных представителей иностранных банковских и деловых кругов данные о якобы нецелевом использовании Украиной кредитных средств, а также технической и гуманитарной помощи. Не пренебрегает и распространением дезинформации об «экономическом упадке нашего государства вследствие коррупции» во время официальных контактов высшего российского руководства с западными лидерами.

Россия активно продвигает идею энергетического эмбарго Украины путем реализации обходных газовых маршрутов, финальным этапом которой должно стать завершение строительства проекта «Северный поток-2» и закрытие маршрутов поставки природного газа из РФ через Украину.

Информационные угрозы

Попытки России доминировать в украинском информационном пространстве мы рассматриваем как одну из предпосылок подготовки к агрессии против Украины. Кремль планирует усилить информационно-психологическую войну. Для этого активно используются социальные сети, таргетированные информационные операции, фейки, дезинформация. Следует вспомнить манипулирование версиями по поводу сбитого российскими оккупантами самолета рейса МН-17, обвинение Украины в подготовке террористов для ИГИЛ, распространение неправдивых сведений о якобы использовании территории Украины для тайных лабораторных исследований биологического оружия. Не следует также забывать и о заложенной в обновленной конституции России норме о невозможности отчуждения территорий, а также уголовной ответственности за призывы к этому. Отныне каждый, кто будет говорить о принадлежности Крыма Украине, может стать в РФ объектом уголовного преследования.

Основным элементом расшатывания изнутри украинского общества является манипулирование протестными настроениями, построенное, в том числе на патриотических чувствах (активно используются языковой и религиозный вопросы, проблематика внешнего управления Украины, в т.ч. за счет зависимости от МВФ и других западных учреждений и правительств). Ресурсов на это и финансовых, и человеческих Кремль не жалеет. Инспирируются и информационно раздуваются провокации с нападениями якобы «националистов» на представителей «оппозиционных» пророссийских сил. В мире распространяется неправдивая информация об украинских наемниках в конфликтных регионах, участии украинцев в массовых волнениях в других государствах. Последний пример такой специальной информационной операции — протесты в Сербии. Кремль распространил фейковую новость о причастности «наемников из Украины» к акциям протеста в Белграде из-за недовольства введения комендантского часа в связи с ростом количества больных коронавирусом.

Комплексной оценки и реагирования украинского государства, направленного на сдерживание российской информационной агрессии, требует деятельность пророссийских телевизионных каналов в Украине.

Угрозы, возникающие на религиозной почве

Одна из форм кремлевского давления на наше государство — продвижение идеи «русской православной церкви». Российские спецслужбы, владея рычагами давления на религиозную сферу, используют РПЦ одновременно и как «жесткую» (инспирация протестных акций, которые могут легко перерасти в показательные столкновения с правоохранителями или провокаторами), и как «мягкую» силу (влияние на умы верян). На этом направлении Россия использует все имеющиеся технологии для противодействия процессу становления Православной Церкви Украины, манипулируя чувствами украинских верующих и пытаясь всячески сохранить свое влияние на них.

Еще один спецпроект Кремля — попытки создания и легализации в регионах Украины парамилитарных формирований в рамках религиозных громад с наделением их правоохранительными функциями. Речь идет об активизации деятельности пророссийских «казацких» организаций, которые пытаются на местном уровне дублировать функции полиции по охране общественного порядка. Такие случаи фиксировались, в частности в Киевской, Винницкой, Запорожской областях.

Обострение разногласий на региональном уровне

Российская Федерация пытается воспользоваться историческими конфликтами между Украиной и соседями, чтобы посеять вражду между народами и воспользоваться ее последствиями. Попытки переписать историю так, как ее видят в Москве, — одна из предпосылок для легитимизации вторжения в Украину.

Все угрозы, возникающие вокруг Украины на региональном уровне, так или иначе связаны с деструктивной деятельностью Российской Федерации.

Типичный пример — историческое наследие в отношениях с Венгрией и Польшей. В этих вопросах нашим государствам удалось достичь согласия, но и здесь не обошлось без России, которая подпитывает шовинизм, направленный против Украины. При этом уже действуют не только втемную, но и нагло, открыто. Показательна попытка пранкеров Вована и Лексуса разыграть президента Польши А.Дуду и спровоцировать его на высказывание по чувствительным вопросам украино-польских отношений (предложили «вернуть украинские территории… Львов и многие другие»). Еще несколько примеров: в 2016 году Агентство внутренней безопасности Польши задержало лидера пророссийской партии «Смена» Матеуша Пискорского за сотрудничество со спецслужбами РФ; в 2018 году польские правоохранители задержали собственных граждан — членов радикальной пророссийской организации «Фаланга» по подозрению в поджоге офиса Общества венгерской культуры в Ужгороде.

Ситуация с Беларусью имеет несколько другой характер: Кремль никогда не останавливался в своем желании под видом «объединения» поглотить Беларусь. Это создает опасность преобразования ее в плацдарм для реализации агрессивной политики РФ против Украины. Москва, используя все рычаги, пытается максимально ослабить РБ, оставшись для Минска безальтернативным партнером. Это создает угрозу смены позиции руководства Беларуси в «украинском вопросе». Последний пример — белорусские правоохранители задержали 32 боевика российской ЧВК Вагнера, которые прибыли в Минск для дестабилизации обстановки в период избирательной президентской кампании в Беларуси.

Разведка анализирует и процессы, происходящие в Молдове (Приднестровье) и Грузии (Абхазия и Цхинвальский регион), которые Кремль использует как полигон для приведения к власти пророссийских сил и возвращения Кишинева и Тбилиси в орбиту своего влияния. Так, в Грузии Россия задействует все существующие гибридные инструменты (от «пятой колонны» и пророссийских медиа до экономического шантажа) для блокирования попыток грузинской власти реинтегрировать территории и недопущения появления инфраструктур НАТО на грузинском побережье Черного моря.

В целом развитие ситуации на Южном Кавказе, в т.ч. последние события на армяно-азербайджанской границе, свидетельствует, что Россия продолжает манипулировать региональными конфликтами, вместе с тем лицемерно предлагая свои услуги как миротворца.

Киберугрозы

Отдельное внимание украинская разведка уделяет противодействию угрозам в киберпространстве. Хакерские вмешательства в работу объектов критической инфраструктуры Украины, инспирированные РФ, — такой же инструмент гибридной войны против нашего государства, как и вооруженная агрессия. Все помнят кибератаки на энергетические компании Украины (2015, троян BlackEnergy), подстанцию «Северная» компании «Укрэнерго» (2016), атаку из-за уязвимости офисного программного обеспечения (2017, Petya Ransomware), кибернападение на представительство президента Украины в АР Крым (2020).

Кибермилитаризация Москвы угрожает не только Украине, но и другим странам, которые РФ считает своими врагами или конкурентами. Речь идет не только о кибератаках и получении несанкционированного доступа к информационно-телекоммуникационным системам, но и о попытках использовать социальные сети для манипулирования общественным мнением, дестабилизации общественно-политической ситуации — так называемых операциях влияния.

Несанкционированные вмешательства в киберпространство фиксировались, в частности, во время предыдущей президентской кампании в США и голосований в странах Европы (Великобритания, Нидерланды). Из последних примеров: Британия обвинила хакеров, подконтрольных СВР РФ, во вмешательстве в парламентские выборы 2019 года через Интернет и утечке британских правительственных документов. Кроме того, Британия, США и Канада обвинили Россию в попытке украсть данные о вакцине против COVID-19. Во время хакерских атак на организации, занимающиеся созданием вакцины, использовались разные инструменты и методы, включая фишинг и вредоносные программы, такие как WellMess и WellMail.

Беспокойство Запада материализовалось в решение: недавно ЕС впервые применил режим санкций за кибератаки, введя их против четырех офицеров и объектов российской военной разведки, которые были задействованы при проведении кибератак NotPetya и на Организацию по запрету химического оружия.

В этом контексте Украине, бесспорно, интересен опыт Великобритании, где парламент обнародовал доклад Комитета по делам разведки и безопасности под названием «Россия». В документе идет речь о фактах вмешательства РФ в политические процессы Королевства и содержатся конкретные рекомендации правительства для противодействия вражеской деятельности РФ. Это, в частности, предоставление спецслужбам более широких полномочий для мониторинга активов и деятельности россиян в стране, создание реестра иностранных агентов влияния и гибкое использование санкционных инструментов.

Террористические угрозы

Мы привыкли: терроризм — это ИГИЛ, Талибан, Аль-Каида. Или, например, в версии Государственного департамента США, государствами — спонсорами терроризма сегодня определены Иран, Северная Корея, Южный Судан.

В то же время для Украины, против которой Россия ведет гибридную войну, в том числе и террористическими методами, террористом № 1 является Кремль, по вине которого свыше 13 тысяч украинцев погибли в Донбассе. Примерами терактов являются сбитый российской ракетой рейс MH-17, обстрелы Мариуполя и Краматорска, террористические акты против украинских силовиков.

Подитоживая

По оценке СВР, главной внешней угрозой для Украины остается политический режим Российской Федерации. Нынешняя кремлевская власть никогда не примет существования независимой, унитарной и западоориентированной Украины, следовательно будет продолжать вести против Украинского государства гибридную войну.

Последние события также свидетельствуют о формировании единой политики Запада по применению комплексного инструментария сдерживания РФ, где санкционные вопросы будут лишь одним из элементов (подходы, похожие на мероприятия времен холодной войны).

Вопрос своевременного выявления и адекватного реагирования на угрозы со стороны РФ все больше будут доминировать в повестке дня не только европейских, но и украинских спецслужб и политиков.

Как ситуация будет разворачиваться дальше?

Россия планирует продолжать расшатывать Украину для достижения своей цели — возвращения нашего государства в «зону российского влияния», используя для этого различные рычаги.

У нас есть данные, что с приближением местных выборов в Украине Россия вновь вернется к практике активного давления и провокаций. Их целью будет не только посеять хаос и подорвать доверие населения к государственным институтам, но и сформировать на Западе мнение, что Украина — «не состоявшееся государство» (failed state), и, следовательно, сделать сотрудничество с Украиной токсичным для западных лидеров.

Один из элементов в этом контексте — насаждение идеи федерализации Украины как якобы единственной реальной возможности решения конфликта мирным политическим путем. В Кремле убеждены, что, учитывая «цивилизационную и национальную неоднородность Украины и ограниченное влияние центральной власти» (именно такими дефинициями оперируют в Москве), переход к федеративной форме государственного устройства активизирует процесс распада Государства Украина на мелкие части, которые в дальнейшем будут без проблем реинтегрированы в «русский мир», за исключением одной территории, которую они называют «Галиция».

Ключевое в этой стратегии — проведение выборов в ОРДЛО. РФ настаивает на проведении выборов на временно оккупированных территориях Востока Украины без каких-либо предпосылок, а именно — без восстановления контроля с украинской стороны над соответствующим участком украино-российской границы и вывода всех вооруженных подразделений, подконтрольных Москве. Такой подход эмиссары Кремля сейчас пытаются продавить на всех переговорных площадках. Другие варианты не отвечают интересам России, состоящим в обеспечении в постконфликтный период тотального политического контроля над Луганской и Донецкой областями.

По нашим прогнозам, несмотря на готовность Украины к процессу мирного урегулирования, в ближайшей и среднесрочной перспективе вдоль линии разграничения будет сохраняться высокая вероятность вражеских провокаций. Наши данные свидетельствуют о том, что подконтрольные РФ вооруженные формирования уже получили от своих кураторов из России указание использовать договоренности о прекращении огня для провокаций и поиска путей компрометации Украины как стороны, нарушившей их первой.

Валерий Кондратюк, глава Службы внешней разведки

Источник: zn.ua